СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Съезд СПС

Наше дело правое. Мы победим?

20 мая состоялся долгожданный учредительно-объединительный съезд "Союза правых сил". Состоялся торжественно, как съезд победителей, в Октябрьском зале Дома союзов. Особенно победительно выглядели и выступали Анатолий Чубайс и Сергей Кириенко, сидевшие в центре президиума, в то время как Борис Немцов, сидевший с краю, явно испытывал противоречивые чувства.

Структура новой организации

Создание единой общероссийской политической организации на базе довольно пестрого избирательного блока и не могло быть простым. Чаще всего говорят о личных амбициях. Кириенко, например, явно представляет себя лидером СПС, а не только фракции. Правда, с Кириенко либералам невольно помог Владимир Путин, назначив его представителем Гайдар президента по Поволжью, что исключило вопрос о его особом формальном статусе в организации.

Но главное, конечно, принципиальные разногласия в определении отношений СПС в новой властью. Настоятельные требования Кириенко и Чубайса создать единую партию упирались не только в желание Немцова, Гайдара и остальных лидеров сохранить "свои" организации, но и в их опасения, что тогда "твердые путинцы" вовлекут их в еще большие компромиссы с совестью. Так остановились на нынешней формуле: СПС организация, объединяющая другие либеральные организации.

В привилегированном положении оказались девять организаций, выступивших учредителями. Другие организации могут быть приняты, но не сразу получают представительство в руководящих органах. Пока приняли только недавно образованное движение "Либеральная Россия".

Соответствующими были и кадровые решения, согласованные еще на проходившем 17 мая заседании оргкомитета. СПС будет иметь теперь не шесть, а пять сопредседателей. Это те же Гайдар, Кириенко, Немцов, Хакамада, Чубайс, но без Титова, про которого Кириенко с трибуны сказал, что он очень занят выборами, а в кулуарах добавил, что Титов умудрился осложнить отношения с обеими "своими" организациями-учредителями "Голосом России" и "Юристами за права и достойную жизнь человека". Кириенко свой пост занять не сможет, так как стал государственным чиновником. На его место "Новая сила" и "Движение нового поколения" выдвинут позже временного сопредседателя.

Был создан исполнительный комитет, его председателем избран Борис Минц, бывший высокопоставленный чиновник правительства и администрации президента по вопросам местного самоуправления. Ответственным секретарем координационного совета (КС) избран Виктор Некрутенко, бывший министр природных ресурсов в кабинете Кириенко.

В координационный совет организации-учредители выдвинули по два человека. Получился такой список: Алексей Кара-Мурза и Валерий Хомяков ("Голос России"), Николай Брусникин и Михаил Сотников ("Движение нового поколения"), Гасан Мирзоев и Юрий Курин ("Юристы"), Олег Наумов и Леонид Гозман ("Россия молодая"), Петр Мостовой и Юлий Нисневич ("Общее дело"), Любовь Глебова и Александр Шубин ("Новая сила"), Владимир Головлев и Сергей Юшенков ("Российские налогоплательщики"), Эдуард Воробьев и Виктор Похмелкин ("Демократический выбор России") и Юлий Рыбаков (федеральная партия "Демократическая Россия" /ФДПР/).

Конфликт с партией Юлия Рыбакова

Именно при выборах КС, уже под самый конец съезда, старательно скрываемые противоречия внезапно выплеснулись наружу. В приведенном выше списке мы видим 17 человек вместо 18-ти, так как ФДПР включила в число своих представителей в КС Сергея Станкевича, кандидатура которого, по словам Кириенко, не была согласована на оргкомитете. При голосовании а голосовали списком, причем правом голоса пользовались наравне делегации организаций-учредителей и сопредседатели лично, еще не избранные, список КС был утвержден, но Станкевич был вычеркнут в 11 из 14 бюллетеней.

Вычеркнуть его могли по разным мотивам, но дело вообще не лично в Станкевиче, а в позиции ФДПР. Во-первых, ФДПР последовательнее всех в СПС занимает антипутинские позиции. В отличие от прочих деятелей СПС, выступавших более или менее амбивалентно, Юлий Рыбаков заявил, что "страна стоит на пороге авторитаризма, за которым просматриваются контуры фашизма и даже нацизма", и призвал СПС перейти в оппозицию. Во-вторых, счетную комиссию возглавлял представитель ФДПР Петр Кучеренко, он оглашал результаты, и, наверное, он и несет ответственность за то, что начавшаяся дискуссия об интерпретации прошедшего голосования перешла в стадию скандала.

