СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Бой победителей

Распределение портфелей в правящей коалиции
вновь проходит "под ковром"

На смену довольно вялой и скучной избирательной кампании пришла по-настоящему важная и интересная стадия борьбы: началась схватка за ключевые посты в правительстве и президентской администрации. Вопрос о власти вновь решается не на избирательных участках, а в кабинетах высокопоставленных чиновников. Последней инстанцией при решении важнейших кадровых вопросов будет, естественно, Владимир Путин, который в ходе триумфального шествия к президентскому креслу сумел не связать себя никакими публичными обязательствами и может чувствовать себя никому не обязанным. Однако готовить большинство решений, предлагать Путину кандидатов на ключевые посты будут несколько приближенных к "телу" группировок. Итоги борьбы, скорее всего, станут известны лишь через несколько недель. До середины апреля все министерства должны представить предложения по изменению своих функций их проекты будет рассматривать глава аппарата правительства Дмитрий Козак. Ему предстоит составить из них несколько вариантов и предложить их Путину, за которым и будет окончательный выбор. В это же время и.о. президента предстоит принимать окончательное решение по фигуре будущего премьера, кандидатуру которого он представит на рассмотрение Думы после инаугурации 7 мая.

Выбор Путина

Какой путь формирования новой властной коалиции выберет Путин? В его распоряжении есть довольно много сценариев.

Первый девальвация роли правительства, его превращение в рабочий орган. Основные полномочия переходят к администрации президента или Совету безопасности. В этом случае распределение постов в кабинете становится вторичным и во многом техническим вопросом. Это позволяет укрепить политические позиции главы государства, пресечь появление в лице премьера "равновеликой" ему фигуры. Минус в том, что президент будет нести персональную ответственность за любые провалы исполнительной власти. Кроме того, глава государства вряд ли физически способен замкнуть на себя решение ключевых вопросов и рано или поздно начнет передоверять эти функции ближайшим соратникам (что реанимирует многократно опробованный Ельциным вариант "коллективного Распутина").

Второй формирование "придворного" кабинета, костяк которого составят преданные главе государства и хорошо знакомые ему люди. На эту роль претендует группа чиновников, работавших с Путиным в Санкт-Петербурге и переехавших в Москву в последние месяцы. Такое решение эффективно с точки зрения укрепления аппаратных позиций, но бесперспективно по всем другим параметрам.

Третий создание "команды единомышленников" (по образцу правительства Гайдара). Главными претендентами на ключевые посты становятся в этом случае разработчики экономической программы из Центра стратегических разработок (ЦСР) Германа Грефа и идейно близкие им "молодые реформаторы". Такой шаг мог бы серьезно повысить эффективность работы кабинета министров, придать цельность его политике. Но для подобного выбора Путин должен быть уверен в профессионализме этой "команды", ее способности овладеть рычагами государственного управления и вести последовательную линию, "не прогибаясь" в зависимости от политической конъюнктуры. Насколько можно судить, пока подобной уверенности нет. Кроме того, как показывает опыт 1991 г., формирование "команды единомышленников" грозит исполнительной власти изоляцией со стороны тех политических сил, которые оказались "за бортом" правящей коалиции.

Четвертый компромисс ради компромисса (по образцу правительств Черномырдина, Примакова, Степашина). Это может быть как союз с компартией (уже появились сообщения об очередном возвращении в "Белый дом" Юрия Маслюкова), так и включение в состав правительства и АП на паритетной основе представителей тех номенклатурно-политических и финансовых групп, которые в последние месяцы занимали доминирующие позиции в органах исполнительной власти ("семейная группа", "молодые реформаторы", "петербуржцы" и т.п.).

Пятый "сильная рокировка", предполагающая разрушение нынешней расстановки сил за счет выдвижения на премьерский пост неожиданной для всех фигуры (Лужков, Примаков, Явлинский, Лебедь). Особого прагматического смысла в таком решении нет, однако взятие на вооружение тактики Ельцина по планомерному уничтожению "своих" породит у политической элиты страх перед "непредсказуемым Путиным" (а значит, и уважение к нему).

