СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Зачем депутатам
читать конституцию?

Весенняя сессия близится к концу: последнее пленарное заседание Государственной Думы перед двухмесячными каникулами пройдет 7 июля. Правда, на прошлой неделе правительство пыталось упросить депутатов продлить сессию, но из этого ничего не вышло. Трогательное письмо премьер-министра Михаила Касьянова, в котором он молил думцев еще на недельку задержаться в Москве, чтобы одобрить очередные, только что рожденные кабинетом налоговые инициативы, энтузиазма не вызвало. Думские трудяги вроде председателя бюджетного комитета Александра Жукова указали правительству, что налоговые законы не блины, чтобы их печь за один день. Думские лентяи, имен которых мы называть не будем, завопили, что у них уже билеты в теплые края куплены и чемоданы собраны. В результате, несмотря на то, что лучших людей Думы уговаривал лично первый вице-премьер Алексей Кудрин, порешили на том, что продлевать ничего не будут, но Налогового кодекса ради проведут дополнительное заседание, примерная дата 19 июля.

Отмененная милость

28 июня Дума покрыла себя позором, проголосовав за внесение "отягчающих" поправок в действующее (!) постановление об амнистии по случаю 55-летия победы. "РМ" уже несколько раз обращалась к скандалу вокруг амнистии. Суть дела, напомним, в том, что между чтениями в постановление вкралась поправка, по которой были помилованы все орденоносцы, вне зависимости от тяжести совершенных ими преступлений (подробности см. в статье В.Прибыловского в "РМ" N 4324). "Вкралась" потому что до сих пор неизвестно, кто автор. Звучат имена Александра Федулова из "Единства" и Гасана Мирзоева из СПС; думский комитет по регламенту ведет расследование. Внимание к "медалистам" привлекла пресса, когда постановление уже начало действовать. Спустя еще некоторое время Генеральная прокуратура вдруг заволновалась, да так, что попросила Думу "откорректировать" амнистию , а именно: не миловать "тяжких" орденоносцев.

Возникает вопрос: во-первых, почему прокуратура забеспокоилась и, во-вторых, почему она забеспокоилась не сразу. Ведь круг заключенных "медалистов", по данным председателя комитета по законодательству и бывшего министра юстиции Павла Крашенинникова, довольно узок: это чуть более 600 человек, а за тяжкие преступления осуждено не более 60 из них. Если прибавить к этой кучке тех "медалистов", которые сейчас на свободе, но в принципе в ближайшие полгода (срок амнистии) могут оказаться в тюрьме за дела, совершенные до 30 мая 2000 г., то все равно речь идет об очень небольшой группе людей. Соль в том, кто эти люди, а не в их числе. Воспользоваться амнистией по "орденоносности" могли бы или крупные "шишки", как-то: губернаторы, министры с замами, бизнесмены калибра Гусинского, Березовского или Вяхирева, участники войн (включая две чеченских). За три недели, прошедшие с момента вступления амнистии в силу до ее пересмотра, видимо, все "нужные" люди уже освободились. А отказаться от возможности шантажировать уголовным преследованием остальных "медалистов" исполнительная власть, как выяснилось, не собирается.

Просьба прокуратуры "поправить" амнистию оскорбляет естественное нравственное чувство ("слово не воробей"), игнорирует элементарное представление о справедливости (кто успел за три недели тот вышел, прочие, ничуть не лучше и не хуже, останутся за решеткой) и противоречит конституции, в которой черным по белому написано: "закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет". Во время обсуждения об этом говорили Павел Крашенинников (СПС), Елена Мизулина ("Яблоко") и Станислав Говорухин (ОВР). Аргументы представлявшего позорную поправку Виктора Илюхина (КПРФ) в пользу того, что амнистия это не закон, поэтому она может иметь обратную силу, звучали дико. Тем не менее эту людоедскую точку зрения поддержал представитель президента Александр Котенков. Не менее ужасны были предложения доброхотов, которые, желая избежать ответственности, предлагали такое: официально ничего не менять, а освободившихся злодеев тут же сажать по новой. Оказывается, многим депутатам (в том числе членам комитетов по безопасности, по законодательству и госстроительству) невдомек, что конституция гарантирует: никто не может быть осужден дважды за одно и то же преступление. Но зачем депутатам читать конституцию? Почитаешь неловко будет нарушать. А так за противоречащую конституции поправку при подстрекательстве "голоса президента" (так называет себя Котенков) высказалось 311 человек, конституционное большинство, можно сказать.

