СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Фронда увяла не случайно

Промежуточные итоги путинской реформы

Устройство Российской Федерации нуждается в ремонте по двум направлениям: 1) восстановление единства правового пространства, ликвидация "территориального плюрализма"; 2) введение и укрепление в регионах демократических норм (хотя бы до достигнутого в центре уровня), защита прав человека от произвола местной власти.

Почти в каждом субъекте федерации действуют законоположения и административные установления, не совместимые с конституцией и федеральным законодательством:

      режим обязательной прописки-"регистрации" (Москва, Краснодарский край и др.) в том числе с ограничениями по этническим принципам (Краснодарский край);

      запреты на вывоз или ввоз товаров из других регионов (целый ряд областей, а в качестве временных и сезонных мер вообще везде);

      ограничения всеобщего избирательного права по языковому или этническому принципу (ряд национальных республик);

      безальтернативность или ограниченная альтернативность выборов (многие национальные республики, Саратовская область);

      собственные законы о прокуратуре и вообще о чем-угодно;

      и даже разрешение многоженства для титульной нации (Ингушетия).

По крайней мере два провинциальных хана: башкирский Рахимов и калмыцкий Илюмжинов с точки зрения буквы федеральных законов вообще скорее узурпаторы, чем законно избранные президенты.

По подсчетам депутата Государственной Думы Владимира Лысенко, примерно треть региональных президентов и губернаторов установила в своих провинциях местные авторитарные режимы, нарушающие права человека.

Путинская административно-федеративная реформа, состоящая пока из трех федеральных законов, указа о семи округах и группы президентских обращений к руководителям регионов с требованием ликвидировать несоответствие региональных законоположений федеральному законодательству, создает предпосылки для значительного прогресса на первом направлении (правопорядок) и игнорирует необходимость продвижения на втором (демократия и права человека).

Мало того, президентский вариант ремонта федерации создает дополнительные бюрократические инстанции и раздувает бюрократический аппарат (семь округов-сатрапий, идея Госсовета), посягает на местное самоуправление (особенно в первоначальном, не исправленном Думой варианте третьего федерального закона), создает возможности политического произвола в отношении неугодных губернаторов и местных парламентов (второй федеральный закон, в особенности его первоначальный проект).

В ходе обсуждения реформы думские демократы предпринялипопытки развернуть президентскую инициативу в демократическом направлении, в целом не удавшиеся (провалившаяся "яблочная" поправка о введении прямых выборов в Совет Федерации), или хотя бы обезвредить наиболее антидемократические положения в законопроектах, отчасти удавшиеся (сокращение возможности внесудебного снятия губернаторов, существенная правка закона о местном самоуправлении).

Почти одновременно с ремонтом федерации президент и его окружение продолжили наступление на права и свободы независимых СМИ и предприняли атаку на крупный российский бизнес. Тем самым были подтверждены подозрения, что недемократические аспекты административно-федеративной реформы это не чисто технические недостатки, а органическая часть общей политики новой власти.

Естественно встал вопрос: какую позицию должны занять демократы и либералы: воспользоваться моментом для решения назревшей и перезревшей проблемы регионального произвола, пренебрегая как опасностью усиления авторитарных полномочий президента, так и техническими несовершенствами путинских законопроектов, или же в союзе с региональной фрондой противостоять авторитаризму центра, фактически отложив реформу федеративных отношений до лучших времен?

Первый вариант предпочли "Яблоко" (в программе которого введение института федерального вмешательства с целью обуздания регионального произвола стоит издавна и на одном из первых мест), большая часть СПС.

Второй вариант избрали президент Чувашии Николай Федоров (который действительно руководствуется принципами федерализма и демократии, чего не скажешь о большинстве сенаторов-фрондеров, бунт которых он неожиданно возглавил), ущемляемая властью телекомпания НТВ, депутаты Думы Сергей Ковалев, Владимир Лысенко (лидер Республиканской партии РФ, член фракции "Регионы России"), Владимир Рыжков (независимый).

На страницах "РМ", в частности, первую точку зрения обосновывали в данных газете интервью один из лидеров "Яблока" Сергей Митрохин ("РМ" N4325 ) и зам. руководителя фракции СПС Борис Надеждин ("РМ" N4328), а вторую точку зрения В.Лысенко (там же).

В полемике сторонников этих точек зрения даже возник (в одном из киселевских "Гласов народа") схоластический вопрос: на чью сторону должен был бы встать последовательный демократ в конфликте между, например, "кровавым тираном" Иваном Грозным и "реакционным боярством"?

На сторону тирана, но реформатора однозначно встал депутат от СПС Виктор Похмелкин (учивший историю Ивана Грозного по школьным сталинско-брежневским учебникам), а на сторону "городов и Боярской Думы... как противовеса тирании" Владимир Рыжков (как историка по первой профессии изучавший предмет более самостоятельно).

Как и следовало ожидать, президент добился того, что все три его законопроекта прошли через парламент. Правда, усилиями думцев (в первую очередь, "Яблока" и СПС) антидемократические тенденции путинских законопроектов, как уже сказано выше, несколько выхолощены. С другой стороны, губернаторы тоже добились кое-чего для себя: режима "мягкой ротации" и права прямого делегирования и отзыва своих представителей в новой верхней палате.

Право делегирования и, особенно, отзыва это фактически единственная существенная уступка, которой губернаторы добились от президента. Возникает даже вопрос: почему администрация пошла на эту уступку, которая, казалось бы, ликвидирует такую удобную одностороннюю зависимость будущих депутатов верхней палаты от администрации, выбивает из ее рук возможность решающего влияния на них методом распределения материальных благ (начиная с квартир).

Отчасти, видимо, администрация испугалась, что преодоление вето может сорваться. А с другой стороны, не каждый губернатор решится отозвать делегированного им представителя только на том основании, что он "куплен" Москвой. Во всяком случае, пока президент силен, каждый конкретный губернатор не пойдет (особенно в одиночку) на отзыв своего представителя, которым "доволен" президент. Сейчас президент силен, и не случайно фронда увяла: даже не решилась провалить вторую часть Налогового кодекса, хотя и очень хотелось.

Другое дело, если президент ослабнет в борьбе со всеми "элитами" сразу (вариант, предвидимый Березовским), в этом гипотетическом случае право отзыва делегированных представителей может стать инструментом в борьбе губернаторов за свои региональные привилегии.

А промежуточный итог реформаторских усилий президента можно описать следующим образом: урезан (пока потенциально) авторитаризм регионалов в пользу авторитаризма центра; значение верхней палаты парламента снижено (тоже пока потенциально); демократия как таковая не выросла, но и почти не урезана (хотя здесь еще не вечер).

ВЛАДИМИР ПРИБЫЛОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4329, 03 августа 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...   ... 
[ В Интернете вып. с 02.08.2000 ]