СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

10 лет без цензуры
Юбилей со слезами на глазах

В июне 1990 г. первый относительно демократический парламент принял закон "О печати и других средствах массовой информации". Печать наконец-то стала свободной, а цензоры остались практически без работы.

Как это было

История создания и принятия Верховным советом СССР закона о печати напоминает остросюжетный детектив. Впервые парламенту был предложен документ, родившийся не на Старой площади и даже не в министерских кабинетах (где все еще хозяйничали аппаратчики КПСС), а на даче под аромат дымящегося на шампурах шашлыка. Три юриста (Юрий Батурин, Михаил Федотов, Владимир Энтин), которые решили не оставлять на произвол партийных чинуш судьбу законопроекта, включенного в план сессии Верховного совета, взяли на себя труд написать инициативный авторский проект.

Идея написания этого закона, по словам Федотова, была реализована уже через десять дней. Но практически готовый проект закона о печати следовало довести до депутатов, а публиковать его в Москве никто не решался. Окольными путями документ попал в никому не известную эстонскую спортивную газету, где и вышел на эстонском языке. Затем его якобы перевели обратно на русский (на самом деле взяли авторский текст) и опубликовали в газете "Молодежь Эстонии". Только после этого законопроект удалось обнародовать и в центральных СМИ, не нарушая правил Главлита.

Партфункционеры пытались "зарубить" демократический проект уже на стадии принятия. Вначале его не включали в повестку дня. Однако бывший член ЦК КПСС Александр Яковлев передал лично Горбачеву записку из комитета ВС о том, что принятие закона хотят "затормозить" недруги генсека, старающиеся показать Западу, что гласностью у нас и не пахнет. После этого Горбачев настоял на том, чтобы политбюро дало соответствующие указания депутатам, и работа над законом вступила в заключительную фазу. Однако даже после этого партийные консерваторы не успокоились. Их усилиями были созданы специальные комиссии, которые пытались не только выхолостить смысл наиболее радикальных, с их точки зрения, статей закона, но и подменить сам текст документа. В том, что закон о печати все же был утвержден в первоначальной редакции, немалая заслуга принадлежит, по словам Михаила Федотова, бывшему народному депутату СССР, а ныне президенту Чувашии Николаю Федорову, который публично разоблачил подлог. Отмечалась также роль помощника Горбачева Георгия Шахназарова, депутатов Анатолия Собчака и Андрея Сахарова, которые делали все от них зависящее, чтобы авторский проект был принят.

Как мы работали

Историю с принятием закона вспоминали на "круглом столе" в Центральном доме журналиста. Однако это заседание стало не только прекрасным поводом отметить 10-летний юбилей отмены цензуры, но и основанием поразмыслить над настоящим и будущим нашей журналистики.

Эйфория от свободы слова длилась недолго. 19 августа 1991 г. путчисты закрыли все демократические газеты, отключили радио "Эхо Москвы", пытаясь заткнуть рты всем, кто выступал в защиту конституционного строя. Но именно закон о печати позволил тут же зарегистрировать новые газеты (которые не попали в список запрещенных), а также распространять выпущенные редакциями "закрытых" газет листовки. Они вначале изготовлялись тиражом 999 экземпляров, что позволяло избежать регистрации, а затем множились уже без ограничения на предприятиях и в учреждениях, где имелись копировальные аппараты.

Наступление на СМИ предприняли и в 1993 г. бандиты, прикрывавшиеся решениями Верховного совета РСФСР. Их тоже не устраивала свобода журналистов, которые резко критиковали окопавшихся в Белом доме консерваторов. Но позже наметилась первая трещина в отношениях прессы с российской властью, которую обвиняли в неоправданной жестокости при штурме парламента. Правда, выпуск изданий, которые поддерживали Руцкого, Хасбулатова и их сторонников, был вскоре возобновлен.

Затем была первая чеченская кампания и новый конфликт власти с журналистами, которых пытались не допустить в зону боевых действий. Но и здесь свою роль сыграл закон о печати: на его основе Конституционный суд отменил введенное правительством положение о лишении аккредитации (без решения суда) журналистов, которые писали о войне не так, как хотелось бы властям.

Как избежать возврата к прошлому

Основные принципы закона о СМИ находятся в опасности, считает президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов. По его словам, до сих пор закон удавалось уберечь от выхолащивания его сути благодаря противоречиям между исполнительной и законодательной ветвями власти, между парламентом и президентом. Нынешнее "триединство" президента и обеих палат Федерального собрания ставит сохранение костяка закона о СМИ под угрозу, считает Симонов. Эти опасения разделяли и другие. Так, в работе "круглого стола" участвовал Виктор Монахов, заместитель председателя Судебной палаты по информационным спорам при президенте, на минувшей неделе ликвидированной указом Владимира Путина. Он отметил, что палата, существовавшая более шести лет, "выступала в роли органа информационной справедливости" и в спорах между СМИ и властью не была априори на стороне последней. Теперь "власть решила, что такой орган не нужен". И хотя все согласились, что этот "квазисудебный орган" сам должен был позаботиться о создании полноценного третейского суда, который разрешал бы информационные споры и конфликты, высказывались очень большие сомнения в способности обычных судов противостоять давлению власти на прессу.

Как заметил открывший дискуссию в ЦДЖ академик Александр Яковлев, "наивно полагать, что власть когда-нибудь полюбит прессу, но без свободы печати общество быстро получит диктатуру". Это вполне объяснимо: "Пресса выражает интересы гражданского общества, а чиновник интересы власти".

Под угрозой находится сегодня вся региональная пресса, не желающая служить местным властям. Бюджетный комитет Государственной Думы вначале даже не хотел рассматривать предложения сохранить государственную поддержку СМИ и книгоиздательства. И лишь под давлением прессы депутаты согласились, что экономическая поддержка СМИ это одно из необходимых условий свободы слова. Сейчас готовится решение о пролонгации до 1 января 2002 г. закона "О государственной поддержке СМИ" и о сохранении льгот на НДС для СМИ и книгоиздательства еще на полтора года. Таким образом, на печатную продукцию по-прежнему не будет распространяться налог на добавленную стоимость, и сохранится льготный выпуск учебной литературы. Но судьба некоторых других льгот, связанных с государственной поддержкой СМИ, все еще не определена. Пока депутатам не удалось получить в Минфине сведений относительно того, какие средства выделяет государство на поддержку СМИ и книгоиздательства. Экономия здесь неуместна, так как государство больше потеряет, если "закроются газеты, обанкротятся типографии, люди потеряют рабочие места".

Наконец, необходимо законодательно закрепить экономические отношения СМИ не только с государством, но и с медиа-магнатами. Соответствующий законопроект уже разработан Михаилом Федотовым, но в Думу еще не попал. Между тем арест Владимира Гусинского, вызвавший немалый переполох в СМИ, которые входят в холдинг "Медиа-Мост", показывает, что отсутствие закона, регламентирующего отношения редакций со своими хозяевами и спонсорами, позволяет государству использовать любые, даже самые грязные методы, чтобы прибрать к рукам те издания, которые не лебезят перед властями и придерживаются иных позиций, чем кремлевские чиновники. А если оппозиционная пресса перестанет существовать, то со временем нам действительно не избежать диктатуры, о которой предупреждал Александр Яковлев.

КИРИЛЛ ПОПОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4323, 22 июня 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...    
[ В Интернете вып. с 21.06.2000 ]