ВЗГЛЯД С ЗАПАДА

 

«Сто дней Берии»
загадка для историков

С французским историком Франсуазой Том
беседует Анатолий Копейкин

СтаБер

После смерти Сталина встал вопрос: что делать с преступлениями Сталина? Суд над Берией стал первым ответом на этот вопрос. Все преступления Сталина для начала свалили на Берию, попытавшись при этом выгородить Сталина. Это была первая задача суда.

Почему был выбран Берия? Ведь все сподвижники Сталина тоже были в крови. И Маленков очень активно участвовал в чистках второй половины 30-х годов как секретарь ЦК по кадрам и сподвижник Ежова. И Хрущев свирепствовал в Москве и на Украине, утверждал списки на расстрелы. Так что степень преступности у них примерно одинаковая.

По-моему, выбрали они его, во-первых, потому что они его боялись. Они чувствовали, что он другой, непохожий на них. Естественно, они знали, что у него был большой компромат на них.

Во-вторых, он был не русский. По-моему, это тоже сыграло большую роль. Они его воспринимали как чужака.

В-третьих, Берия единственный из них, у кого был политический план действий для страны.

Из того, с какой быстротой появлялись инициативы Берии после марта 1953 года, понятно, что эту программу Берия обдумывал очень давно. Его коллеги, разумеется, испугались этого размаха.

Они безусловно это чувствовали. Нет данных, что Берия задумывал переворот, но представляется бесспорным, что он думал от этого балласта избавляться не исключено, что и от всей партии!

Его метод напоминает то, что потом осуществилось при Горбачеве: разделить партию и государство; опыт показывает, что если партию освободить от контроля над экономикой, то от нее ничего не остается. Берия явно хотел отделить партию от экономики, то есть лишить ее рычагов власти.

Да-да. И Берия ответил: пусть она занимается лишь кадрами и пропагандой. Очевидно, он хотел это опробовать в "народных демократиях", а потом ввести у себя в стране. Между прочим, назначение Имре Надя произошло по инициативе Берии.

Я думаю, вопрос не в доброте. Берия, конечно, не был человеком с моральными принципами, это ясно. Но он совершенно не верил в коммунистическую идеологию, был свободен от нее. Он был циник и прагматик. И у него не было страсти к насилию и разрушению, как это было у Сталина или Ленина.

Берия размышлял вполне рационально: он видел, что коммунистическая экономика не работает как следует, что партийная власть сковывает все, и так далее. Понятно, что в партийном аппарате для него места не было только в государственном.

Мы не знаем насчет этого ничего наверняка. Берия, конечно, хвастался Молотову, что он убрал Сталина. Заговор, бесспорно, был, но это был заговор по меньшей мере "четверки" в политбюро: Берия, Хрущев, Маленков, Булганин. Когда Сталин лежал больной после удара, они все согласны были, что с медицинской помощью спешить не стоит. И как раз Берия сказал сотрудникам дачи: "Товарищ Сталин спит".

Уже начиная с 1951 года в политбюро различим если не заговор, то вполне однозначная солидарность против Сталина. Если посмотреть на чистки послевоенного периода, то замечаешь, что после войны Сталин уже не имел той власти, которой обладал в конце 30-х годов. Чистки, которые вполне удались Сталину, это те, в которых были заинтересованы те или иные члены политбюро (последний пример "Ленинградское дело", когда Маленков и Берия жаждали ликвидации "ленинградской группы"). А что касается, например, Еврейского антифашистского комитета, то тут, видимо, Берия был против.

Совершенно верно. А Маленков был "за". И обратите внимание, сколько времени стали занимать эти дела! До войны Сталин мог покончить с неугодным ему человеком за три дня, а, например, в случае с Еврейским антифашистским комитетом дело тянулось годами перед тем, как их расстреляли. Машина функционировала уже не так, как в 30-е годы.

Маршала Новикова тоже не расстреляли... По-моему, вся история послевоенного периода это попытки Сталина восстановить свою власть в полном объеме, в конечном счете неудачные.

У меня есть на это два ответа. Первый после смерти Сталина Берия повел себя очень неосторожно. Он уже думал, что уже ничем не рискует.

Кроме того, он неосторожно "раскрылся" в своей враждебности к социализму (что, например, видно по мемуарам Шепилова: когда с полным презрением он стал доказывать Ульбрихту, что социализм это не для Германии). Или когда в ответ на жалобу возглавлявшего Литву Снечкуса о том, что надо глушить радио "Свобода", Берия сказал: не только не буду глушить у вас, но сниму глушение на весь Советский Союз!

