ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

 

kant-zgl

kant-pzg3Петр и Пушкин стали символами возникшей русской цивилизации. Их усилием Россия сызнова приобщалась к европейской традиции наследования. Но ведь была у нас и другая нигилистическая традиция. Откуда она взялась?

Дело в том, что прошлое никогда не бывает листом чистой бумаги.

Каждая культура проходит природно-языческую стадию общинного хозяйствования, где время циклично, имущество принадлежит роду-племени, а потому не возникает даже вопроса о наследовании и преемственности. А цикличность времени предполагает и отсутствие истории. Только с появлением частной собственности, когда из общинно-коллективистского безличного сообщества выделяется индивид, начинается цивилизационный этап культуры, появляется разделение труда и общественное производство. Происходит не только родовая трансляция социально-биологических навыков, но и трансляция от предков к потомкам личностных смыслов, воплощенных как в материальном, так и в духовном наследстве. Но укорененный в далеком прошлом родовой механизм культуры отвергает новое состояние дел, блокирует возникшее историческое развитие. Этот культурно-родовой механизм способствует влияниям, препятствующим цивилизации.

Реакция нигилистической традиции на цивилизационные попытки России обустроиться (великие реформы Александра II и т.п.) была крайне резкой, причем нигилизм распространялся не только на отрицание частной собственности, но и на духовные достижения. Отказ от культурного наследства стал весьма важной темой конца века. Все 90-е годы Лев Толстой пишет свой трактат "Что такое искусство?", приходя к отрицанию всего западноевропейского и русского (включая и свое творчество) искусства как порождения "богатых классов". В 1891 г. В.В.Розанов публикует статью "Почему мы отказываемся от "наследства 60-70-х годов"?", в которой высказывает соображение, что "люди шестидесятых и семидесятых годов" хотели принести из бесценной сокровищницы Запада новые семена, но выбрали на самом деле не зерно, а плевелы. Поэтому из созревшей жатвы пища не питательна, и дети вынуждены отказаться от наследства отцов. В 1892 г. Д.С.Мережковский публикует программную работу "О причинах упадка и о новейших течениях современной русской литературы", где принимает часть отцовского опыта, а от другой части отказывается. Эта статья стала программой русского модернизма. Русским модернистам казалось, что новые откровения западной мысли предполагали отрицание предыдущих. Дело было, однако, не в новых западных заимствованиях, а в продолжающейся работе механизма отечественного нигилизма. Именно в этой модернистской тональности написана в 1897 г. знаменитая работа В.И.Ленина "От какого наследства мы отказываемся?"

Продолжение статьи: часть 4-я

ВЛАДИМИР КАНТОР


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4300, 13 января 2000 г.

[ 3 / 5 ]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...      
Aport Ranker       [ с 27.01.2000:   ]