ВЗГЛЯД С ЗАПАДА

 

430018zgl-GIF
430018pzgl2-GIF

Сталин и Гитлер:
"креатура партии" против
"слабого диктатора"

Вместе с Анри Руссо можно заметить, что схватка "тоталитаристов" и "ревизионистов" напоминает противостояние "интенционалистов" и "функционалистов" среди историков нацизма. "Интенционалисты" считают, что гитлеровское руководство разработало планы массового уничтожения до того, как развернуть террор. "Функционалисты" что система террора развивалась более или менее неподконтрольно, увлекаемая своей собственной извращенной логикой. Приоритет идеологии у первых, динамика социальных сил у вторых. Историкам обоих тоталитаризмов тут представляется еще случай сравнить свои результаты.

Это попробовали сделать Иэн Кершоу и Моше Льюин в "Нацизме и коммунизме". По мнению этих историков, если обе диктатуры и взрастила "общая почва", то сходство между ними все-таки остается поверхностным. Так, Гитлер строил партию вокруг своей личности, в то время как Сталин был "креатурой партии". Аппаратчик Сталин встревал в малейшие детали управления страной, Гитлера же можно охарактеризовать как "слабого диктатора", настолько он уклонялся от принятия решений и предпочитал умножать взаимно конкурирующие административные инстанции. Гитлер считал безумием регулярные чистки, которые проводил Сталин в своей партии. Сам он ограничился "ночью длинных ножей", когда у штурмовиков было убито всего 80 человек. Наконец и это важнее всего, нацизм был полностью устремлен к войне.

Французы Николай Верт и Филипп Бюррен в своем "Нацизме и сталинизме" блестяще и более убедительно рассматривают тот же вопрос. Читая Николая Верта, видишь, как дух чрезвычайщины и недоверия к администрации (где коммунисты составляли меньшинство вплоть до конца 30-х) побудил Сталина множить число "активистов", "уполномоченных" и контрольных органов. Одновременно он устраивал охоту на инженеров-"саботажников" (Шахтинское дело, 1928-1929) или поощрял доносительство на высших партийных руководителей (донос Николаенко на Постышева, 1936). В результате Советский Союз 30-х годов представлял собой сплошной хаос. Сталин единственный диктатор, который полностью разрушил государство, чтобы создать на его месте совершенно иное, а это, по мнению Ханны Арендт, отличительный признак тоталитарного режима. Лишь война и победа привели к установлению "второго сталинизма" ксенофобского и антисемитского режима, оснащенного как устойчивой бюрократией, так и партией, аппарат которой, полностью обновленный в период "большого террора", всем был обязан Сталину.

Гитлеровская Германия, как пишет Филипп Бюррен, развивалась совсем по-другому. Гитлер отнюдь не собирался производить социальную революцию. Наоборот, по крайней мере до 1938 г. он использовал традиционную немецкую элиту. Его задачей была политическая революция. В отличие от Сталина, он не дал партии поглотить государство. Он предпочитал умножать органы власти почти феодальным образом в зависимости от личной преданности. Долго существовавшее представление о бюрократической машине, безжалостно иерархизированной и хорошо смазанной, оказалось иллюзией. Здесь тоже постепенно воцарялся хаос.

Глубоко или поверхностно сходство между гитлеровским и сталинскими режимами? Вопрос остается открытым. Но во всяком случае нарушено табу, которое на протяжении десятилетий запрещало сравнивать два самых преступных режима, бесчинствовавших на нашем континенте.


Перевод с французского.
("Эвенман дю жеди", 1999, 23-29 дек.).

К началу статьи: часть 1-я

БРИС КУТЮРЬЕ


Париж


©   "Русская мысль", Париж,
N 4300, 13 января 2000 г.

[ 4 / 4 ]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...      
Aport Ranker       [ с 24.01.2000:   ]