РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

Таинственная жизнь
российской провинции

Загадочное нападение
в Ногинске

23 марта, за несколько дней до президентских выборов, в новостях по НТВ передали о нападении на офис местного отделения "Яблока" в Ногинске Московской области. Налетчики, перевернув все вверх дном, искали что-то в партийных бумагах и избили главного редактора независимой газеты "Самоуправление" Михаила Смирнова. К вечеру в этом телевизионном сюжете появились комментарии представителей ногинской власти. Глава районной администрации Владимир Лаптев и начальник районного отделения милиции полковник Николай Ситников заявили, что налет форма саморекламы Веры Крылышкиной, кандидата на пост главы Ногинской администрации и руководителя местных "яблочников". По их словам, нападение произошло не на помещение демократической партии, а на частное коммерческое предприятие "Шанс", принадлежащее дочери Крылышкиной.

Либеральный телеканал, дав слово Лаптеву и Ситникову, не сообщил ничего о них самих (кроме занимаемых ими должностей).

Между тем глава района человек по-своему яркий (хотя подобная колоритность характерна, видимо, для всех городничих на послесоветской Руси). В молодости увлекался боксом, до перестройки возглавлял ногинский "Продторг", горбачевская "оттепель" сделала его председателем горисполкома, а после путча (на время которого он как бы испарился из пейзажа местной жизни) Кремль именно его назначил руководителем районной администрации. В этой должности он прославился рядом крупных скандалов. В местном совете существовала небольшая, но активная фракция прогрессивных депутатов, связанных с "Демократической Россией". Лаптев повел с ней беспощадную борьбу. По странному стечению обстоятельств, его противников из демократического лагеря постоянно настигали различного вида несчастные случаи. Несколько горожан, объявивших голодовку с требованием отставки мэра, были жестоко избиты неизвестными (1992), в квартиру главного редактора ногинского радиовещания Владимира Булашевича, робко покритиковавшего Лаптева, ночью влетела граната (1994), а сам он был уволен, как уволены и другие оппозиционеры районного значения, и все они долго после того не могли устроиться на работу. Судья Елена Раскевич, оправдавшая Вадима Гессе, отказавшегося от службы в армии по убеждениям, несколько лет подвергалась травле, организованной "хозяином" Ногинска и полковником Ситниковым, и в конце концов была вынуждена уволиться (1998).

Одновременно с разгоном оппозиции Лаптев насаждал и "новый порядок". Последний можно обобщить в виде краткой формулы: державничество, союз власти с капиталом, популизм. Воплощение этой триады в жизнь происходит разнообразными способами. Укажу здесь лишь на некоторые. Газета "Богородские вести" из органа райкома КПСС и райисполкома превратилась в частную газету, принадлежащую предпринимателю и бывшему советскому хозяйственнику, ставленнику Лаптева. Многие годы на страницах газеты идут постоянные нападки на демократические свободы (а заодно и на очередных противников районной власти), насаждается ностальгия по советскому прошлому, воспеваются достоинства ногинских руководителей. Но для лучшего идеологического обеспечения своих действий глава администрации основал "Русскую православную партию" и при ней "Русскую православную газету" (главный редактор Петр Жуликов).

В открытом письме своего рода наказе лидеру этой "православной партии" 375 жителей Подмосковья призывают вместе с экономикой укреплять "идеологию", отсутствие которой есть "глобальная беда". Бывший коммунист Лаптев в поисках "здоровой" идеологии побывал в НДР, в "Отечестве", теперь стал "православным". В своем столь же капитальном, сколь и анекдотическом труде "Экономические этюды о России", публикующемся из номера в номер на страницах "личной" газеты, Лаптев постоянно ссылается на учение Церкви. В частности, высказывает важную для себя мысль: "Божественное начало должно не только... сохраняться в мире, но и править им". Чтобы при этом "начале" неизменно находился и он лично, Лаптев держит в друзьях многих сильных мира сего: Иосиф Кобзон его закадычный приятель (в Ногинском районе выстроил дачу), Юрий Лужков поздравляет его с победой на выборах, алюминиевый король и криминальный авторитет Анатолий Быков посещает его перед своим бегством из России.

Юрист Вера Крылышкина знает Лаптева давно: когда тот в 1986 г. работал начальником "Продторга", она занимала кресло заместителя председателя Ногинского горисполкома по торговле. Сейчас она работает помощником депутата Государственной Думы Татьяны Ярыгиной (чья общественная приемная действует при женском информационно-образовательном центре "Шанс"), возглавляет местное отделение "Яблока". В последние годы, когда из районной жизни фактически исчезла демократическая оппозиция, она выступает в роли постоянного обличителя и оппонента местной власти. (На выборах в Московскую областную думу 1997 г. была второй, на декабрьских выборах в Государственную Думу заняла четвертое место, а 26 марта нынешнего года вновь вторая, проиграв Лаптеву.) В ее команде находится и Михаил Смирнов, бывший старший лейтенант милиции, а ныне редактор газеты "Самоуправление".

