ПУТИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

 

Пушкин как зеркало
русской литературы

Во время предпредпоследнего пушкинского бума в 1937 г. (столетие со дня смерти; следующий был в 1949-м, к 150-летию со дня рождения) Владимир Набоков опубликовал небольшое изящное эссе в "Нувель ревю франсез". В нем он писал:

Прошли годы, и теперь уже к двухсотлетию со дня рождения, несмотря на перемены в жизни страны и в политике книгоиздательства (где возобладала ориентация на прибыль), было издано столько книг, посвященных Пушкину, что крупные книжные магазины выделили под них целые отделы. Это умопомрачительное множество говорит прежде всего о неиссякающем интересе к творчеству Пушкина и спросе на его произведения и на труды исследователей его творчества. Подбор же книг, в которые на целый день можно бы зарыться с головой, указывает на то, что читатели и писатели все вместе все-таки немножко поумнели. Безвкусные биографии, по-видимому, вышли из моды, уступив место серьезным исследованиям. Их потенциальным авторам осталось очень мало шансов после публикации трудов Ю.М.Лотмана, особенно внушительного тома "Пушкин: Биография писателя. Статьи и заметки. 1960-1990. "Евгений Онегин". Комментарии". Эта книга выпущена в свет не к юбилею, а еще в 1995 г. издательством "Искусство СПБ", но украсила его как нельзя лучше.

Среди книг, несомненно заслуживающих внимания, двухтомник "Солнце России" (сост. А.Романенко. М., "Дружба народов", 1999), с подзаголовком "Русские писатели о Пушкине". Деление на два равновеликих тома соответствует XIX и XX векам. В предисловии к книге составитель пишет:

В данной книге составитель, не задаваясь целью "исчерпать писательскую Пушкиниану", очень удачно восполнил этот пласт, а также выполнил впечатляющую работу по отбору наиболее интересных текстов писателей ХХ века: русских советских и русских эмигрантских работа, представляющая собой айсберг, невидимая часть которого поиски разбросанных по свету архивов и переписка и договоры с наследниками.

В воспоминаниях или размышлениях о Пушкине всегда выявляется лицо самого писавшего, становится виден сам человек, его душа или, если угодно, совесть. А сколько неожиданных и простых разгадок! Вот письмо Гоголя к Плетневу: "Все наслаждение моей жизни (...) исчезло вместе с ним. Ничего не предпринимал я без его совета. Ни одна строка не писалась без того, чтобы я не воображал его пред собою. ...Боже! Нынешний труд мой, внушенный им, его создание... Я не в силах продолжать его".

Само название двухтомника восходит из этого моря пушкинианы: солнцем, не сговариваясь, именовали Пушкина самые разные люди с первого дня кончины: "Солнце нашей поэзии закатилось! Пушкин скончался, скончался во цвете лет, в середине своего великого поприща!.." (В.Одоевский), "Александр Сергеевич Пушкин помер; у нас его уже более нету!.. Едва взошло русское солнце, едва осветило широкую русскую землю небес вдохновенным блеском, огня животворной силой..." (Кольцов).

Читая второй том, мы видим, что не только для современников, но и для потомков Пушкин значил и значит так много. "Да, много. Мы влачимся "в пустыне мрачной", мы томимы "духовной жаждой", но вот Серафим нам на перепутье Пушкин. Мы должны отдать ему наше сердце и принять в отверстую грудь "угль, пылающий огнем" его любовь к России, веру его в нее" (Шмелев).

А вот Заболоцкий, из лагерных писем к родным: "31 пришел с работы, пью свою кружку чая слышу: по радио из Москвы поздравляют с Новым годом. Слышатся тосты и звон новогодних бокалов. Моя кружка с кипятком мало напоминала бокал, барак же совсем не походил на праздничную залу. Вдруг приносят бандероль. Открываю: два томика Пушкина. Повеяло таким теплом дружбы и участия". Рядом с интереснейшими статьями Тэффи, Бориса Зайцева, Ивана Бунина тоже в своем роде интересные тексты генералов советской словесности Фадеева, Тихонова, что в целом дает верную картину тогдашней многогранной действительности.

Еще одна небольшая скромная книжечка обращает на себя внимание. Изданная к пушкинскому юбилею в Киеве по инициативе поэтессы Аллы Потаповой (составитель поэт Василь Дробот), она представляет собой наглядный пример "соборности" нашей литературы. Хотя каждая ее страница представлена новым автором, она производит впечатление какой-то цельности во многом благодаря связующему замыслу: опубликованные в прессе и переданные по радио объявления о подготовке сборника позволили собрать воедино множество стихотворений современных авторов, профессиональных литераторов и любителей. В сборнике представлены русские и украинские поэты Украины. Кроме стихов, немножко прозы (или мысли вслух). Вот Юлия Булаховская (Киев):

Показательно и прискорбно, что из украинских поэтов в сборнике представлены только поэты старшего поколения, в частности Олександр Корж (1903-1984):

Обнадеживающая книжка, позволяющая надеяться, что очередной спор славян между собою как-нибудь утрясется и русский язык мова нацiональних меншин Украiни под знаменем Пушкина вновь обретет себе достойное место на своей исторической родине.

ГАЛИНА ПОГОЖЕВА


Париж


©   "Русская мысль", Париж,
N 4317, 11  м а я  2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...       
[ В Интернете вып. с 24.05.2000 ]