ПУТИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

 

Тургеневская библиотека в Париже
в 1875-1914 годах

К предстоящему 125-летию библиотеки

В январе-марте 1875 г. Иван Сергеевич Тургенев в ряде своих писем на родину обратился к близким знакомым с просьбой посылать на его имя в Париж новые газеты, журналы и книги, которые он хотел подарить создававшейся там русской библиотеке. Инициатива ее создания исходила от группы студенческой молодежи и политэмигрантов из России, живших тогда во французской столице и опекаемых писателем. Поэтому они и обратились именно к нему: 27 февраля в доме семейства Виардо на ул. Дуэ Тургенев при участии молодых энтузиастов-соотечественников организовал первое "литературно-музыкальное утро" в пользу библиотеки выступление известных писателей и музыкантов перед приглашенными по билетам слушателями. "Вырученные деньги будут употреблены на основание русской читальни для неимущих студентов", писал в одном из приглашений Тургенев, уже поддержавший аналогичные начинания в Гейдельберге и Цюрихе.

В мае 1875 г. состоялся второй благотворительный утренник, еще более успешный, где выступил и гастролировавший в Париже Антон Рубинштейн. В результате собранные средства позволили открыть постоянно действующую библиотеку. Поначалу она разместилась на ул. Виктора Кузена в Латинском квартале. Тургенев продолжал проявлять "деятельный интерес" к работе русской читальни и тогда, и потом, когда она переехала на ул. Бертоле. Не прекратились и благотворительные концерты на ул. Дуэ в пользу малообеспеченных студентов. Однажды Тургенев пригласил выступить Эмиля Золя, а сам он вместе с Полиной Виардо выступал постоянно.

Библиотека неоднократно меняла свое месторасположение, оставаясь в густонаселенном соотечественниками районе Латинского квартала. В 1900-1913 гг., после длительного пребывания на ул. Гласьер, она располагалась на ул. Сен-Жак. Сначала в маленькой квартирке, где, по воспоминаниям современника, "главным украшением комнат были книги, расставленные на полках по стенам, похоже было, что я попал в библиотеку, а не жилую квартиру". Затем переместилась в квартиру побольше того же дома 328. Эти переезды русской читальни, быстро завоевавшей популярность и среди студенчества, и у признанных лидеров политической эмиграции основных обитателей левобережной русской колонии Парижа, вызывались тем, что книжно-журнальный фонд библиотеки, с легкой руки Тургенева неуклонно пополнявшийся, требовал все более просторного помещения. Однако при этом она "не раз переживала моменты полного безденежья, говорилось в юбилейной статье эмигрантского "Временника Общества друзей русской книги" за 1925 г. Во время своего пребывания на ул. Сен-Жак библиотека располагала настолько скудными средствами, что не могла даже иметь платного библиотекаря..."

Впервые публикуемый нами документ относится именно к этому трудному для библиотеки периоду. Ходатайство о новых поступлениях в общественную читальню эмигрантов, заверенное председателем правления Тургеневской библиотеки Львом Исаевичем Шейнисом и Николаем Алексеевичем Золотаревым, было адресовано административному совету Русского благотворительного общества в Париже (РБО). Это общество создавалось и действовало (с начала 1890-х) под покровительством российского посольства. В частности, устав закрепил почетный пост его председателя за супругой посла, а должность председателя правления (административного совета) за советником посольства. Входили в него и деятели французской культуры: в начале ХХ века Поль Буайе, профессор-славист Школы восточных языков, состоял в правлении РБО и лично ходатайствовал о пособиях для нуждавшихся студентов из России, как и музыкант Поль Виардо участник первых благотворительных концертов на ул. Дуэ.

Другие документальные материалы данного благотворительного учреждения свидетельствуют прежде всего о том, что оно располагало весьма внушительными материально-финансовыми возможностями. В число жертвователей-основателей РБО вошли высокопоставленные чиновники российских представительств во Франции и члены знатных семейств, ряд крупных банков и влиятельных финансистов обеих стран, а также родственники и друзья И.С.Тургенева, ученые и деятели искусств. Позднее большие денежные пожертвования поступили от царской семьи императора Николая II, вдовствующей императрицы Марии Федоровны, великих князей Алексея Александровича и Николая Михайловича.

Рубеж двух столетий время не только становления русско-французского политического союза, расширения культурных взаимосвязей, но и все более интенсивной, порой нелегальной эмиграции во Францию выходцев из всех социальных слоев российского государства. Поэтому средства, поступавшие в бюджет РБО, позволяли его правлению расходовать ежегодно десятки тысяч франков на оказание помощи тем нуждающимся соотечественникам, для которых пребывание во Франции было связано с постоянной или временной трудовой деятельностью, практикой или учебой, лечением, реэмиграцией из других стран.

Благотворители поощряли и отдельные эмигрантские инициативы, в частности создание выходцами из России во французской столице самоуправляемых общественных объединений культурно-просветительской направленности. Например, за несколько месяцев до поступления в РБО приведенного ходатайства Тургеневской библиотеки, в июне 1911 г., М.И.Васильевой, состоявшей в Товариществе русских художников Парижа, общество предоставило "временное пособие" в размере 200 франков для открытия частного учебного заведения Русской академии живописи в Париже, где брали уроки известные впоследствии живописцы и графики.

Соратники и преемники Шейниса и Золотарева в деле заведования Тургеневской библиотекой были единодушны в позднейшей оценке предпринятых ими усилий по привлечению средств на ее нужды: "в смысле увеличения книжных богатств" она самая высокая. Достаточно сказать, что за первые годы ХХ века читательский фонд книг и журналов увеличился многократно, только с 1910 по 1913 г. он почти удвоился. Для этого правление своими силами проводило благотворительные концерты, рождественские праздники, публичные лекции в пользу библиотеки (в качестве лектора выступал и доктор Шейнис); наконец, появился и оплачиваемый библиотекарь. Обнаруженный в архиве РБО документ 1911 г. еще одно свидетельство этих подвижнических усилий, даже несмотря на отсутствие в нашем распоряжении во всяком случае пока документальных подтверждений того или иного отклика благотворителей.

В 1914 г. немолодой уже доктор Шейнис вступил добровольцем во французскую армию, как и тысячи его соотечественников, и служил во фронтовых госпиталях, после чего в составе французской военной миссии находился в революционном Петрограде, но вернулся вновь к работе в Тургеневской библиотеке (его коллега Н.А.Золотарев тоже пошел на фронт добровольцем и погиб в первые месяцы войны).

ЮРИЙ БОЙКО


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4300, 13 января 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...      
Aport Ranker       [ с 27.01.2000:   ]