РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

 

"Парижский тюрбан" по-русски

Русские парикмахеры в Париже в начале ХХ века

В редакционном обращении к читателям первого в России специализированного издания "Парикмахерское искусство", вышедшего в 1907 г., говорилось: "В то время, как в Западной Европе парикмахерское искусство стоит на очень высокой ступени развития и является в высшей степени важной отраслью художественной промышленности, у нас, в России, оно находится еще почти в зачаточном состоянии". Заявив о намерении оперативно освещать "все новости из парикмахерского мира" Парижа, Лондона и Вены, редакция уже в следующем номере призвала всех русских мастеров к организованной защите своих профессиональных интересов, а главное к заботе о стабильном прогрессе этой сферы модных услуг: "Надо учреждать специальные школы и академии!" Поскольку попытки обучения талантливой молодежи секретам ремесла, предпринятые в Москве в 1903-1905 гг., нельзя было признать успешными, журнал стремился хоть в какой-то мере удовлетворить запросы все более взыскательной публики.

Парижанка

"Смотря по тому, как куаффер возьмется за дело, как приступит к расчесыванию волос, как будет держать гребень, можно судить о его ловкости. И всякая клиентка по этим приемам сразу же сумеет определить, стоит ли он ее доверия и насколько высоко его умение, как мастера своего дела", делился опытом на его страницах парижский мэтр А.Маллемон, член Академии французских парикмахеров.

С последними моделями французских причесок и "превосходнейшими" средствами ухода за волосами знакомили читателей и другие новинки русской прессы популярные иллюстрированные журналы начала века. Такие, например, как роскошное издание Купеческого общества "Парижанка" (с 1908 г.), или многолетнее приложение к журналу "Нива" доступные всем "Парижские моды".

Неудивительно, что "парикмахерские ученики" участники экзаменационного конкурса, впервые проведенного в Москве в декабре 1909 г., соревновались в умении причесать "по-парижски". Одну из моделей разработал известный мастер Андре Гюго. Эту довольно сложную прическу "парижский тюрбан" удачнее всех воспроизвел, по мнению строгого жюри, признанный победителем Иван Трехов, за что был удостоен золотого жетона и почетного аттестата от Профессионального общества Тюрбан рабочих-парикмахеров Московского промышленного района. Но вершины парикмахерского искусства покоряли парижане. Это признавали и устроители московского конкурса, и его "аттестанты".

Внедрение и популяризацию достижений модных куафферов ускорили две грандиозных Всемирных выставки в Париже 1889 и 1900 гг. Если во время первой из них число общедоступных дамских салонов столицы не превышало одного десятка, то к 1909 г. возросло до трехсот, не считая 1800 "смешанных" салонов. Очевидно не испытывая недостатка в учениках, как грибы после дождя росли частные школы без оглядки на царившее в обывательской среде предвзятое отношение к "дамским угодникам". Такой стереотип сохранялся не без влияния классического образа, созданного Бомарше. В XVIII столетии прически богатых модниц достигали "высотой и шириной около аршина в квадрате" (70х70 см), что предполагало их виртуозное длительное исполнение и нередко доверительное общение знатной дамы с ловким мастером-простолюдином, балагуром и интриганом, напоминавшим Фигаро.

Историк П.Жербо, прослеживая эволюцию профессии от цирюльника-брадобрея до куаффера-художника, подчеркнул момент ее стремительного развития на рубеже ХIХ-ХХ веков. Кстати сказать, оно способствовало не менее бурной смежной специализации производству шиньонов и париков, практике обесцвечивания и окраски волос, усовершенствованию техники макияжа и маникюра, росту парфюмерных и ювелирных производств. Один из новомодных парижских журналов "Капилартист" ("Художник прически") в 1909 г. организовал даже национальный поэтический конкурс, посвященный парикмахерскому искусству. Попутно было обращено внимание и на возросшую численность иностранных специалистов на этом поприще во Франции.

Перепись населения страны 1911 г. зафиксировала более тысячи владельцев парикмахерских салонов, которые указали свое иностранное происхождение. Из них женщин около двухсот. Уроженцы России представляли всего 1,5% этой категории предпринимателей: 13 мужчин и три женщины. Остальные полсотни учтенных переписью работали в качестве наемных парикмахеров, и среди них оказалось еще три женщины. Любопытно, что лишь один мастер выходец из России достиг на тот момент 40-летнего возраста (в группе "хозяев" трое), а семерым не исполнилось и 20 лет. Чем это можно объяснить? Во-первых, уже сказывался приток в привлекательную для разночинной молодежи профессию, при этом самые энергичные и способные устремлялись за границу. Во-вторых, приведенные сведения соответствуют составу всей российской эмиграции того времени по возрасту и полу.

Наконец, нельзя точно определить, сколько молодых подмастерьев продолжали учиться. Есть основания полагать, что в последние предвоенные годы их становилось во Франции все больше. В частности, среди просителей Русского благотворительного общества (см. "РМ" N4300) и других филантропических организаций Парижа зарегистрировано немало таких ремесленников российского происхождения. Чтобы лучше представить себе корпоративную атмосферу и типичные трудности, с которыми сталкивались приезжавшие в Париж искатели счастья, приведем фрагмент прошения некоего Станислава С. из Петербурга:

Заметим, что общественное вспомоществование обычно ограничивалось несколькими франками или же бесплатным билетом до российской границы.

ЮРИЙ БОЙКО


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4315, 27 апреля 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...  "); //// -->      
[ В Интернете вып. с 29.04.2000 ]