ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

 

kant-zgl

kant-pzg2Но понятие традиции не равно понятию наследства. Была в России непривычка к наследству. К его хранению, передаче, получению. Факт, зафиксированный русской поэзией, писавшей не раз о горькой насмешке "обманутого сына над промотавшимся отцом". Поэтому пришедший с Запада материализм оборотился в России нигилизмом, ибо именно нигилизм отвечал у нас мощной многосотлетней почвенной традиции. Традиции жизни без наследства.

Иные русские мыслители видели в таком положении дел преимущество России, показывающее ее молодость, ее предназначение начать новую страницу истории. Нету прошлого, нету наследства и не надо! Причем многое из прошлого хотелось бы и самим вычеркнуть, чтоб его как бы и не было. На такой позиции вырастало и стояло русское революционерство леворадикального толка, начало которого я вижу в Бакунине и Герцене, писавшем в своем трактате "О развитии революционных идей в России": "Нелегко Европе... разделаться со своим прошлым; она держится за него наперекор собственным интересам... Мы свободны от прошлого, ибо прошлое наше пусто, бедно, ограничено... У нас больше надежд, ибо мы только еще начинаем..." (курсив мой. В.К.). В эти же годы Бакунин объявил "страсть к разрушению" творчеством, выразив тем самым крайний нигилизм и "проматывающихся отцов", и "детей-отрицателей".

Эти идеи были подхвачены "молодой эмиграцией" конца 60-х начала 70-х (Ткачев, Нечаев), уже прямо заявившей, что цивилизация, школа, книги, достижения духа только помеха для революции, но, поскольку Россия молода и отстала, она сможет обогнать омещанившийся, обуржуазившийся Запад. Напрасно западные революционеры иронизировали над этой точкой зрения, говоря, что люди, способные утверждать, будто социалистическую революцию легче провести в такой стране, где хотя нет пролетариата, но зато нет и буржуазии, доказывают лишь то, что им нужно учиться еще азбуке социализма. Напрасно Герцен в предсмертных письмах "К старому товарищу" выступил против молодых радикалов. Ведь даже в самый революционный свой период он исходил из того, что "нет ничего устойчивого без свободы личности".

Но молодым нигилистам было наплевать на личность и ее свободу, поэтому разрушения они не боялись. Тем более, что к концу столетия среди революционеров появился человек, "усвоивший" западные уроки марксизма и сказавший, что в России уже есть и пролетариат, и буржуазия, более того, за короткий промежуток времени, за каких-нибудь двадцать пять лет, Россия достигла высшей точки капитализма империализма. Хотя ироники твердили, что у нас нет ни труда, ни капитала, но есть зато борьба между ними, нигилистическое слово оказалось сильнее, совпав, как я уже говорил, с мощной почвенной традицией. Так и возникло вполне победоносное тоталитарное движение ХХ века. Как констатировал Федор Степун, "следы бакунинской страсти к разрушению и фашистских теорий Ткачева и Нечаева можно искать только в программе и тактике большевизма". Победив, нигилисты-большевики вернулись по сути в допетровское прошлое, скрыв, по словам Бунина,

Большевики воображали себя и убеждали других, что они наследники и продолжатели петровских преобразований. Но Бунин, один из самых проницательных людей России, показал, как в "окаянные дни", когда пришла "ужасная пора", предсказанная Пушкиным в "Медном всаднике", град русской цивилизации был затоплен разбушевавшейся стихией отечественного нигилизма.

Продолжение статьи: часть 3-я

ВЛАДИМИР КАНТОР


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4300, 13 января 2000 г.

[ 2 / 5 ]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...      
Aport Ranker       [ с 27.01.2000:   ]