КУЛЬТУРА И ОБЩЕСТВО

 

Культурная карта Европы

Что будет
с "перемещенными культурными ценностями"
в новом тысячелетии?

10-11 апреля в Москве впервые состоялся представительный научный форум, посвященный проблемам реституции. Он проходил во Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы им. М.И.Рудомино под эгидой института "Открытое общество", который возглавляет директор ВГБИЛ Екатерина Гениева. Она убеждена, что сдвинуть с мертвой точки сложнейший процесс помогут только максимальная информированность и стремление разных сторон вникнуть в проблемы друг друга.

Среди участников конференции "Культурная карта Европы: судьбы перемещенных культурных ценностей в III тысячелетии" были историки, искусствоведы, юристы, представители правительственных структур (прежде всего министерств культуры разных стран СНГ), Конституционного суда РФ, научных организаций и СМИ, дипломаты, директора и сотрудники музеев, архивов, библиотек из разных городов России, а также с Украины, из Австрии, Белоруссии, Бельгии, Венгрии, Германии, Литвы, Нидерландов, США, Франции и Эстонии

Термин "перемещенные культурные ценности" недавно пришел на смену понятию "военные трофеи". История вопроса разумеется, с того момента, как он был предан гласности в СССР, едва насчитывает десяток лет.

В 1992 г. в Москве (здесь же, в стенах "Иностранки") прошел первый "круглый стол" по проблемам реституции, но, в отличие от нынешней конференции, он был двусторонним российско-немецким. Тогда еще не было ни закона о ввозе и вывозе, ни закона о перемещенных ценностях, но сразу же возвысили голос российские города, пострадавшие во время войны. Обе стороны предлагали свои, подчас несхожие формулировки, тогда-то и возникло мнение, что "трофеи" термин некорректный. Тем не менее и по сей день международный бюллетень носит название "Военные трофеи".

Позже тема реституции постоянно обсуждалась за рубежом: в Варшаве на Конгрессе славистов пять лет назад, в Конгрессе США в 1999 г., в Американской ассоциации славистов...

Много внимания на нынешней конференции было уделено юридическим аспектам, в том числе постановлению Конституционного суда РФ от 20 июля 1999 г. по делу о проверке конституционности закона "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй Мировой войны и находящихся на территории РФ".

Михаил Афанасьев, директор Государственной публичной исторической библиотеки, где хранится немало вывезенных из Германии книг, считает: "Закон 1998 г., в который в 1999 г. внес поправки Конституционный суд, это серьезный прорыв. Очень важно было собраться именно сейчас: фактически начинается новый этап, вводятся новые правила. В 1991 г. шло бурное обсуждение проблем реституции. Сначала Горбачев, затем Ельцин подписали договоры с Германией: в них российская сторона выражала согласие передать культурные ценности, вывезенные после Второй Мировой войны".

На протяжении 90-х переговоры дипломатов шли параллельно взаимодействию учреждений культуры. Самыми прогрессивными, подчеркнул Афанасьев, оказались библиотеки: "Музейщикам труднее было осознать эту проблему они просто говорили, будто у них нет этих материалов, а в библиотеках часть книг была введена в открытый фонд. Были даже разработаны два пилотных проекта (в "Историчке" и ВГБИЛ) по выявлению немецких книг, а в "резервном" фонде Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН РАН) уже лежала Готская библиотека, готовая к передаче. Однако в России общественное мнение противилось передаче ценностей Германии. Это привело к тому, что в процесс вмешалась Государственная Дума: сначала объявила мораторий, потом подготовила один проект закона, затем другой. Он изначально был таков, что фактически ничего нельзя было сделать. Закон и сейчас реально не работает, а только усложняет процедуру. Частное лицо не может обратиться с запросом на частном уровне нужно обращаться только через государство".

Конференция охватила географию всей Европы. Шла речь и о перспективах сотрудничества в раскрытии перемещенных библиотечных фондов, и о взаимодействии России с Белоруссией и Украиной, и о путях поисков и возвращения культурных ценностей, и о свершившихся фактах передачи архивных документов. Внимание было уделено и поискам культурных ценностей СССР на территории Германии, в частности судьбе мозаики Янтарной комнаты (доклад Вольфганга Айхведе, Германия).

Опытом работы российско-венгерской группы экспертов по "Венгерской коллекции трофейных произведений искусства" поделился директор Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. И.Э.Грабаря Алексей Владимиров. О том, как отразилась Вторая Мировая война на судьбах культурного наследия Литвы, Эстонии, Венгрии, Бельгии, рассказали представители этих стран. Интересны были выступления гостей из Нидерландов: исследование незаконно перемещенных масонских документов представил куратор и библиотекарь коллекций национальной Великой ложи Эверт Квадграс. А независимый исследователь Вим де Врис назвал свой доклад о судьбе музыкальных коллекций, захваченных нацистами: "Кто играет на чьем рояле?"

Нацистские конфискации, приобретения и разрушения в Западной Европе, судьба утраченных бельгийских коллекций, ценностей, награбленных у евреев в Будапештском гетто, кенигсбергский "след" военных трофеев это далеко не полный перечень тем.

