СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Путин выслушал «олигархов»

И ничего им не сказал

28 июля в Кремле состоялась долгожданная встреча Владимира Путина с представителями крупного российского бизнеса. Со стороны власти в беседе приняли участие Михаил Касьянов, Алексей Кудрин, Герман Греф, Александр Волошин, Дмитрий Медведев, Владислав Сурков, а также лидер думской фракции СПС Борис Немцов. Со стороны "олигархов" на встрече присутствовал 21 человек представители ведущих предприятий и банков. В Кремль не были приглашены Борис Березовский и Владимир Гусинский (как было сказано, из-за их чрезмерной "политизированности"). Отсутствовал и Роман Абрамович, формально числящийся депутатом Думы. Кроме того, в Кремле не было улетевшего на встречу с президентом Финляндии Анатолия Чубайса.

Об итогах встречи известно в основном со слов бизнесменов и Немцова представители Кремля избегали каких-либо комментариев. Серия пресс-конференций, интервью и даже громкие слова Немцова о том, что "теперь с "олигархами" покончено", не могут скрыть главного: никаких реальных результатов встреча не принесла. Путин не только не пошел на подписание каких-либо деклараций о взаимном "ненападении" с бизнесменами, но и по сути ушел от ответов на многие важнейшие вопросы. Формально президент вновь пообещал, что не допустит пересмотра итогов приватизации, и даже согласился с бизнесменами, что часть вины за конфликты "олигархов" с правоохранительными органами лежит на чиновниках. Правда, даже эти слова не были произнесены публично о них известно лишь из пересказа "олигархов". Что же касается таких проблем, как налоговая амнистия или борьба с коррупцией во властных структурах, то, насколько можно понять, никаких внятных обещаний бизнесмены не получили. Очевидно, большая часть этих вопросов будет обсуждаться в рамках созданного по инициативе Касьянова Совета промышленников и предпринимателей. Но ни состав, ни полномочия этого органа неясны скорее всего, он станет сугубо консультативной структурой, созываемой в тех случаях, когда это нужно власти. К тому же факт отсутствия на встрече самых политически активных бизнесменов: Абрамовича, Березовского, Гусинского и Чубайса показывает, что Кремль не готов к открытому обсуждению проблемы "равноудаленности" "олигархов". Косвенная критика Путиным Абрамовича (заявление о том, что компания "Сибнефть" платит подозрительно мало налогов) ни к чему президента не обязывает и в то же время указывает еще раз депутату Думы от Чукотки на его зависимое от Кремля положение.

Правда, утверждения о том, что встреча 28 июля станет началом заката "олигархов", тоже кажутся пока не вполне обоснованными. Глава государства вовсе не демонстрировал особого недовольства действиями крупного бизнеса и намерений начать "зачистку" среди "олигархов". Более того, накануне был сделан примирительный жест прекращено уголовное дело против Гусинского. Просто ожидания, связанные с встречей в Кремле, изначально были завышены: отчасти благодаря Борису Немцову, стремившемуся извлечь из самого ее факта максимальный пропагандистский эффект, отчасти в силу инерции. При Борисе Ельцине в силу его ограниченной трудоспособности доступ к президенту был важнейшим политическим ресурсом. Сам факт аудиенции у главы государства означал "приближение" того или иного политика. Путин пытается внести принципиально иной стиль, чередуя встречи с самыми разными политиками. На международном уровне ни беседы с лидерами "семерки", ни консультации с Ким Чен Иром (а также запланированные визиты на Кубу и в Ливию) ни к чему Путина не обязывают. То же самое и внутри страны: интересно, что накануне рандеву с "олигархами" распространились пока не подтвержденные сведения о желании президента побеседовать с главными редакторами радикально оппозиционных газет "Советская Россия" и "Завтра".

Складывается ощущение, что собственной политики по отношению к "олигархам" президентская сторона пока не выработала. Изначально проект "Путин", то есть сценарий легитимного обеспечения преемственности власти и нейтрализации претензий Евгения Примакова и Юрия Лужкова, был в немалой степени порождением "олигархической" системы. Связанные с "семейной" группой бизнесмены действительно сыграли немалую роль в "раскрутке" преемника Бориса Ельцина. Формально Путин не связан с бизнесом публичными обязательствами (тем более что, в отличие от 1996 г., отнюдь не все "олигархи" участвовали в обеспечении победы Путина). В распоряжении Путина есть несколько сценариев. Первый воздержаться от конфликта с крупным бизнесом и сосредоточить усилия на нейтрализации других оппонентов (прежде всего губернаторов). Второй поощрить поддержавших его "олигархов" и нейтрализовать "неудобных" (например, Гусинского) и конкурирующих с "приближенными" к Кремлю финансистами. Третий разрушить прежнюю систему и выдвинуть на первые роли новых "фаворитов" из Санкт-Петербурга. Четвертый попытаться полностью нейтрализовать политические претензии всех крупных бизнесменов, в том числе через уголовное преследование с помощью "независимой" прокуратуры. Даже вполне лояльный к Путину Чубайс в интервью "Коммерсанту" накануне встречи крайне негативно оценил попытки подключения правоохранительных органов к давлению на крупный бизнес: «Никогда в жизни не была [прокуратура] независимой, не является и еще долго не будет... И если сверху им говорят: "Ребята, вы независимы", то они отвечают: "Вас понял, товарищ начальник, завтра всех арестуем!"»

Однако планы разрушения "олигархической" системы только кажутся простыми. Власть по своей природе сопряжена с конкурентной борьбой. При всех издержках, связанных с лоббированием нынешними "олигархами" своих интересов, сложившаяся система во многом воспроизводит существовавшую в советское время ситуацию, когда руководители и снабженцы отдельных предприятий, отраслей, регионов боролись между собой за получение фондов в столичных коридорах власти. Ликвидация нынешних ее форм даже в случае успеха Путина и провала попыток крупного бизнеса выстроить серьезную оппозицию лишь перенесет эту борьбу в кулуары, сделав ее менее прозрачной. Результатом этого будет обострение внутриведомственных противоречий, дальнейший рост коррупции и, как следствие, провал заявленных Путиным намерений выстроить "единую вертикаль власти".

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4329, 03 августа 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...   ... 
[ В Интернете вып. с 02.08.2000 ]