В конце концов Кучеренко заявил, что делегация ФДПР уходит со съезда, обвинил сопредседателей в диктатуре и в глумлении над памятью Галины Старовойтовой (которая последние полгода перед гибелью была председателем ФДПР, а ранее сопредседателем). Ушла, правда, лишь часть делегации, сам Юлий Рыбаков остался в президиуме и не отказался войти в КС. Сам Станкевич, молчавший на протяжении всего скандала, взял самоотвод, и его место в порядке исключения было зарезервировано за ФДПР.

Впрочем, вряд ли этот инцидент приведет к выходу ФДПР из СПС или даже к расколу внутри самой ФДПР.

Экономическая программа СПС
и курс нового кабинета

Доклад о тезисах экономической программы СПС, названной "Либеральное решение", делал Егор Гайдар. В докладе он не вдавался в теорию, а преимущественно перечислял основные положения. Положения, естественно, совпали с наработками Центра стратегических разработок (ЦСР) Германа Грефа. Кстати, за несколько дней до съезда фракция СПС проводила совместно с сотрудниками ЦСР трехдневные "штабные игры" по отработке программы и сценариев. (Как справедливо заметил докладчик, только в этом кругу и существуют разработчики реальных экономических программ.)

Об основных положениях экономической программы ЦСР (или СПС) уже много писали. Речь идет о полномасштабных реформах системы налогообложения, системы социального и пенсионного обеспечения, об укреплении частной собственности (в том числе на землю), о реформах в области бюджета (казначейское исполнение по всем статьям, и никаких "уполномоченных банков"), таможни (четыре ставки пошлины на импорт вместо нынешнего многообразия), естественных монополий (демонополизация путем поощрения конкурентов, доведение монопольных цен до мировых), образования. Последний пункт особенно интересен: прославившиеся борьбой за сокращение расходов экономисты требуют примерно втрое увеличить долю расходов на образование.

Как всегда, начиная с 1991 г., стоит вопрос о соотношении программ либералов и программы кабинета. На прошлой неделе, в период утверждения премьер-министра, снова обострилась дискуссия о том, насколько Михаил Касьянов будет руководствоваться программой ЦСР. Мнения высказывались весьма разнообразные, в том числе и самим Касьяновым. Однако стоит отметить показательный факт: лидер фракции "Единства", выступая в поддержку кандидатуры Касьянова, мотивировал ее, в частности, поддержкой программы Грефа. И уже сейчас можно констатировать, что некоторые блоки программы ЦСР (и СПС) или выполняются, или признаны совпадающими с правительственными намерениями.

СПС выступает за передачу функций экономического регулирования с уровня субъектов федерации на уровень укрупненных регионов, и указ Путина о семи представителях этому явно соответствует. А несовпадение границ их компетенции с границами экономических регионов можно толковать не только как политическую милитаризацию (они же совпадают с военными округами), но и как следование либеральной экономической доктрине: ведь надо не производство регулировать, а следить за соблюдением правил.

Лидеры СПС на встрече с Касьяновым 16 мая фактически согласовали компромиссный план налоговой реформы: единый 13-процентный подоходный налог, постепенная отмена налогов с оборота, переход к единому социальному налогу (СПС в принятых съездом гайдаровских тезисах предлагает такие цифры: подоходный налог 12%, единый социальный налог 30%, налог на прибыль 30%, НДС 18%). Похоже, кабинет в какой-то степени будет осуществлять и другие предложения либералов снижение НДС и налогов на фонд оплаты труда.

Конечно, о совпадении взглядов говорить по меньшей мере преждевременно. Достаточно сказать, что Касьянов счел невозможным пробивать закон о частной собственности на землю.

Да даже если бы на словах Касьянов со всем согласился, даже если бы он не имел никаких трений с Грефом, все равно сопротивление нынешней, уже сложившейся системы было бы очень велико. Так что вывод Гайдара оказался умеренно оптимистическим: в современной ситуации есть реальный шанс на новый прорыв в экономических преобразованиях, но для этого надо "активно помогать правительству в деле продвижения экономических реформ".

СПС не правящая партия.
А какая?

Так снова все вернулось к мучающему всех уже который месяц вопросу о мере и формах сближения СПС с Путиным. Сам Гайдар за день до этого, на съезде ДВР, говорил, что власть идет навстречу либералам, государство укрепляется, и все это хорошо, но есть опасность, что оно из "желеобразного" состояние перейдет прямиком в "состояние государства избыточно сильного, не слишком уважающего права и свободы человека и в этой связи представляющего угрозу завоеваниям последних лет". На фоне недавних событий вокруг "Моста" и кадрового состава семерки наместников опасения такого рода прозвучали вполне уместно.

