КНИГИ И ЛЮДИ

 

«Интеллигенции нужно
научиться думать самой и
не быть партийной»

Беседа с Фридрихом Горенштейном

Фридрих, почему вы решили уехать из России?

Горенштейн

Многие думают, что из-за известного скандала с «Метрополем», но на самом деле к этому времени у меня на руках уже были все документы. Я уехал из-за общей обстановки, мне не давали жить два врага правительство и либеральная интеллигенция. Я сам давно догадался, а теперь стало окончательно ясно, что это была кампания. В России меня и сейчас не издают, не рецензируют, будто меня нет. Нет и не надо. Я издаюсь в маленьком издательстве «Слово» в Нью-Йорке, книги хорошо продаются. Думаю, что и в России продавались бы (хоть Евгений Попов и сказал мне, что раз не издают, значит, нет потребности). Моя пьеса «Петр I» идет в двух консервативных театрах в Александринке в Петербурге и в Малом в Москве, остальные пьесы не идут нигде.

Шестидесятники милые люди, но они сами организуют свой успех. Отнять у меня книги они не смогли, а время и силы да. Они милые люди, но им надо, чтобы они всегда были первые, а ты за ними. Помню, один итальянец, ассистент Антониони, мне сказал: в кино побеждает не тот, кто лучше, а тот, кто первый приходит. Они привыкли все валить на советскую власть а разве она на них не распространяется? Разве не при ней они сделали карьеру?

Но ведь и вы тоже при ней?

Да, восемь книг по-французски, десять по-немецки, да еще Максимов в «Континенте» меня любил. А на русском книг не издавали.

Извините за нескромный вопрос: на что вы живете?

Раньше на гонорары, иногда на стипендии; один раз хорошо заработал в Италии написал сценарий, хоть фильм и не пошел. Стипендии мне давали не эмигранты, а немцы, да и все заработки не от эмигрантов от немцев, от французов. Кое-что приносят выступления. Теперь у меня появилась рента за преследования при нацизме: я получил от Красного Креста подтверждение, что в 1942 году находился в оккупации.

В одной из ваших книг есть рассуждение об интеллигенции, что она любит находиться в положении человека, стоящего на табуретке с петлей на шее. Вы и сейчас так думаете?

Это только одна сторона дела. Главное то, что интеллигенция у нас партийная. Еще в 1981 г. я написал заметку «Чехов и мыслящий пролетариат» она во многом проецирует на наше время. Эта футлярность, о которой писал Чехов, она и сейчас есть. Приходят разные люди а говорят одно и то же, меня это глубоко возмущает. Их идеи это обратная сторона государственных дел. Все мыслят хором. Сферы влияния разделены между коммунистами и демократами и все. В этом главная беда, Россия от этого задыхается. Правозащитное мышление тоже отталкивает от тоталитаризма.

И еще не надо идеализировать все западное, это главная беда последних лет. Запад тоже ведет себя ужасно: включил в свой круг фашистскую Латвию, празднующую дни СС. Они выступают сами против себя, как в 30-е годы, но напиши об этом никто не опубликует. Массовая многомиллионная интеллигенция ужасна везде и здесь тоже. Но отдельные люди есть. Здесь тоже было движение против бомбардировок НАТО, только ему не дали слова.

Но с Запада надо брать пример здесь существует взаимоконтроль ветвей власти, это главное: демократия это и есть хороший контроль.

Вы профессиональный киносценарист, расскажите немного о вашей работе в кинематографе.

Это отраженный свет, деньги, но не авторитет. С Тарковским мы делали «Солярис», работалось с ним неплохо. Я его знал с 1963 г., отношения у нас были тесные, но мы и ссорились, и не разговаривали подолгу. Если бы он не умер, мы должны были делать «Гамлета».

Я работал с разными режиссерами, делал с Михалковым «Рабу любви», намучился с Михалковым-Кончаловским не могу работать с режиссером, который мне сопротивляется. Михалков-Кончаловский сделал много плохих фильмов, но, между прочим, его фильм про Сталина «Ближний круг» замечательный, оставшийся недооцененным. Так вот, с Тарковским было неплохо. В «Солярисе» он все сделал, как я хотел. Там есть изумительный эпизод Дон-Кихот в читальном зале, такая появляется библейская духовность. И вообще у Тарковского много неудач, но это неудачи Тарковского (так же, как неудачи Феллини это неудачи Феллини).

Религиозные проблемы для вас существуют?

Да. Церковь обманывает народ в толкованиях обманывает по-марксистски.

У вас есть ощущение, что мы живем в конце христианской эпохи?

Статистика гласит, что нет. А ощущение такое, что весь мир безрелигиозен. Ортодоксальные, застывшие течения национал-исламизм, иудаизм до сих пор ведут борьбу с назаретским движением. И христианство вело себя ужасно. Вся религия находится в состоянии морального регресса, которым сопровождается технический прогресс.

Каким вам видится будущее России?

Я вижу, что мир не может держаться на хорошем и на плохом, он должен держаться на равновесии. По моему мнению, Россия должна быть сильным свободным государством, в союзе с Белоруссией и Украиной в противовес НАТО. Сейчас в разбалансированном мире остался один Рим, одна сверхдержава.

А что же, должно быть два Рима? Разве мы не знаем уже, как мрачно выглядит такое противостояние?

Нужен устойчивый, сбалансированный мир. Если Америка останется одна, она будет всех держать. Россия не должна разваливаться: дух находится в теле, не будет прочного тела не будет духа.

Вы, конечно, не связываете этот самый дух с интеллигенцией?

Чехов не зря ее осмеивал. Все эти понятия: интеллигенция, демократия, свобода слова, борьба за мир абстрактные понятия. Демократия опаснее автократии, когда она гнилая, как рыба.

Прежде всего нужно выбросить из головы элементы диссидентского сознания.

Перестать противостоять власти, даже неправедной?

Это в каждый момент нужно решать особо.

А сейчас?

В борьбе за укрепление государства противостоять власти не надо, в борьбе со злоупотреблениями надо.

Жаль только, что большинство злоупотреблений как раз и вершатся под предлогом укрепления государства.

Интеллигенции нужно научиться думать самой и не быть партийной. Есть люди разумные Леонид Баткин, например. Или Сахаров но написал же он утопическую конституцию. «Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник» каждый должен заниматься своим делом.

По-моему, идеальная конституция вещь полезная, она камертон, она будит лучшие устремления...

Человек существо низкое, Господь не доверял человеческой природе вот и нужно исходить из того, что человек несовершенен, что он будет развиваться в худшем направлении.

И заранее строить для всех тюрьму?

И дома, и законы должны быть с необходимым запасом прочности. А интеллигенцию нельзя выделять, она связана со всеми остальными тысячью нитей. Нужно говорить об индивидуальном интеллигенте, а не о массовом.

Приходится исходить из дурного. Первым рожденным человеком был Каин, убийца, это необходимо понимать. Куда ни глянь, подтверждения этому повсюду. Взять хотя бы Толстого и Достоевского: один атеист, который хотел верить, другой злой, который хотел быть добрым, на этом держится все их творчество.

Недавно я выступал в Париже по радио анархистов; анархия, конечно, лучше всего, но из нее ничего не получится, она противоречит человеческой природе. Человек изначально грешен, поэтому его необходимо ограничивать законом.

Беседовала
ТАТЬЯНА ВОЛЬТСКАЯ


Берлин Санкт-Петербург


©   "Русская мысль", Париж,
N 4328, 27 июля 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...   ... 
[ В Интернете вып. с 26.07.2000 ]