ВЗГЛЯД С ЗАПАДА

 

430018zgl-GIF
430018pzgl2-GIF

Коммунистические преступления
во власти беспамятства?

У историков существуют серьезные расхождения насчет сопоставления нацизма и коммунизма. С одной стороны (скорее "справа") раздаются протесты против систематической недооценки коммунистических преступлений западной интеллигенцией пособниками. По примеру Алена Безансона или Мартина Малиа разоблачается "сверхпамять" ("гипермнезия"), окружающая гитлеровские преступления и контрастирующая с "беспамятством" ("амнезией"), которым пользуются преступления коммунистические. Примерно такую линию проводит в Англии Энн Эпплбаум (специалист по Восточной и Центральной Европе), которая возмущена тем, что коммунистические преступления не стали предметом педагогических фильмов, равноценных "Списку Шиндлера" или "Выбору Софьи". Левые историки настаивают на том, чтобы сопоставление с нацизмом ограничивалось периодом сталинизма. Так, Моше Льюин возражает против того, чтобы Ленину и большевикам первого призыва, "истинным коммунистам", приписывали преступления, в которых повинен только Сталин. "Слева" предлагают также учитывать различия в мотивировках членов правящих партий обоих режимов. Английский историк Тимоти Гартон Эш, специалист по Германии и Восточной Европе, считает, что "асимметрия снисходительности к коммунизму по сравнению с нацизмом одно из самых тревожных явлений нашей эпохи", но и он требует снисходительности к введенным в заблуждение коммунистам во имя "качества их намерений".

Марк Ферро занимает более "центристские" позиции. Он не отказывает сопоставлению коммунизма с нацизмом в полезности, но считает, что в СССР насильственные методы укоренились еще до большевистской революции, в то время как нацисты привели немецкое общество к "одичанию".

Сравнивать фашизм и коммунизм не великая новость, даже если во Франции, Италии и особенно Германии существовало табу на такую параллель. В 30-е годы, на протяжении которых вырабатывалось понятие тоталитаризма, было даже общим местом отыскивать точки соприкосновения гитлеровского и сталинского режимов. Во всяком случае у либералов и социал-демократов. Враждебные обоим тоталитаризмам, они отказывались вступать в союз с одним против другого, подчеркивая то, что в них было сходного: единственная партия, берущая контроль над государством или подменяющая его собой; культ ниспосланного свыше вождя, наделенного всеобъемлющим ясновидением; идеологизация культуры, которой поставлена задача воспевать "научные" ценности режима; перманентная мобилизация масс, в особенности молодежи; охват экономики планированием. К примеру, в 1936 г. французский историк Эли Алеви писал в "Эре тираний": "Советская власть это буквально фашизм".


Перевод с французского.
("Эвенман дю жеди", 1999, 23-29 дек.).

Продолжение статьи: часть 3-я

БРИС КУТЮРЬЕ


Париж


©   "Русская мысль", Париж,
N 4300, 13 января 2000 г.

[ 2 / 4 ]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...      
Aport Ranker       [ с 24.01.2000:   ]