СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

«Переговоры с кем угодно,
но только прекратить войну...»

Ростов

Пять происшедших 2 июля в разных районах Чечни взрывов управляемых смертниками грузовиков (см. "РМ" N4325), один из которых лишь по официальным данным обошелся в 36 жизней челябинских милиционеров, вызвали в России настоящий шок. Между тем это не первый случай применения боевиками подобной тактики.  [На снимке. В апреле в Ростове-на-Дону хоронили около сотни людей, погибших в период первой чеченской войны. Их трупы так и не были опознаны. Сколько гробов насчитает Россия после второй "спецоперации" в Чечне?].

Уже тогда независимые военные аналитики предупредили, что этот случай действительно может означать переход боевиков к тактике ведения так называемой автомобильной войны, которую ранее использовали исламские террористы. Начало ей было положено 18 апреля 1983 г., когда боевик-самоубийца из шиитской террористической организации "Хезболлах" взорвал начиненную взрывчаткой машину у ворот американского посольства в Бейруте. Жертвами взрыва тогда стали более 180 человек, из которых 61 погиб но большей частью это были ливанцы. 23 октября 1983 г. смертник "Хезболлаха" атаковал в Бейруте уже казармы американских морских пехотинцев 240 погибших. В тот же день другой боевик протаранил машиной и взорвал вместе с собой в том же Бейруте казармы французского контингента по разным данным погибли от 58 до 74 французских солдат. И хотя тогда американцы незамедлительно ответили яростными авиационными налетами и артобстрелами с линкора "Нью-Джерси" позиций "Хезболлаха" и сирийских войск, позже они, как и французы, были вынуждены уйти из Ливана. А тактика смертников была взята на вооружение другими террористическими организациями. В частности, этот метод активно применяли во второй половине 90-х на территории Израиля боевики "Хамаса": самоубийцы, обвешанные взрывчаткой, взрывались вместе с автобусами или на улицах и рынках израильских городов.

Для Чечни появление смертников вещь новая: во время первой чеченской кампании ни одного подобного случая зафиксировано не было. Как бороться с этим явлением, военные, судя по всему, не очень представляют. Первой их реакцией на прогремевшие взрывы было очередное ужесточение комендантского часа. С 9 вечера до 7 утра жителям запрещено было появляться на улице, а каждая передвигавшаяся машина могла быть расстреляна без предупреждения. Федеральные части заблокировали все подступы к Грозному, Аргуну, Урус-Мартану и селению Новогрозненское. Полностью был закрыт для въезда и выезда Гудермес. Одновременно в республике пошли "зачистки", в результате которых, как сообщили официальные источники, задержаны 18 подозреваемых в причастности к взрыву в Аргуне, двое из которых свою вину признали. Тем не менее эти действия не только не стабилизировали обстановку, но и спровоцировали выступления мирных жителей Ачхой-Мартана. Они выступили с протестом против расширения границ комендантского часа и снятия с должности главы местной администрации.

Вечером 6 июля по подпольному каналу боевиков "Война" к жителям Чечни обратился Аслан Масхадов. Он объявил, что в период с 7 по 10 июля будет захвачен город Гудермес, и дал совет женщинам и детям "поскорее покинуть город". На следующий день с самого утра из города начался отток населения. Многие полагали, что Масхадов намерен повторить успех операции по неожиданному захвату в 1996 г. Грозного. Никаких военных действий со стороны боевиков, кроме ночных обстрелов блок-посто, предпринято не было, однако вечером 10-го военные утверждали, что угроза нападения на Гудермес и Грозный сохраняется.

