МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Югославия:
Парадокс Милошевича:
демократия укрепляет самовластье

Балканская политика знает множество парадоксов. Авторство многих из них принадлежит президенту Югославии С.Милошевичу. Всем известна, например, его удивительная способность всякий раз после поражений в развязанных им самим конфликтах не только не утрачивать, но и укреплять и концентрировать в своих руках еще большую власть. Правда, всякий раз его власть распространяется над все меньшей территорией. На прошедшей неделе президент подарил мировой политической практике еще один парадокс: самую демократическую процедуру прямых выборов президента государства всеобщим голосованием он будет использовать для укрепления самовластья.

Согласно принятым федеральным парламентом (Скупщиной) изменениям в конституции, президент С.Милошевич сможет остаться во главе государства на много лет, если не пожизненно. Изменению подверглась ст.97 конституции, согласно которой президент федеративного государства избирался союзной двухпалатной Скупщиной (в верхнюю палату, Вече республик, парламенты Сербии и Черногории направляли по 20 депутатов) тайным голосованием сроком на четыре года, причем одно и то же лицо два раза не могло быть избрано президентом. Отныне вводятся прямые президентские выборы на всей территории Югославии, а количество сроков, на которое может быть избран на этот пост один и тот же человек, не ограничивается. Внесенные изменения прямо противоречат ст.1 югославской конституции 1992 г., провозглашающей "равноправие граждан и равноправие республик".

В иных условиях замена архаичной системы двухступенчатых выборов президента прямыми всеобщими выборами считалась бы шагом к демократии и свободе. Увы, в нынешней Югославии все наоборот.

Центральная власть стоит перед выбором: либо расширение прав и свобод на основе полного равноправия граждан и субъектов федерации, либо "закручивание гаек". Милошевич и стоящие за ним в Сербии силы выбрали второй путь. Но, как показывает опыт, усиление централизаторских и унитаристских тенденций в политике властей многонационального государства не только не предотвращает, но и ускоряет распад государства, делает его неизбежным и более кровавым.

В нынешней ситуации фактор Милошевича, в очередной раз выбравшего централизм и унитаризм, замешанные на великосербском национализме, сыграл роковую роль. Черногория, как и другие республики распавшейся СФРЮ, во многом уходит не от сербов от Милошевича. С другой стороны, и президент Черногории М.Джуканович исходит из своих личных интересов, и не только политических. Они состоят в сохранении Черногории в составе Югославии, так как международное сообщество рассматривает его как противовес Милошевичу. По мнению многих наблюдателей, независимая Черногория потеряет свою ценность в глазах крупнейших государств мира и рискует превратиться в европейское захолустье из-за отсутствия ресурсов и капиталовложений. Неизвестно также, останется ли в этом случае Джуканович таким же "демократом" и "сторонником Запада". Несомненно и то, что он стремится избежать войны, которая после провозглашения независимости вполне может вспыхнуть в Черногории, где живет много сербов.

Принятые изменения преобразовали природу государства (из федерации оно стало унитарным, из парламентской республики превратилось в президентскую) и фактически означают государственный переворот, произведенный голосованием депутатов.

Оппозиция в Сербии и власти Черногории подвергли резкой критике изменения, по их мнению, подвергающие угрозе само существование Югославии. Но пока ни Джуканович, ни черногорский парламент, где большинство принадлежит его сторонникам, не решились на главный шаг: не объявили референдума о независимости. Впрочем, последние действия Белграда могут укрепить в Черногории поддержку идее отделения. В таких ситуациях, как правило, происходит всплеск национального самосознания и политического радикализма.

Скупщина Югославии утвердила необходимые президенту изменения, и поэтому вскоре, по крайней мере в Сербии, состоятся выборы Милошевича, кандидатуру которого правящая Социалистическая партия выдвинет на этот пост. Президент может быть спокоен. Он будет единственным кандидатом на выборах, которые, по-видимому, состоятся в конце этого года, и вновь сохранит власть в "своем" государстве. Вопрос лишь в одном: как будет называться это государство?

СЕРГЕЙ РОМАНЕНКО


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4326, 13 июля 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...   ... 
[ В Интернете вып. с 12.07.2000 ]