Шестой "отсроченный выбор": Путин формирует правительство из случайных людей в расчете создать ближе к концу года новый кабинет. Такой сценарий весьма рискован, ибо при неблагоприятном для Путина развитии событий может лишить его политической инициативы. Тем не менее в кулуарах все чаще говорят о том, что досрочное проведение президентских выборов не позволило Путину ни подготовить собственную экономическую программу, ни создать почву для бесконфликтного удаления из состава правительства некоторых не устраивающих и.о. президента чиновников. Не забудем, что подобный сценарий был реализован в 1996 г., когда после успеха Ельцина на выборах было сформировано аморфное и разношерстное правительство Черномырдина Большакова Потанина. Однако тогда такой шаг носил вынужденный характер и был призван "задобрить" различные элитные группы (в том числе оппозицию), поскольку готовившийся к операции Ельцин не мог гарантировать политическое прикрытие кабинету министров.

Перечень политиков, которых прочат на роль премьера, можно условно разделить на две категории. Первая это знаковые фигуры: Герман Греф, Алексей Кудрин, Анатолий Чубайс (назывались также имена министра по антимонопольной политике Ильи Южанова и директора Института экономического анализа Андрея Илларионова, однако их выдвижение на роль премьера представляется все же маловероятным). Перечисленные политики тесно связаны с лагерем либеральных экономистов. Хотя взгляды каждого из них претерпели эволюцию в сторону "государственнических" позиций, такой выбор будет недвусмысленно означать солидаризацию Путина с "молодыми реформаторами". Олицетворением второй категории претендентов является первый вице-премьер Михаил Касьянов: чиновник, генетически близкий к "семье", но не замеченный в серьезных столкновениях с "молодыми реформаторами" и к тому же готовый отмежеваться от всех этих групп, дабы продемонстрировать свою преданность Путину. В этом же ряду могут быть названы и другие авторитетные, но все же достаточно безликие кандидаты: вице-премьер Илья Клебанов, министр связи Леонид Рейман, новгородский губернатор Михаил Прусак, глава бюджетного комитета Думы Александр Жуков. Вполне возможно, что претендующие на роль идеологов кабинета министров правые удовлетворятся выбором какой-либо из этих кандидатур, рассчитывая получить в качестве ответного шага ключевые посты в финансовом блоке кабинета и добиться наконец смещения Виктора Калюжного с поста министра топлива и энергетики.

Силовой блок

Борьба за распределение постов в силовом блоке правительства носит самостоятельный характер и в слабой степени связана со схватками за должность премьера и ключевые финансовые и экономические ведомства. Большинство участников "игры" признает силовые структуры исключительной сферой влияния Путина и почти не вмешивается в этот вопрос.

Первым и довольно неожиданным шагом Путина после победы на выборах стало очередное продление срока военной службы министру обороны Игорю Сергееву, которое серьезно повысило его шансы сохранить пост министра. Еще недавно Сергеева списывали со счетов практически все. Назначение Сергеева министром в 1997 г. стало свидетельством признания политическим руководством страны своей неспособности справиться с армией в ее нынешнем виде. Руководителю Минобороны отводилась участь бессловесного наблюдателя за постепенной деградацией вооруженных сил, которые правительство не могло финансировать в полном объеме. Однако новая война на Кавказе дала повод заговорить о смене акцентов в военной политике, а "ракетчика" Сергеева стали вытеснять на вторые роли сухопутные генералы, проявившие себя в Чечне. Тем не менее претендующей на лавры "национальных героев" группе военачальников во главе с руководителем Генштаба Анатолием Квашниным (который уже два года серьезно конфликтует с Сергеевым) пост министра, похоже, пока не достанется.

Куда менее устойчивы позиции министра внутренних дел Владимира Рушайло. Против него развернулась массированная информационная кампания: критики министра рассчитывают использовать против Рушайло его тесные отношения с Борисом Березовским. Даже если "олигарх" сохранит свое влияние, Путин, скорее всего, предпочтет поставить во главе МВД более лояльную фигуру называют имена директора ФСБ Николая Патрушева и секретаря Совета безопасности Сергея Иванова.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4312, 06 апреля 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...       
[ В Интернете вып. с 09.04.2000 ]