На фоне всего случившегося армейское командование по-прежнему предпочитает не замечать ведущейся против федералов в Чечне партизанской войны. Признание ее как факта прозвучало лишь однажды, когда руководитель пресс-центра ОГВ полковник Геннадий Алехин в интервью НТВ констатировал: "Боевики перешли к новой тактике ведения боевых действий это тактика террора и ведения так называемой партизанской войны". Однако в тот же день зам. начальника Генштаба генерал Манилов на своем традиционном брифинге в категорической форме заявил, что партизанской войны в Чечне нет: "Партизаны как явление социальное опираются вообще на поддержку народа. Партизаны это представители народа. В данном случае мы имеем дело с наемниками. Но это не партизаны. По определению они не могут быть партизанами. Они используют диверсионно-террористические способы действий, но они не находят поддержки у народа. Поэтому это не партизанские, а диверсионно-террористические действия". Однако несколько раньше на том же брифинге генерал сообщил, что "накануне террористических акций... Масхадов распространил видеокассету со своим телеобращением, где сказал заранее, что эти смертники не наемники, а чеченцы, которые мстят за своих родных и близких", но лично он, генерал Манилов, в этом сомневается.

Новый глава чеченской администрации Ахмад Кадыров, похоже, с генералом не совсем согласен. "Не соблюдаются элементарные права человека, которые способствуют противоположной стороне разводить свою работу, чтобы народ подумал обратное", несколько путано сообщил Кадыров вечером 5 июля прибывшему в Моздок Владимиру Путину. На что президент ответил довольно традиционно: "Своими последними действиями, особенно действиями, направленными против местного мирного населения, в особенности против религиозных деятелей, религиозных авторитетов... бандиты окончательно подписали себе смертный приговор".

В то же время основное направление работы, обозначенное в Моздоке президентом: "смелее переходить к формированию местных органов внутренних дел", еще раз свидетельствует о нежелании Кремля учитывать чеченские реалии. Формировать местную милицию федеральному центру придется все из тех же чеченцев. А это значит своими руками вооружить целые отряды враждебно настроенного к себе населения. Фразу "днем он - мирный чеченец, а ночью боевик" российские солдаты и офицеры произносят в телерепортажах едва ли не ежедневно, и это как раз тот случай, когда речь идет не об официальной пропаганде.

В целом же неожиданный моздокский вояж Путина говорит о том, что чеченские события приняли весьма негативный для Кремля поворот. Устроенная президентом демонстративная "порка" министра обороны И.Сергеева и министра внутренних дел В.Рушайло была явно направлена на то, чтобы успокоить вновь всколыхнувшееся после терактов и похорон погибших в них милиционеров общественное мнение. По сути же российский президент ничего нового не сделал и не сказал. И.Сергееву он напомнил о его обязанностях руководителя контртеррористической операции, его подчиненным рекомендовал "строго выполнять указания министра обороны", а В.Рушайло посоветовал действовать "более решительно, последовательно и настойчиво". Отставок, о которых заговорили в прессе после моздокской встречи, так и не последовало. Что совершенно естественно: МВД, армия и спецслужбы были и остаются на данный момент главной опорой российского президента.

Между тем совершенно очевидно, что серия происшедших в Чечне терактов может стать еще одним серьезным аргументом Совета Федерации в его диалоге с Кремлем. 6 июля, спустя четыре дня после взрывов, краснодарский губернатор Н.Кондратенко неожиданно выступил за переговоры с Масхадовым. В интервью Интерфаксу он сказал, что не видит никаких перспектив силового урегулирования чеченской проблемы: "Переговоры, переговоры и еще раз переговоры с Масхадовым, с кем угодно, но только прекратить войну, предотвратить гибель наших военных". В тот же день СФ потребовал от министра обороны и министра внутренних дел отчета по ситуации в Чечне. Заслушав их 7 июля, принял постановление, в целом политику исполнительной власти по отношению к республике одобряющее. В то же время, сенаторы отметили, что обстановка в Чечне "остается напряженной, несмотря на принимаемые президентом и органами госвласти меры". А это значит, что при дальнейшем обострении отношений с Кремлем губернаторы в полный голос скажут что-то вроде: "Посмотрите, что делается в Чечне. Вот что решать надо, а не губернаторов мест в Совете Федерации лишать".

ВАРВАРА КОЛОБОВА


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4326, 13 июля 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...   ... 
[ В Интернете вып. с 12.07.2000 ]