На съезде СПС Гайдар уже не развивал эту линию, а интервью успешно избегал. Остальные выступающие с теми или иными акцентами говорили о той же неопределенности будущего и о необходимости активно на это будущее влиять, участвуя во власти. (Единственным исключением стало вышеупомянутое выступление Рыбакова.) Хакамада предлагала считать, что "СПС это правящая оппозиция"; в Путине же она видит что-то вроде умеренного Пиночета умеренного и в реформах, и в авторитаризме. Виктор Похмелкин считает, что страна "вступает в период необонапартизма", но, с другой стороны, правые вынуждены приносить определенные жертвы (надо полагать, морального порядка), и до сих пор эти жертвы оправдывались. Кириенко, дабы снять противопоставление "власть-оппозиция", предложил называться "партией действия". Конечно, такое самоопределение мало что проясняет, но хотя бы звучит привлекательней, чем "правящая оппозиция".

Немцов подчеркивал, что СПС не может сливаться с партией власти "Единством", но сотрудничать с ней может и должен. А Кириенко на его новом посту СПС должен всячески поддержать: либералам впервые дают возможность править, пусть и частично, в таком большом регионе, а если Кириенко удастся заставить Шаймиева и Рахимова нормально перечислять налоги в бюджет, "он войдет в историю как собиратель российских земель". Надо сказать, что выступление Немцова на сей раз, похоже, отражало общую позицию СПС.

Путинская реформа федеральных отношений уже до съезда встретила единодушную поддержку лидеров правых. Оговорки, которые они при этом делали (о снятии губернаторов или мэров через суд и т.п.), похоже, будут отражены в соответствующих законах, уже обсуждающихся в Думе.

По теме будущих президентских выборов господствующей оказалась формулировка Чубайса: "нами должен быть поддержан правый кандидат". Выдвинуть собственного предлагал Немцов, но столь неактуальный вопрос дебатов, естественно, не вызвал. Так что съезд проявил, можно считать, максимально возможную лояльность по отношению к действующему президенту.

Оптимизм Чубайса

Первый доклад на съезде делал Анатолий Чубайс. И это лишь подчеркнуло лишний раз, кто есть кто в СПС. Чубайс начал с темы, для собравшихся тривиальной и, следовательно, ориентированной на внешнюю аудиторию: он говорил о том, что либералы не "развалили страну", а наоборот, спасли ее и сумели провести за короткий срок поистине беспрецедентные преобразования: "Прошедшее ельцинское десятилетие историки еще назовут великим десятилетием. И сделали это мы с вами".

Ближайшей задачей СПС сейчас является максимальное внедрение в правительство. С этой задачей СПС справляется лишь частично, хотя и удалось продавить назначение министром Грефа и устранение одиозного Калюжного. А вот Чубайс сказал, что "две трети правительства это наши люди". Что он имел ввиду, не очень понятно. Может быть, слово "наши" использовалось на сей раз в каком-нибудь очень расширительном смысле.

Задачей на ближайшие годы Чубайс назвал создание либеральной региональной элиты. Если бы это действительно удалось сделать, такое достижение было бы поистине выдающимся. Вот только как бы 15 либеральных губернаторов и 50 либеральных мэров, предложенные Чубайсом в качестве программы-минимум на четыре года, не оказались такими же "нашими", как и две трети касьяновского кабинета. Хотя... и это тоже было бы лучше нынешнего положения вещей. Еще Чубайс поставил задачу укрепить партийные структуры СПС, доведя их до уровня районов: "в каждом районе должен быть райком СПС". Вот в это поверить как-то легче.

И, конечно, СПС, по Чубайсу, все-таки должен стать единой партией с индивидуальным членством иИ в этом качестве получить не менее 20% голосов на следующих выборах. Но на съезде столь отдаленные перспективы не обсуждали. Ориентированный на будущее программный "Русский либеральный манифест", представленный Алексеем Кара-Мурзой, был принят только за основу и отложен до следующего съезда.

Это, наверное, правильно: манифест пока выглядит не слишком убедительно. Подзаголовок манифеста "Россия перед вызовами XXI века. Либеральный ответ", и содержание построено соответствующим образом. Перечисляются "вызовы": всевластие государства, великодержавие, бесправие собственности, коррупция, правовой нигилизм, информационный монополизм, неполноценный федерализм, "вызов правам личности со стороны этнических и религиозных групп" (т.е. "титульные" нации и "привилегированные" религии), незащищенность работника, сверхэксплуатация природной среды, неоплаченное будущее (проблемы образования). Но вовсе не везде даются конкретные или хотя бы яркие ответы.

Впрочем, до каких бы то ни было выборов еще очень далеко манифест можно и подредактировать.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ
АЛЕКСАНДР ВЕРХОВСКИЙ



Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4319, 25  м а я  2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...       
[ В Интернете вып. с 26.05.2000 ]