РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

 

Попытка разрушения русского кладбища в Салониках

На восточной окраине Салоник, в местечке Каламарья, уже 80 лет существует "россико некротафио", то есть русское кладбище.

Первые беженцы прибыли в столицу греческой Македонии в 1919 году. Эллада, сама в то время жестоко пострадавшая от мировой бойни и стоявшая на пороге войны с Турцией, тем не менее выказала гостеприимство и щедрость по отношению к обездоленным россиянам (напомним, что во время гражданской войны греческое правительство выслало на помощь Белой армии экспедиционный корпус. Кроме того, своим бывшим соотечественникам всячески стремилась помочь королева Ольга Константиновна.

В Салониках для эмигрантов были выделены бараки войск Антанты убогие строения, ставшие на десятилетия кровом для русских людей.

Изможденных, подверженных эпидемиям эмигрантов нещадно косила смерть, и по соседству с лагерем, в Каламарье, стало быстро расти кладбище, называвшееся поначалу "беженским". Первые могилы здесь появились уже в 1919 году. Некоторые русские остались жить в Греции; их и их потомков хоронили по традиции на этом кладбище.

После возникновения "беженского" кладбища в Каламарье появилось кладбище для местных жителей. Поначалу они воспринимались как разные и даже были разделены оградой. Две зоны имели и разный облик: большинство русских могил, например, обносились традиционными решетками, которых греки не ставят. Еще более различным оказалось отношение к праху покойных: в Греции, как и в других странах Средиземноморья, по прошествии определенного срока (сейчас законом предписано три года) останки из могил изымаются и переносятся в общую усыпальницу, что было недопустимо для русских. Сын офицера царской армии, солунский инженер-строитель Павел Иванович Селиванов рассказывал, что его отец, сетуя на свою эмигрантскую судьбу, добавлял, что "в Греции и костям покоя не дают". Впрочем, русской колонии всегда удавалось сохранять на этом пятачке земли отечественные обычаи.

С течением времени, однако, местные власти стали рассматривать русскую зону как свою собственность и требовать ликвидировать старые могилы. К сожалению, документов на покупку этой земли у "левкороссов" (т.е. "белых русских") не сохранилось, и в Каламарье стали утверждать, что она была им временно выделена в качестве жеста милосердия. До поры до времени русским солунянам удавалось отводить эти претензии, хотя кладбищенская администрация стала тайком уничтожать некоторые захоронения и торговать освободившимися участками.

Погром

10 октября 1999 года произошло событие, всколыхнувшее уже совсем немногочисленную русскую общину: бригада рабочих варварски расколотила несколько десятков надгробий и принялась "освобождать" могилы. Были уничтожены захоронения не только эмигрантов, что остались без потомков, но и тех, у кого сейчас в Салониках живут дети и внуки безо всякого предупреждения. В кучу были свалены разбитые памятники с трогательными эпитафиями, кресты, скульптурные надгробия.

Уничтожены могилы генерал-майора В.Е.Кириллова, защищавшего Балканы во время Первой Мировой войны; К.Т.Ларина, контрразведчика брусиловской армии; А.А.Шмита, полковника Генштаба российской армии; Ф.Р.Охотина, военного врача, работавшего во Французском Конго и известного в Греции по воспоминаниям, публиковавшимся в периодике; В.М.Войцеховского, полковника артиллерии; и многих других.

Срочно были составлены многочисленные письма и петиции, на помощь пришло российское консульство в Салониках и посольство в Афинах дипломаты послали в МИД Греции ноту протеста.

Местные власти поначалу пытались снова заявить о своих исключительных правах на кладбищенскую землю и оправдать свои действия ее нехваткой. Однако вскоре обнаружилось важное обстоятельство. В российско-греческом договоре о культурном сотрудничестве, подписанном в 1993 году, существует особый пункт, предусматривающий сохранение обеими сторонами могил, как военных, так и гражданских русских в Греции и греческих в России.

Узнав об этом, разорители некрополя предложили, как им показалось, "компромисс": "освобожденную" территорию оставить за муниципалитетом, а в качестве некоей компенсации установить общую стелу с именами усопших. Однако русская община, требуя восстановления всех уничтоженных памятников, возбудила судебное дело.

Судебный процесс, по всей видимости, будет идти долго: местные власти отступать не намерены и делают все возможное, чтобы доказать свою правоту (недавно, например, они не дали разрешения на погребение одного из старейших членов русской колонии Дмитрая Ластовцева: покойный жил в другой части города и к Каламарье якобы отношения не имел.

Следует заметить, что греческая общественность стала на сторону потомков "левкороссов". Красноречивы заголовки в местной печати: "Власти Каламарьи позорят Грецию", "Протест русских против вандализма на кладбище".

Что возьмет верх: историческая память или циничный прагматизм?

См. продолжение темы:
письмо на имя Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II

МИХАИЛ ТАЛАЛАЙ


Салоники Флоренция


©   "Русская мысль", Париж,
N 4315, 27 апреля 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...  "); //// -->      
[ В Интернете вып. с 29.04.2000 ]