СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

"Единогласное"
нежелание раскола

Антипутинцы в СПС это уважаемые,
но недостаточно влиятельные политики

Как известно, "Союз правых сил" едва миновал раскола из-за разногласий по поводу кандидатов в президенты: 21 февраля Координационный совет СПС принял единогласное решение не выдвигать своего кандидата на предстоящих президентских выборах. И как заявил Сергей Кириенко, самарский губернатор Константин Титов, член политсовета СПС, не является кандидатом от "Союза правых сил".

"Единогласное решение" лидеров СПС вполне можно считать победой пропутинской фракции, то есть Чубайса, Кириенко, Немцова и др. Сторонников Титова оказалось не так уж и много - даже не весь "Демократический выбор России".

"Чужой электорат"

Часто говорят, что СПС своей пропутинской пропагандой перед прошедшими парламентскими выборами привлек "некачественный", "чужой" электорат - он-то и является пропутинским. Что ж, можно попробовать понять этих "чужаков" по данным последних социологических опросов.

В СПС, как и в других партиях, нет единства сторонников по кандидатуре кандидата в президенты. Фонд "Общественное мнение" 16 февраля задавал гражданам вопрос: "Кого бы вы выдвинули в президенты?" Такая формулировка оставляла отвечающим свободу выражать свои симпатии безотносительно к практической возможности проголосовать за любимого политика.

Так вот, среди сторонников СПС 61% готовы "выдвинуть" Путина, в то время как Кириенко - 14, Немцова - 6, Явлинского - 11, Примакова - 7, Жириновского - 4%. Допустим, что за Явлинского сторонники СПС готовы проголосовать просто по причине отсутствия среди кандидатов лидеров СПС (Титова таковым большинство граждан все-таки не воспринимает). Но как объяснить высокие показатели Примакова и Жириновского? Их почитатели и есть те, почему-то примкнувшие к СПС, но совершенно чуждые его идеям избиратели.

Впрочем, у других партий тоже не все гладко. У КПРФ соотношение сил Зюганова и Путина - 63 к 29%. Среди избирателей ОВР Путина предпочитают 48%, в то время как Примакова - 20%, Лужкова - 11%, а еще есть сторонники Явлинского - 5% и Зюганова - 15%. В родном "Яблоке" Явлинский с 46% обгоняет Путина (36%) в той же пропорции, как и Зюганов в КПРФ (а еще есть адепты Примакова - 4%). Жириновский вообще едва оторвался от Путина: 38 против 36%; интересно, что среди жириновцев есть не только 8% сторонников Зюганова, но и 7% сторонников Явлинского. Только "Единство" дает Путину 84%, хотя и тут нашлись отщепенцы - 6% предпочитают Шойгу.

Размытость партийных электоратов - общепризнанный факт нашей политической жизни. Кроме персональных предпочтений, есть, конечно, и содержательные разногласия. Некоторые из них выявились в ходе опроса ВЦИОМа от 14 декабря.

Сторонники "диких взглядов"

Для понимания происходящего внутри СПС имеет смысл привести для сравнения и цифры по "Яблоку". На вопрос "что такое диктатура?" сумма ответов, окрашенных не негативно: "порядок, законность, дисциплина", "способ управления государством (возможно, не менее эффективный, чем демократия)" и т.д., - по электорату СПС составила 38, а по электорату "Яблока" - 24%.

К идее восстановления памятника Дзержинскому отнеслись "вполне положительно" 14% правых либералов (!) и 10% "яблочников", а "скорее положительно" - соответственно 22 и 30%. То есть в сумме 36% электората СПС и 40% электората "Яблока" готовы к восстановлению памятника легендарному палачу.

К тому, "чтобы восстановить применение в России публичных телесных наказаний за уголовные преступления" - до такого вопроса еще додуматься надо было! - положительно и скорее положительно отнеслись 14 и 12% (т.е. 26% в сумме) избирателей СПС и 9 и 20% (29% в сумме) избирателей "Яблока". На фоне этого дикого результата проценты по вопросу о восстановлении смертной казни даже не имеет смысла приводить.

То, что сторонники "Яблока", пусть задумчивее, но чаще тянутся к репрессиям, не может утешать либералов: они всегда говорили, что явлинцы левее, но сейчас впору подумать о бревне в собственном глазу.

С другой стороны, необходимо отметить, что избиратели СПС, выступающие за восстановление телесных наказаний и памятника Дзержинскому, либо сильно заблуждаются насчет идеологии СПС, либо голосуют за СПС, несмотря на разногласия.

Таким образом, в электорате СПС можно выделить как минимум три группы. Одна - та, что эти "дикие" взгляды разделяет. Она насчитывает около трети электората. Вторая часть сторонников СПС вместе с Чубайсом и Кириенко поддерживает Путина и одновременно остается в целом на либеральных позициях. И, наконец, третья часть во имя своих либеральных идеалов отвергает Путина.

О численном соотношении этих двух частей мы можем сказать слишком мало. Немалая часть тех 20% избирателей СПС, которые готовы "выдвигать" Кириенко и Немцова, в отсутствие таковых кандидатов предпочтет Путина Титову с его 1% рейтинга. Пусть, грубо говоря, это будет половина. Если ко второй половине прибавить даже все 11%, предпочитающих Явлинского, получится примерно 20% антипутинцев.

Важно соблюсти нейтралитет

Но важно понимать, что "чужой электорат" не имеет отношения к разногласиям по поводу Путина и Титова: он никак не представлен в структурах СПС. "Чужой электорат", конечно, представляет собой определенную проблему для СПС, но преувеличивать ее значение не стоит: не менее "чужой" электорат есть и у остальных, так что все тут в равных условиях. К тому же, "чужие" не могут прямо влиять на решения руководства, так как почти не представлены в активе.

Руководство СПС будет в ближайшее время озабочено реализацией принятого решения о нейтралитете: ведь у обеих сторон наверняка возникнут претензии. Кризис в СПС не закончился с принятием решения Координационного совета об отказе в консолидированной поддержке всем кандидатам. Но это вовсе не означает, что в случае второго тура президентских выборов раскол СПС неизбежен.

Конечно, Титов во второй тур не выйдет, так что СПС окажется перед выбором между Путиным и Зюгановым. Надо полагать, никто из лидеров СПС не предложит в такой ситуации голосовать против всех или бойкотировать выборы. Этой позиции придерживаются лишь некоторые деятели СПС, очень уважаемые, но недостаточно влиятельные.

Раскола с ними никто не хочет, но и они полноценный раскол инициировать не в силах. Конечно, если вычесть из электората СПС "чужих", то ориентировочные 20% антипутинцев превратятся в 30%, а то и больше. Но организационно антипутинцы представлены слабо, так что их настроения не будут пропорционально отражены в общих решениях Союза.

Более сложной является ситуация внутри "Демократического выбора России", где антипутинцы занимают более серьезные позиции, чем в СПС в целом (в смысле влияния, и, надо думать, в смысле процента сторонников тоже). Можно только надеяться, что Егор Гайдар и остальные окажутся не менее способны на компромиссы, чем Чубайс и другие члены Координационного совета СПС.

Впрочем, до выборов остался еще целый месяц, и за это время и.о. президента может проявить себя каким угодно образом, так что и позиция тех или иных либеральных политиков может еще измениться, а вместе с ней - и конфигурация внутри СПС вообще и в ДВР в частности.

АЛЕКСАНДР ВЕРХОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4307, 02 марта 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...    
 

   [ с 09.03.2000:   ]