Шахматы

 

Под сенью КГБ

Окончание. Начало в "РМ" N4328.

В 1955 г. мой старший брат подарил мне книгу Александра Котова и Михаила Юдовича "Советская шахматная школа". Оба автора прославляли достижения советских шахматистов. Как это было принято в те времена, они приписывали все победы выдающихся шахматистов политической системе страны, непогрешимости ее руководителей и теории марксизма-ленинизма. Не писали они только о том, что Сталин, умерший за два года до издания этой книги, особенно внимательно следил за соревнованиями, в которых играли советские шахматисты. Гроссмейстер Марк Тайманов, давая мне в марте 1998 г. интервью для "РМ", заметил, что Сталина, например, весьма интересовал межзональный турнир в Швеции (1952). Тайманов сказал, что все четыре молодых советских шахматиста: Петросян, Геллер, Авербах и Тайманов сделали четыре быстрых ничьих с Котовым, победителем турнира. Из Кремля не поступало конкретного указания, но каждый из перечисленной четверки подсознательно чувствовал, что Котов представлял "систему" и победа над ним принесет им одни неприятности по возвращении в Москву.

Конечно, микрокосм под названием "советская шахматная школа" имел свои плюсы и минусы. Он была одним из порождений советской империи возможно, одним из самых сильных: даже теперь, после крушения коммунизма и распада СССР, Россия, его естественная наследница, по-прежнему регулярно выигрывает все крупнейшие соревнования, включая олимпиады, а большинство ведущих шахматистов мира российские граждане или родом из России.

Еще в 20-е годы советские правители поняли, что шахматы можно использовать как мощное идеологическое оружие для доказательства превосходства социализма над капитализмом. "Подставил", как теперь принято говорить, шахматы (да и самого себя), как ни странно, Александр Алехин. Вернувшись поздней осенью 1927 г. в Париж из Буэнос-Айреса, где он одержал победу в матче над Капабланкой, Алехин выступил на банкете, устроенном в его честь русскими эмигрантами в парижском шахматном кружке "Потемкин". "Миф о непобедимости Капабланки теперь развеян, сказал новый чемпион. Так же будет развеян и миф о непобедимости большевиков". Эти слова дошли до советских правителей, в частности до Николая Крыленко, одного из прокуроров еще на ленинских политических процессах начала 20-х годов. Крыленко был страстным любителем шахмат и весьма сильным игроком. Он возглавлял шахматную секцию в СССР (слово "федерация" стало использоваться позднее).

Крыленко был противоречивой личностью. С одной стороны, безжалостный палач, отправивший на смерть тысячи невиновных людей (а в 1938 г. сам разделивший судьбу своих жертв). С другой он много сделал для развития шахмат в СССР. Крыленко организовал знаменитые московские турниры в 1935 и 1936 гг., он пригласил играть в Москве Капабланку и Ласкера, он поддерживал Ботвинника в подготовке к крупнейшим турнирам и т.д. Но, конечно, он прекрасно понимал, что для правительства шахматы в первую очередь средство пропаганды, и осуществил ту основополагающую работу, которая дала плоды как в 30-е, так и в 50-е годы, когда на мировой шахматной арене появилась целая плеяда выдающихся советских гроссмейстеров. Подводя итоги, можно сказать, что Крыленко установил нерасторжимую связь между шахматами и правительством, игра была взята под полный контроль КГБ. В Центральном шахматном клубе СССР, генеральном штабе советской шахматной федерации, была даже специальная комната, служившая кабинетом шефу из КГБ, контролировавшему работу всей федерации, каждый шаг любого ее работника.

В 1936 г., разделив с Капабланкой первое место на сильнейшем турнире в Ноттингеме, Ботвинник послал телеграмму Сталину, благодаря его за внимание к советским шахматистам. Десятилетия спустя Ботвинник признался, что сам он не писал эту телеграмму. Сопровождавшие его агенты (тогда НКВД) лишь уведомили шахматиста, что пошлют ее. Понятно, что Ботвинник согласился.

Не так давно я познакомился с необычным документом, опубликованным в российском шахматном журнале "64". Это записка, составленная Н.В.Крыленко и адресованная Сталину. В ней он цитирует телеграмму, пришедшую в ноябре 1935 г. из Голландии от Алехина: чемпион мира поздравлял советских шахматистов с праздником октябрьской революции. К тексту алехинской телеграммы Крыленко приложил свой комментарий: "Печатая телеграмму нынешнего чемпиона мира белогвардейца Алехина, редакция "Известий" считает нужным отметить, что политическое предательство и ренегатство не искупается так легко, как, видимо, полагает гр. Алехин... Надо уметь на деле доказать осознание своей вины и готовность загладить ее. Без этого никакие таланты не спасут Алехина от того заслуженного презрения, с которым к нему относятся все в СССР. Просьба сообщить Ваши указания по настоящему поводу".

Поразительной была реакция Сталина. Он поставил свою подпись на записке Крыленко и добавил такие слова: "Предлагаю телеграмму Алехина напечатать без комментариев". Что было на уме у вождя? То ли он хотел заманить Алехина, а потом расправиться. А может быть, план был и хитрее: пусть Алехин вернется, и сделаем из него еще одного Горького... Так создавалась "советская шахматная школа".

Даже иностранцы состояли на службе КГБ. Флоренсио Кампоманес, бывший президент ФИДЕ, всегда сотрудничал с КГБ. Я был свидетелем его контактов с руководителями советской шахматной федерации, когда работал переводчиком на лекциях, читавшихся видными советскими гроссмейстерами на семинарах для молодых мастеров в Москве и Ленинграде.

Несколько лет назад голландский журнал "Нью ин чесс" опубликовал материалы журналиста Дирка Гезендама о сотрудничестве Раймонда Кина с КГБ. Кин английский гроссмейстер, автор многих книг, помощник Корчного на матче в Багио в 1978 году. Гезендам даже ссылался на некоторые утверждения Корчного относительно контактов между КГБ и Кином. Мне довелось дважды переводить лекции Кина в Москве, и могу сказать, что его отношения с начальством из советской шахматной федерации были более чем дружескими... Но такие люди каким-то чудом всегда оказываются на поверхности. Пикантная деталь: Кин один из активных организаторов предстоящего матча между Каспаровым и Крамником.

Что ждет нас в будущем? Наступит ли день, когда все, что я написал сегодня, уйдет в историю?

В конце прошлого года эта статья была впервые напечатана на английском языке в широко известном в Интернете "Шахматном кафе" американского издателя Ханона Расселла. Но ее актуальность и обоснованность моих опасений в отношении российской действительности, увы, подтверждаются сегодняшним опытом. Характерно письмо, полученное мной по интернету от Сергея Каневского (к сожалению, не знаю ничего об этом человеке и даже не знаю, откуда пришло письмо). Вот небольшой отрывок:

Привожу вкратце мой ответ в Интернете на это, одно из многих, письмо неизвестного читателя:

ЛЕВ ХАРИТОН


Нью-Йорк


©   "Русская мысль", Париж,
N 4329, 03 августа 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...   ... 
[ В Интернете вып. с 03.08.2000 ]