Россия продемонстрировала конструктивный подход к решению проблемы идентификации трофейных коллекций (Лариса Бардовская, музей-заповедник "Царское Село"), представила международную программу ВГБИЛ "по сохранению и предоставлению открытого доступа к трофейным и редким изданиям". Приглашены были и города российской "глубинки" как те, что пострадали в годы войны (Новгород Великий, Смоленск, Псков, Пушкин, Воронеж), так и те, где сегодня хранятся перемещенные ценности, Омск, Новосибирск, Чебоксары (книжные фонды передвигались по всей территории России, вплоть до Дальнего Востока, еще в 80-е годы).

Ситуация с музейными фондами иная: они лежат там, куда их изначально привезли. Каждый музей старается составить свой каталог потерь и в России, и в Венгрии, и во Франции... На конференции был представлен целый ряд изданий, отражающих национальные утраты в сфере культуры. Прежде всего это многотомный "Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй Мировой войны". Он издается под эгидой департамента по сохранению культурных ценностей министерства культуры РФ. Сотни наименований утраченных икон и произведений светского искусства, русского и зарубежного, предметов мебели и дворцового убранства, тканей, гербариев и коллекций минералов, книг, монет, медалей, географических карт и архитектурных чертежей содержат тома, посвященные государственным музеям-заповедникам "Павловск" и "Царское село", "Павловский дворец", "Екатерининский дворец" (где и находилась знаменитая Янтарная комната).

Аналогичные издания посвящены архивам и библиотекам, и всякий раз это не только подробный перечень, но и рассказ об истории потерь или спасения коллекций. Взяв в руки том каталога по Третьяковской галерее и Русскому музею, явственно слышишь отзвуки истории: предвоенная беспечность и доверчивость хранителей (не будем бросать в них камни они исполняли не свою волю!), затем тщетные попытки вернуть пропажи, хотя бы найти их следы все это делает судьбы картин похожими на людские...

Так, в 30-е годы 38 картин XVII-XX веков из коллекции ГТГ, купленных самим Павлом Третьяковым, по распоряжению Комитета по делам искусств были выданы "во временное пользование для украшения интерьеров полпредств СССР" в Австрии, Германии, Польше и Чехословакии... После войны их даже не искали всемогущее государство отмахнулось от назойливых музейщиков, повелев все списать с баланса.

Иная, но не менее грустная история произошла с экспонатами ГРМ, входившими в состав передвижной выставки 1940-1941 гг. "Основные этапы развития русской живописи". Около 200 произведений живописи и графики (в т.ч. работы Ф.Алексеева, К.Брюллова, А.Венецианова, В.Тропинина, В.Сурикова, И.Репина, М.Нестерова, В.Верещагина, В.Серова) были отправлены летом 1940 г. по маршруту НальчикКерчь, затем показаны в городах Донбасса и Крыма и наконец переданы на выставку в Алупкинский музей. Эвакуировать вещи в начале войны не успели, а лишь сложили в ящики и оставили на хранение во дворце, который был разграблен во время оккупации. Около 40 картин после войны все же вернулись в Ленинград из Германии, но большинство пропали бесследно. Отсутствие должной документации и препоны бюрократии стали причиной того, что много лет Русскому музею не удается получить из Крыма несколько экспонатов злосчастной выставки, найденных в музеях Алупки и Симферополя. Зато в 1998 г. коллекционер из США безвозмездно передал в Санкт-Петербург "Портрет Петра Басина" кисти О.Кипренского, купленный на аукционе "Кристи", он вернулся в ГРМ после 58 лет розысков.

Не менее эмоциональный отклик вызывает издание, которое представило министерство иностранных дел Франции, "Собрание Шлосс. Произведения, похищенные во время Второй Мировой войны и невозвращенные (1943-1998)". Именно так переводится название каталога собрания, состоявшего из 333 картин фламандских, голландских и французских мастеров. В отдельном письме французы уточнили: с момента выпуска книги к наследникам семьи Шлосс, благодаря усилиям МИДа, вернулись из США рембрандтовский "Седобородый старик в шапочке", а из Нидерландов "Ваза с тюльпанами" Ван Делена. Вот здесь и замечаешь, как отличается в разных странах отношение к владельцам, вне зависимости от того, идет ли речь о частном собрании или о национальном музее.

Конференция завершилась принятием меморандума, в котором заявлено, что необходимо создать при библиотеке Информационно-аналитический центр по проблемам перемещенных культурных ценностей, а также просить министерство культуры и Совет при президенте по культуре и искусству ускорить "создание межведомственного совета по вопросам культурных ценностей, перемещенных в результате Второй Мировой войны, для решения всего комплекса проблем, связанных с перемещенными коллекциями". По-прежнему актуальной остается проблема "прямого сотрудничества с иностранными учреждениями и организациями" и свободного доступа экспертов к перемещенным культурным ценностям и источникам информации о них. Важно продолжать работу по идентификации вещей, созданию электронных баз данных и печатных каталогов. В меморандуме содержится обращение к учреждениям культуры с просьбой предоставлять списки утраченных или имеющихся у них перемещенных культурных ценностей для помещения в Интернет.

ЕЛЕНА ШИРОЯН


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4316, 04  м а я  2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...       
[ В Интернете вып. с 23.05.2000 ]