МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Латвия:
Запрет на профессии?

Правительство обнародовало проект правил,
требующих для ряда профессий
знания государственного языка

До сих пор речь шла лишь о требовании к работникам государственных учреждений знать латышский язык (похожие законы приняты и в двух других прибалтийских республиках). Вы приходите в муниципалитет, начинаете говорить по-латышски, а вам отвечают по-русски такое встречалось сплошь и рядом десять лет назад как в Риге, так и в Вильнюсе и Таллине.

При этом явно дискриминировались коренные нации, чувствовавшие себя живущими "не на своей земле", и введение обязательных экзаменов по языку для работников госучреждений не вызвало таких эмоций, как только что обнародованный свод правил кабинета министров, согласно которым отныне устанавливаются "лимиты" знания языка для ряда конкретных профессий.

Одно дело работать мэром города и не знать досконально латышского языка, другое адвокатом, лектором, преподавателем, научным работником, редактором... Для работы по этим (список неполный) профессиям, по проекту, требуется высшая степень владения латышским. Всего установлено шесть уровней знания. Одни профессии доступны при владении языком, так сказать, на 100%, другие на 80, для каких-то хватотит и 30-ти. Конечно, чем ниже категория тем менее "престижная" профессия.

А для тех, кто вообще не может сдать экзамен по госязыку, открыта широкая дорога в чернорабочие: можно грузить товар, чистить обувь, гладить белье, выращивать свиней...

Шансы "русскоязычных" работать в суде, органах самоуправления, возглавлять политические и общественные организации, руководить высшей школой, быть переводчиком, языковедом, редактором газеты резко уменьшились. В правилах говорится, что высшая степень владения языком определяется как знание "на уровне родного". А кто может владеть чужим языком на уровне родного? Тот, для кого он родной! Значит, русских будут заменять латышами.

Как сообщает рижская газета "Час", в распоряжение которой попал полный текст правил, "языковая дискриминация возводится в законную силу". По сути речь идет о запрете на профессию.

Местные русские в шоке. Больше всего переживают те, кто уже обладает профессиями, требующими теперь безукоризненного знания языка. Требование знать государственный язык, предъявляемое представителям вышеназванных профессий, перестает быть само собой разумеющимся, если исходить из реальности. Многие специалисты высшей категории работают не с латышами большинство из них знают, конечно, латышский, но не "на уровне родного", ибо пользуются им, выходя за пределы своей среды.

Что этот закон означает конкретно для русскоязычной общины в Латвии? Во-первых, их дети должны владеть латышским "как родным", а это, согласитесь, довольно трудно, если родители и друзья все говорят по-русски (напомним, что Рига город, в большой степени русскоязычный, так сложилось исторически, и это можно, конечно, осуждать, но не считаться с этим нельзя). Многие молодые люди, которые все понимают "на госязыке" и свободно изъясняются на нем, отнюдь не принадлежат к категории знающих язык "как родной".

Во-вторых, отныне языковая инспекция получает право контролировать знание языка во всех русских коллективах. В ее полномочиях замучить русские СМИ штрафами, ибо, конечно же, вряд ли ты найдешь среди русских редакторов и корректоров среднего и старшего возраста человека, в совершенстве владеющего латышским. Результат: придется сворачивать дело или комплектовать штат из латышей. Такая возможность местным русским аналитикам кажется реальной.

В-третьих, принятие правил не сможет не повлиять в очередной раз на российско-латышские отношения. Эти отношения никак не получают передышки: поводы к раздражению другой стороны следуют друг за другом. Чувствуя поддержку России, русские в Латвии вряд ли бросятся в массовом порядке изучать латышский, и, значит, все больше людей будут загнаны в угол, копя злость и ненависть к "обидчикам".

В рижских русских газетах уже появились материалы, сравнивающие ситуацию с югославской: там, мол, тоже поначалу под предлогом недостаточного знания "титульного языка" десятки тысяч человек были уволены со своих постов в бюджетных органах. Оказавшись на улице или среди чернорабочих, люди перешли к экстремистским проявлениям своей ненависти: в ответ власти применили репрессии, что вызвало еще больший размах неуправляемого протеста: люди бросились ввозить из-за границы оружие... Так начался югославский ад.

Хотелось бы только подправить этот мрачный прогноз: не дай Бог такому случиться никакого оружия ввозить не надо будет. Оно рядом, в казармах руководимой воинственными генералами российской армии...

Самые пессимистические из обозревателей так и говорят, что Латвия играет с огней (рискуя своей независимостью). Конечно, здесь много преувеличения (а может, и желания попугать). Но факт и то, что в России немало людей, которые при наличии серьезного повода готовы пойти на агрессию, "спасать своих". Прибалтийские лидеры, включая и президента Латвии, открыто допускают возможность российской агрессии. Вероятно, такие заявления на чем-то основаны.

Страх латышей потерять контроль над государством, допустив в "верха" представителей некоренного населения, можно понять. Но противостоять этой опасности можно по-разному: считаясь или не считаясь с действительностью, занимая бескомпромиссные позиции или не забывая и о компромиссах ради мира и безопасности (которые обеспечиваются согласием в обществе).

Проект еще не стал законом. После консультации с экспертами ОБСЕ правила будут пересматриваться (протестуют и многие депутаты Сейма). Их утверждение намечено на 1 сентября.

ОЛЕГ ОСИПОВ


Рига Вильнюс


©   "Русская мысль", Париж,
N 4324, 29 июня 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...    
[ В Интернете вып. с 28.06.2000 ]