СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Грядет ли
передел медиа-рынка?

На данный момент Кремль проигрывает войну с Гусинским

По одной из многочисленных версий, выдвинутых в последнее время, события вокруг "Медиа-Моста" связаны в первую очередь с переделом медиа-рынка. Подразумевается с целью вытеснения независимых от Кремля крупных средств массовой информации, т.е. в первую очередь телекомпаний с перспективой создания на их месте лояльной "кремлевцам" информационной монополии, сильно облегчающей, как известно, борьбу со всяческой оппозицией.

Такая трактовка ни в чем не противоречит фактам. Но остается непонятным, какая же именно и в чью пользу может быть создана монополия, да и может ли вообще. Сам арест Гусинского был чистым актом шантажа со стороны власти. И здесь патетика журналистов "гусинских" СМИ вполне оправдана. Но Гусинский все же вышел на свободу, и в следующие дни ситуация успела заметно усложниться.

ОРТ на пути приватизации

20 июня, почти одновременно с тем, как Владимир Гусинский в прямом эфире НТВ и Си-Эн-Эн заявил, что приказ о его аресте издал лично Путин, а Волошин тут вообще ни при чем, происходило собрание акционеров "конкурирующей фирмы" ОРТ. Оно оставило на своих местах руководителей канала генерального директора Константина Эрнста и председателя совета директоров Виталия Игнатенко. Зато совет директоров был сформирован новый.

Из 11 его членов к Борису Березовскому не имеют прямого отношения четверо: сам Игнатенко, пресс-секретарь президента Алексей Громов и представляющие правительство Игорь Шувалов и Михаил Сеславинский. Впрочем, Шувалов тоже не карьерный чиновник, он пришел из адвокатского бюро, учрежденного Александром Мамутом. Еще в совет директоров входят считающиеся вполне лояльными к Березовскому Константин Эрнст и Игорь Шабдурасулов (который все еще числился первым заместителем руководителя администрации президента, хотя в подписанном за несколько часов до этого распределении постов его персона вообще не была упомянута).

Остальные пятеро уже не просто лояльны: Юлий Дубов (директор ЛогоВАЗа), Руслан Фомичев (председатель правления банка "Объединенный кредит"), Сергей Доренко и Бадри Патаркацишвили (информационный и коммерческий порученцы Бориса Березовского) и Екатерина Березовская, дочь (включена как личный представитель папы-акционера). Такой состав директоров это полный официальный контроль над каналом.

Не хватает только контрольного пакета акций. Но и здесь не все потеряно. Собрание акционеров обратилось к государству с предложением либо начать финансирование канала из бюджета (причем отдельной строкой), либо продать частным акционерам часть акций, то есть отдать контрольный пакет: сейчас у государства 51% акций ОРТ. Конечно, государство не может по закону финансировать из бюджета АО со смешанной собственностью, оно может только дать взаймы под залог.

Взаймы оно уже давало 100 млн. долларов в прошлом году. Вот только ОРТ долг не вернуло и спокойно ждет, пока Внешэкономбанк продаст лежащие у него в залоге 13% акций ОРТ (и уж конечно, дешевле ста миллионов). Причем, если государство из своей половины этих акций не сумеет выкупить хотя бы 5,5%, то опять же потеряет контрольный пакет. На таких условиях можно и еще одолжиться.

Государство, точнее конкретная правящая группа, не может обходиться без "своего" телеканала. РТР еще не достигло нужного рейтинга и качества, да и не просто это сделать на бюджетные-то деньги. Что остается? Либо договариваться с Березовским (ОРТ и ТВ-6, где у ЛогоВАЗа 51% акций), либо захватывать ТВЦ или НТВ.

Как Кремль давит на ТВЦ И НТВ

Конкурс на "третью кнопку", объявленный министерством печати, сперва действительно выглядел как попытка отобрать у Лужкова канал, но в ходе последовавших переговоров ситуация почти нормализовалась. Сейчас конкурс снова перенесен на 6 июля, да и не факт, что он вообще состоится. Опять же конкурентов у ТВЦ фактически нет: остался один ВиД ("РЕН-Медиа" отказалась), но зачем государству непредсказуемая компания Любимова вместо нынешнего умеренного и не слишком качественного лужковского ТВЦ? Конкурс остается в такой ситуации просто средством содрать с ТВЦ деньги за участие в нем.

Давление на НТВ гораздо серьезнее. Кроме грубого запугивания, на которое полагаться все же нельзя, в ход идут и инструменты финансового давления. Медиа-империя Гусинского находится в довольно-таки уязвимом положении, так как большие пакеты ее акций заложены за долги, отдать которые Гусинский сейчас то ли не хочет, то ли не может.

Новый глава "Газпром-медиа" Альфред Кох в своевременно, 22 июня, опубликованном газетой "Время новостей" интервью заявил, что "Газпром" владеет 14% акций "Медиа-Моста", а еще два пакета по 20% лежат у "Газпрома" в залоге за долги, причем по одному из них срок платежа истек уже в марте этого года. В сумме 54%. Когда руководитель пресс-службы "Медиа-Моста" Дмитрий Остальский говорит, что у "Газпрома" менее 50% акций холдинга, он, видимо, имеет в виду, что вторым залоговым пакетом "Газпром" не может распоряжаться до просрочки платежа, каковая может случиться лишь в будущем году.