Публикации в этой газете и стали причиной нападения на общественную приемную, считает Крылышкина. На страницах газеты постоянно напоминались неблаговидные истории из прошлого главы района. Например, о том, как в декабре 1990 г. Лаптев, сидя за рулем "Волги", врезался в группу людей, в результате чего погибли два человека, а четверо получили ранения (тогда его аресту помешал депутатский иммунитет), но последней каплей, переполнившей чашу терпения районного начальства, стала публикация в "Самоуправлении" статьи о молодежной дискотеке "Декаданс", пользующейся в Ногинске дурной славой. Дискотеку посещают дети районной элиты, в том числе сын Лаптева и сын Кобзона.

После публикации в газете Крылышкина обнаружила слежку за своей машиной; оперативная слежка продолжалась дня три, до момента нападения на общественную приемную; в это же время милиция в рамках операции "Вихрь-Антитеррор" задержала доверенных лиц опального кандидата в главы района. 22 марта в 22.30 в помещение общественной приемной ворвались восемь человек в масках, всех присутствующих в комнатах уложили на пол, рылись в бумагах, избили Смирнова (впрочем, медицинская экспертиза позже установила у него "легкие телесные повреждения") и вскоре уехали на машинах с московскими номерами.

Ранним утром 23 марта в город прибыл представитель пресс-службы "Яблока" Сергей Лактионов, появилась операторская группа из НТВ; в тот же день Сергей Митрохин, политический руководитель президентской кампании Григория Явлинского, распространил заявление о случившемся в Ногинске, а радио "Свобода" передала интервью с пострадавшим редактором "Самоуправления". Случай из провинциальной жизни стал сюжетом в новостях средств массовой информации. Сюжетом непроясненным и двойственным. Если НТВ намекает на грязные технологии, характерные для выборов в России, то "Свобода" рисует гонимого властью провинциального "правозащитника". В обоих случаях налицо тенденция, продиктованная идеологией конкретного СМИ. В обоих случаях нет стремления разобраться в реальности, описать ее такой, как она есть.

Скандалы, связанные с Лаптевым, и ранее попадали на страницы газет, упоминались в телевизионных передачах, ничего из ряда вон выходящего в этом отношении в газете "Самоуправление" не сообщалось. Само "Самоуправление" не является органом местного отделения "Яблока" (ее учредителем числится некая "Московская областная региональная партия"), какой-либо демократической программы газета не излагала, уровень публикаций в ней чрезвычайно низкий. Газета полна материалов, в чем-то зеркально схожих с теми, что публикуют в "Богородских вестях". Если речь идет о Крылышкиной, то об этом "политическом тяжеловесе" пишут с придыханием, в приподнятых тонах, а ее противников ругают чуть не последними словами. Когда стало известно, что новоизбранный губернатор Подмосковья Борис Громов поддерживает тесные связи с Лаптевым, в "Самоуправлении" появился текст письма некой "трудящейся", в котором губернатору досталось по первое число. Доказательствами автор себя не утруждала: "Ты, фамильярно обращается она к Громову, Лаптева знаешь по стакану, а от такого "хорошего" у нас уже изжога... Абсолютно уверены, что скоро вырастет для тебя вилла рядом с дачами Лаптева и Кобзона (ты же сторонник Кобзона, выручил его на крестинах". Подобные "критические" материалы закономерно вызывают чувство недоверия.

Крылышкина не объединяет "демократическую общественность" и отнюдь не ведет борьбу за права человека и демократические ценности. Она сама родом из районной номенклатуры, в советское время была начальником Лаптева (он работал в торговле, а она торговлю курировала), и их столкновения берут начало еще с тех времен. В нынешней борьбе с Лаптевым Крылышкину поддерживают не уцелевшие демократы (они испарились из местной жизни), а некоторые представители районной "элиты" выходцы из советской номенклатуры, которые желают перераспределения власти и сфер влияния в регионе. При этом, рисуя мрачный облик местной власти, "Самоуправление" несомненно отражает ее реальные черты.

Многие детали нападения на "общественную приемную" (а та все-таки не является приемной районного объединения "Яблоко") представляются странными: преступники, идя на дело, не позаботились о том, чтобы номера их машин были скрыты от глаз пострадавших (те их преспокойно смогли переписать и позже передать милицейским следователям); удивляет, что налетчики, набросившись на Крылышкину, отступили перед стулом, которым она, по ее словам, решительно от них загородилась. Может быть, следствие, ведущееся по делу о нападении на общественную приемную в Ногинске, докопается до правды (во что верится с трудом), однако одно предположение о случившемся необходимо высказать.

Власть в Ногинске как и на большей части российских просторов, называемых провинцией, своим обликом, поведением, идеологией все больше смахивает на югославский образец: тоталитарная сущность, прикрытая смесью "национал-православия" и коммунизма, криминальные методы управления подведомственным населением, умелое, хотя и примитивное манипулирование массами. В этой конструкции существенную роль играет марионеточная оппозиция, и в чем-то Крылышкина напоминает Вука Драшковича районного масштаба. Милошевич и Драшкович, Лаптев и Крылышкина еще попадают в объектив придворных кинокамер, которые всячески избегают показывать разрушенное, задавленное властью гражданское общество, сползающее в бездну, и не желают исследовать причины, по которым это происходит.

ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО


Электросталь


©   "Русская мысль", Париж,
N 4317, 11  м а я  2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...       
[ В Интернете вып. с 22.05.2000 ]