Берия, кроме того, очень неосторожно себя вел, когда начал "копать" под бывшего министра госбезопасности Игнатьева, расследуя антиеврейские дела. А Игнатьев был ставленником Маленкова.

Кроме того, по словам его сына, весной 1953 года Берия обнаружил интриги Маленкова против него при Сталине, и это стало для него неприятным сюрпризом. После этого между ними, очевидно, пробежала черная кошка. Плюс, согласно мемуарам Шепилова, Хрущев всячески возбуждал подозрительность одного против другого, чтобы их разделить.

Между прочим, первоначально Маленков тоже был не против воссоединения Германии на нейтральной основе.

Да, да: Георгий, ты что? Он же отдаст Германию капиталистам!

Маленков не был законченным догматиком, но, разумеется, он был менее свободен от идеологии, чем Берия.

Сын Берии Серго отрицает, что Жуков участвовал в аресте.

В версиях об аресте Берии действительно очень много противоречий. И архивы, касающиеся этого, до сих пор не раскрыты не только архивы КГБ, но и общегосударственные. Почему непонятно.

В недавно вышедшем томе со стенограммой июльского пленума о Берии приведены записки Берии с развернутыми предложениями по переустройству советских порядков но, как говорят осведомленные люди, далеко не все.

Насчет процесса Берии тоже вопрос: почему не издают? Там 40 томов или больше. Были напечатаны кусочки в "Военно-историческом журнале" 10 лет назад, но очень мало.

Этот период "ста дней Берии" все еще остается загадкой для историков.

Многие уверены, что его расстреляли сразу. Например, я встречалась с бывшим секретарем ЦК компартии Грузии Мирцхулавой, назначенным в апреле 1953 года с подачи Берии. Его вызвали в Москву в начале июля 1953 года, и Хрущев ему сказал: Берия тебе уже не поможет. И тот понял это так, что Берии уже нет в живых.

Письма, которые написал Берия из заключения, датируются началом июля. Я склонна думать, что он не дожил до декабря: слишком они его боялись.

Судить теперь его должны историки, но для этого нужно полное открытие архивов.

Конечно, Берия преступник. Но, с другой стороны, процесс над ним был сталинским по существу процессом по законодательству от 1 декабря 1934 года.

То, что сейчас произошло, показывает отсутствие желания разобраться с прошлым.

Я задавала ему вопросы, записала ответы.

Я сделала хронологию событий, выписала ряд персоналий и попросила Серго прокомментировать то и другое.

Вначале меня интересовал просто Берия как таковой. Я думала: вот, сподвижник Сталина, а в течение ста дней после его смерти Берия проводил удивительную политику. И я поставила себе вопрос: когда Берия начал вынашивать эти планы? И подумала, что, наверно, у сына есть ответ. Но ответа он не знает.

Зато он начал мне рассказывать много такого, чего нет в его первой книге. И я решила все это записать. Я встречалась с ним в Киеве, потом в Грузии, пробеседовала с ним много часов.

Да. Поэтому во французском издании много примечаний. Вообще историк должен быть всегда осторожен с мемуарами.

Главным же моим интересом было понять повседневное функционирование сердцевины тоталитарного государства, увидеть, как приводились в движение "винтики".

Работая над книгой, я поняла, например, что существовал раскол в руководстве между русскими и нерусскими, и это играло важную роль.

Книга показывает также агрессивные планы Сталина в отношении всего мира. Вся его политика сводилась к двум вещам: борьба за власть внутри политбюро и подготовка к третьей мировой войне.

Серго Берия говорит, что его отец ненавидел Сталина лютой ненавистью. Сначала он это скрывал от него, а после 1949 года перестал. Когда его жена, узнав, что Сталин умер, заплакала, Берия сказал: ты что, его смерть спасла тебе жизнь!

Добавим сюда национальные республики и незначительный слой "технократов", которые были уже и тогда.

Но в принципе поражение его в значительной мере предопределила и его наивность, как ни странно это покажется. Он переоценивал свои возможности и способности, презирая при этом своих коллег, считая их за дураков, но забывая, что и дурак может быть опасным.

В ГДР в начале июня был провозглашен "новый курс" это был бериевский план реформы для всего коммунистического блока: восстановление частного предпринимательства, прекращение преследований религии, большая свобода торговли. В этом "новом курсе" по-моему, очертание политики, которую Берия собирался проводить в СССР.

Демократом он, конечно, не был. Но то, что он восстановил бы частную собственность, раздал землю и нейтрализовал бы компартию, это точно. Это был бы, наверно, достаточно мафиозный посткоммунистический режим.


Париж


©   "Русская мысль", Париж,
N 4321, 08 июня 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...       
[ В Интернете вып. с 07.06.2000 ]