И Остальский прав: надавить через "Газпром" государство до тех пор не сможет. К тому же Рем Вяхирев достаточно независим, а Кох настаивает, что "Газпром" хочет получить деньги, а не акции, которые Гусинский уже который месяц тщетно пытается ему продать: стороны слишком сильно расходятся в оценке капитализации "Медиа-Моста".

Вот если и за год стороны не сторгуются, а там, глядишь, и Вяхирев будет заменен на более лояльного Кремлю менеджера, тогда "Медиа-Мост" действительно может быть фактически захвачен государством. Но не раньше так что у Гусинского есть еще шансы спасти холдинг. А такая перспектива для "кремлевцев" выглядит слишком неопределенно.

Правда, Кремль интересует не холдинг в целом, а телекомпания НТВ. Но ее захватить за долги еще сложнее: тот же "Газпром", по словам Коха, прямо и опосредованно владеет 29% акций. А вот кто владеет всем остальным не совсем ясно. "Коммерсантъ" уверяет, что "Медиа-Мост" вообще не владеет акциями НТВ. Получается, Гусинский каким-то образом владеет ими сам. Этот вопрос был ему задан в том самом телеэфире 20 июня, но конкретного ответа, конечно, не последовало. Спрашивающий, собственно, хотел узнать, не может ли государство национализировать НТВ путем конфискации личного имущества Гусинского в случае осуждения его по "экономической" статье. Но, надо думать, уж от такой неприятности он подстраховался. Какова бы ни была структура пакета акций НТВ, пока ничего не слышно о реалистическом способе отобрать контроль над пакетом у Гусинского.

Итак, у Кремля нет надежного механизма финансового давления на НТВ, так что разговоры о газпромовских акциях тоже лишь форма запугивания. И "Медиа-Мост" от него защищается пока вполне успешно. 26 июня Савеловский межмуниципиальный суд признал ложным и "порочащим деловую репутацию" опубликованное еще в декабре в "Огоньке" утверждение, что холдинг набрал слишком много долгов и не желает платить. Теперь мостовские адвокаты могут позволить себе заявлять, что они, так и быть, не будут подавать в суд на Владимира Путина за аналогичные высказывания.

Кремль на данный момент вчистую проигрывает войну с Гусинским.

Промежуточные итоги

Очень многим в Кремле это досадно. Включая, надо полагать, и самого президента. Но не всем. Ведь Борис Березовский это тоже "Кремль", в широком смысле слова, конечно. А ему как раз сейчас выгодно, чтобы власть не добила его теле-конкурентов. Тогда власти придется идти навстречу пожеланиям ОРТ. А это и деньги (например, новый заем), и новые средства влияния, а там, глядишь, и контрольный пакет на ОРТ.

Иное дело гебешного происхождения сторонники Путина. Им интересы Березовского, мягко говоря, не близки. Они искренне хотят установить контроль над телевидением, подразумевая при этом, что они же и будут его осуществлять. Поэтому продолжают кампанию запугивания.

Как еще один акт в этой кампании многие восприняли принятие 23 июня Советом безопасности (секретарь Совбеза экс-разведчик Сергей Иванов) доктрины "информационной безопасности". На самом деле доктрина демонстрирует не намерение кого-то ущемить, а лишь призыв создать действительно эффективный орган государственной пропаганды (даже скорее контрпропаганды), к чему государство стремится давно, но пока не слишком успешно. Если что и настораживает в доктрине, так это рассуждения о защите "прав граждан на личную и семейную тайну", под флагом каковой защиты можно попытаться ограничить свободу журналистских расследований. Что, впрочем, сделать будет непросто.

Такими методами Иванов и его бывшие и нынешние коллеги вряд ли переиграют многоопытного Бориса Березовского. К тому же, нет никаких оснований полагать, что президентская администрация ближе к "гебешникам" путинского призыва, чем к Борису Березовскому. История с собранием акционеров ОРТ наводит на мысль, что нынешняя оппозиционность последнего если и существует в реальности, то уж никак не направлена против Александра Волошина, без санкции (как минимум) которого собрание не могло бы пройти так, как оно прошло.

Таким образом, независимо от того, кто и зачем инициировал и провел именно таким образом всю "операцию" с "Медиа-Мостом" (здесь мы вступили бы в область гипотез), медиа-империя Гусинского в ней не проиграла, медиа-империя Березовского выиграла, а проиграли государственные интересы, причем в любом понимании этого термина.

P.S. По появившимся 26 июня сообщениям, некий солидный международный инвестиционный фонд предложил "Газпрому" выкупить просроченный пакет акций "Медиа-Моста" за те самые 211,6 млн. долларов, которые "Газпром" выплатил как гарант по кредиту для холдинга. Вполне возможно, что "Газпром" согласится избавиться таким образом от излишне политизированного и обременительного пакета.

АЛЕКСАНДР ВЕРХОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4324, 29 июня 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...    
[ В Интернете вып. с 28.06.2000 ]