СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Неопределенные результаты
встречи Путина
с «определенной компанией»

Как известно, Борис Немцов еще 12 июля договорился с Владимиром Путиным о проведении специального «круглого стола» президента с «олигархами», посвященного как сегодняшнему обострению отношений, так и согласованию каких-то новых правил, позволяющих нормализовать ситуацию и в политическом, и в экономическом плане.

С самого начала было видно, как не понравилась эта идея в администрации, но раз уж Путин согласился, то и Владислав Сурков, заместитель Волошина, вынужден был начать предметное обсуждение предстоящей акции с Немцовым. Правда, администрация несколько отложила встречу: вместо называвшихся Чубайсом 24-25 июля «круглый стол» состоится 28 июля.

Борис Немцов, воодушевленный достигнутой на встрече с Сурковым договоренностью, развернул мощную пропагандистскую кампанию, дав за четыре дня несколько больших интервью, в том числе и для широкой публики на ОРТ и НТВ. Если вкратце, концепция лидера фракции СПС такова:

Группа «олигархов», встречающаяся с президентом, не заключает с ним договор как группа, а подписывает что-то вроде хартии отношений власти и бизнеса, открытую для подписания другими. Эта хартия должна включать отказ от расследования дел, связанных с приватизацией, т.е. от нового передела крупной собственности; обязательство государства изгнать из правоохранительных органов особо коррумпированных чиновников; выдворение из Кремля последних остающихся там «олигархов» и встречные обязательства бизнесменов не предлагать взяток, не пытаться использовать государство в конкуренции, платить налоги и соблюдать существующее законодательство.

Реализация подобного соглашения стала бы воистину спасением для российской экономики, но само соглашение, особенно в письменном виде, выглядит слишком фантастично, чтобы быть и подписанным, и, главное, выполненным. Одним махом искоренить коррупцию, даже на высоком уровне, как-то нереально. И продвигаемая Немцовым и Грефом идея радикального повышения зарплат чиновникам как раз на этом уровне от взяток не застрахует: уж больно они бывают велики. Но главное затруднительно главе государства, постоянно твердящему о «диктатуре закона», подписывать документ, в котором он обязуется делать то, что и так делать обязан, и личным указом фактически объявляет амнистию по определенному виду преступлений, что просто не входит в компетенцию президента, а его визави за это соглашаются не совершать впредь уголовно наказуемых деяний. Подобные соглашения подписываются, например, с лидерами повстанческих движений, с которыми не удается справиться военной силой, как это было четыре года назад в Хасавюрте.

Березовский по части хартии просто поднял Немцова на смех, администрация угрюмо согласовывала детали, а прочие «олигархи» предпочитали отмалчиваться. 24 июля «Интерфакс» распространил «утечку» из Кремля, что никакого документа подписано все же не будет. И это правдоподобный прогноз. Впрочем, и устная договоренность могла бы иметь значение, если бы обе стороны отнеслись к ней всерьез.

Готов ли Путин на реальное соглашение, обостряющее его отношения с большей части собственной администрации и подрывающее в глазах большинства избирателей его репутацию решительного борца с «ворами»? Скорее нет, но и вовсе исключить этого нельзя. Готовы ли олигархи и впрямь начать играть по правилам, если Путин честно «равноудалит» Абрамовича с Мамутом? Тоже кажется неправдоподобным, но, возможно, оптимизм Немцова в данном случае имеет какие-то основания. Сам он считает, что лет пять назад подобное соглашение точно бы не выполнялось, а вот сейчас все остепенились и слишком устали от «нечестной конкуренции». Как на образец Немцов ссылается при этом на заключенное вроде бы в 1994 г. по инициативе Березовского соглашение между «олигархами» об отказе от заказных убийств, которое оказалось вполне эффективным.

Но, видимо, и в администрации встреча кажется не совсем уж пустым делом, раз идет оживленное обсуждение, кто же в ней будет участвовать. Первоначально Сурков предлагал короткий список: Анатолий Чубайс, Рем Вяхирев, Борис Березовский, Михаил Фридман, Михаил Ходорковский, Олег Дерипаска и Вагит Алекперов. Список был неполон как бы с двух сторон: не было Владимира Потанина, но не было и Романа Абрамовича с Александром Мамутом. Немцов предлагал согласовать широкий список, не менее 20 человек, подчеркивая, впрочем, что отбор приглашаемых прерогатива приглашающего.

Администрация, похоже согласилась на широкий список. В разных утечках назывались фамилии руководителей «Сургутнефтегаза» и «Северстали» Владимира Богданова и Дмитрия Мордашева и главы ИМПЕКС-банка Олега Киселева. Зато было сообщено, что в переговорах точно не будут участвовать Березовский, Гусинский и Абрамович «из-за их чрезмерной политизированности». Такие вычеты из списка участников существенно подрывают ценность заключаемых за круглым столом договоренностей, чего, собственно, и добивается администрация. Но на самом деле ценность договоренностей будет гарантировать или не гарантировать в первую очередь президентом. Если он и в самом деле заключит какие-то договоренности и начнет их выполнять, отсутствовавшим олигархам ничего не останется, как присоединиться.

Так возможен ли все-таки успех «круглого стола»? Гадать не имеет смысла, но одно ясно: если он не будет сорван, какие-то результаты будут обязательно. Или за столом выйдет ссора, и тогда атаки на олигархов возобновятся с новой силой, как это и было после личных встреч с Путиным некоторых из них. Или же будет достигнут некий прогресс: например, намечены рамки возможного соглашения и согласована какая-то формула регулярных консультаций (о создании постоянного консультативного органа говорилось и в той же интерфаксовской «утечке» из Кремля). Это открывало бы дорогу к последовательному заключению частичных соглашений, что в чем-то даже и лучше: сторонам легче будет достичь необходимого уровня взаимного доверия, что всегда требуется на переговорах о заключении мира.

Усилия же Бориса Немцова, субъективно, может, и объясняемые его неоправданным оптимизмом, объективно направлены на более широкое изменение политики новой власти. В интервью ОРТ он обосновывал еще одну идею в духе амнистии капиталов объявить 2001 г. годом легализации наличных или вывезенных денег. Немцов предлагает в течение года взимать с таких средств лишь 13-процентный подоходный налог, а уголовные расследования начинать лишь в особых случаях типа запроса через «Интерпол» или подозрения в продаже оружия чеченским боевикам. Такой декларативный шаг мог бы помочь вернуть капиталы в страну (скажем, 20% от вывезенного это уже сумма порядка 30 млрд. долл.), хотя Немцов не утверждает, что амнистия это панацея. Это лишь жест, который долен быть дополнен реструктуризацией банковской системы, принятием Налогового кодекса и прочими мерами по повышению инвестиционной привлекательности. Ну и, конечно, «субъективным фактором» Немцов ссылался и на патриотизм «олигархов», и на их чувство самосохранения: если Путин их попросит вернуть в страну деньги, «они тихо согласятся, если не хотят проблем со спецслужбами, все-таки помнят, откуда президент».

Вряд ли Борис Немцов надеется, что это его предложение будет немедленно принято. Но партийный лидер и не должен давать власти предписания. Он должен обозначать партийную линию и создавать давление на власть, что Немцов и делает. Например, в «Итогах» на НТВ он прямо заявил, что у него есть факты подкупа прокуратуры и МВД «определенной компанией».

Как «определенная компания» сумеет выпутаться из навязанной ей правыми истории с «круглым столом», станет ясно 28 июля.

АЛЕКСАНДР ВЕРХОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4328, 27 июля 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...   ... 
[ В Интернете вып. с 26.07.2000 ]