Война или мир?

Узнав, что Совет Федерации наложил вето на "закон о порядке формирования себя", вице-спикер Думы Ирина Хакамада возбужденно констатировала: "Это война". Это, разумеется, метафора, но конфронтация двух палат Федерального Собрания налицо. Об этом свидетельствует, например, ход рассмотрения в Думе второго и третьего законов из путинского "федеративного пакета". Один из них это так называемый закон "о федеральном вмешательстве", принятый сразу во втором и третьем чтениях и получивший беспрецедентное число голосов 399! До сих пор избранного населением и неприкосновенного губернатора нельзя было отправить в отставку, что бы он ни натворил: не было механизма. Закон вводит такой механизм: президент имеет право отрешить губернатора от должности, если тот отказывается выполнять решение суда. Но, как известно, дьявол прячется в деталях. В данном случае эта деталь "временное отстранение". По закону президент получил право временно отстранять от должности губернатора, который обвиняется в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления. Фактически это дает возможность при желании снять (во всяком случае, "подвесить" на неопределенный срок) любого губернатора без суда. Мало кто сомневается, что вето Совета Федерации закону обеспечено.

Закон о местном самоуправлении про то, как снимать мэров и распускать райсоветы, с самого начала вызывал больше всего споров. В нем не без основания видели кость, брошенную губернаторам. Первоначальный текст давал губернатору возможность без труда загрызть любого неугодного мэра, что вызвало возмущение ряда фракций, прежде всего "Яблока". В ходе обсуждения закона во втором чтении была неожиданно для профильного комитета принята радикальная антигубернаторская поправка. Смысл ее в том, что снять нарушившего закон мэра имеет право (разумеется, при наличии решения суда) только президент. Губернатор же может только просить президента о том, чтобы мэр-беззаконник был снят. За поправку голосовало 244 человека ("Единство", ОВР, СПС, "Яблоко", ЛДПР, часть группы "Народный депутат" и несколько аграриев). Главный защитник губернаторов, председатель группы "Регионы России" Олег Морозов обвинил коллег в том, что они "сотворили чудовищную вещь", а "народный депутат" Аркадий Баскаев умолял одуматься и не превращать губернаторов в завхозов. Большинство, однако, не одумалось и закон с антигубернаторской поправкой был принят во втором чтении. Правда, не с первого раза: сначала не хватило 15 голосов, которые при повторном голосовании дала фракция СПС. Итог не очень убедителен: 243 голоса за ("Единство", половина "Нардепа", ОВР, СПС, ЛДПР, Яблоко), 97 против (коммунисты). Шансов преодолеть вето нет.

Казалось бы, депутаты Думы настроены решительно против Совета Федерации. Однако одновременно с боевыми действиями Дума ведет мирные переговоры. В тот же день, что и два "антигубернаторских" закона, палата приняла обращение к Совету Федерации с просьбой создать согласительную комиссию по закону о формировании "сената". За миролюбивое предложение проголосовали все присутствовавшие 408 человек. Инициатор этого "жеста доброй воли" лидер одной из "антигубернаторских" фракций Евгений Примаков (ОВР). Что происходит?

Версия Владимира Рыжкова, ныне рядового члена "Единства" и "главного" по закону "об отстранении губернаторов": Совет Федерации пойдет на создание согласительной комиссии; в окончательном варианте "закона о формировании" будет мягкая ротация (сенаторы досидят в СФ до конца своих полномочий в регионе) и право отзыва представителя. Второй и третий законы путинского пакета тоже будут отвергнуты верхней палатой и переработаны, как выразился Рыжков, "в либеральном духе".

Версия председателя группы "Народный депутат" Геннадия Райкова: губернаторы получили последний шанс; если они примут "руку дружбы", возможны переговоры; если же СФ откажется создать согласительную комиссию, то Дума оперативно преодолеет вето.

Личные впечатления: борьба идет не между Думой и Советом Федерации, а между Кремлем (центральной исполнительной властью) и Советом Федерации (региональными элитами). Дума лишь поле этой битвы. Немногие депутаты ведут свою игру; далеко не все ориентируются в ситуации. Состояние думского большинства отражает реплика Адриана Пузановского (человека вполне разумного и дельного) в ходе обсуждения одного из путинских законов: "Пусть теперь кто-нибудь нам объяснит, за что мы только что проголосовали".

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4325, 06 июля 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...   ... 
[ В Интернете вып. с 05.07.2000 ]