СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Спорное колесо в телеге

По-видимому, Госсовет
будет изучать вопрос
о государственном гимне

Всю вторую половину лета действующие политики и политические обозреватели обсуждали Госсовет утешительный приз, обещанный президентом главам регионов в обмен на их капитуляцию.

Капитуляция состоялась, и встал вопрос: чем этот Госсовет будет заниматься?

Ряд влиятельных сенаторов, такие, например, как губернатор Приморского края Евгений Наздратенко и президент Северной Осетии Александр Дзасохов, хотели бы, чтобы к новому органу перешла часть полномочий Совета Федерации, а именно: согласование бюджета, объявление войны и мира, направление вооруженных сил за границу, изменение границ.

Действительно, изменение порядка формирования верхней палаты парламента создало проблему: принятие решения по серьезнейшим вопросам (в частности о войне и мире) теперь будет доверено лицам, которые народом не избираются. Вот если бы был принят порядок, предлагавшийся «Яблоком» (прямые выборы членов Совета Федерации), вопрос бы не возник.

Выход самый простой (хотя и требующий внесения соответствующих изменений в конституцию) передать объявление войны и мира, направление войск за рубеж и т.п. в ведение либо нижней палаты, либо парламента в целом. А Госсовет раз уж он обещан (а врать нехорошо) пусть будет чем-то вроде ранее существавших при Ельцине «государственных», «консультативных», «консультативно-политических» и «политико-консультативных» советов.

Последний такой ПКС при президенте, состоявший главным образом из представителей партий и блоков, проигравших парламентские выборы в 1995 г., Путин как раз только что распустил за ненадобностью. Ельцин тоже иногда экономил: создавая один (или сразу два) новых органа, какой-нибудь один старый упразднял.

Когда губернаторы и президенты предлагают наделить Госсовет серьезными полномочиями и внести для этого изменения в конституцию, они это говорят только самоутверждения ради. Они прекрасно понимают, что не для того у них это отнимали, чтобы отдать им же, но под другой шапкой.

Есть, правда, вариант, предложенный недавно злобным Жириновским: парламент разогнать (по примеру Кромвеля и Наполеона), передать Госсовету все функции обеих палат, а сам Госсовет составить наполовину из назначаемых президентом чиновников, наполовину из лидеров политических партий тоже по выбору президента. Но вряд ли такой вариант «сильного» Госсовета утешил бы губернаторов.

Так что остается только вариант «слабого», совещательного Госсовета, из кого бы он ни был составлен: из всех 89 руководителей исполнительной власти в регионах плюс сам президент во главе (за это ратует большинство губернаторов), или же только из 20-30 особо преданных плюс лидеры фракций Думы и руководитель администрации президента Александр Волошин во главе (так, кажется, хотят в Кремле).

У расхлябанной телеги российской постсоветской государственности и так уже явный избыток колес: президент, правительство, администрация президента (фактически «второе правительство»), две палаты парламента (отчасти законодательные, но в большей мере законосовещательные), Совет безопасности (декоративный при Ельцине, но при Путине почти «третье правительство»). Функции давно поделены или, точнее, перепутаны, но вакантных функций нет.

По слухам, в Кремле нашли все-таки одно первоочередное дело, которым можно будет нагрузить Госсовет сразу, как только он будет создан. Это государственная символика. Вопрос о флаге и гербе можно считать исторически решенным и в связи с регулярными поражениями левых на выборах, да и просто потому что флаг и герб прижились, стали привычны. Иное дело наш гимн без слов.

Мало кто способен напеть утвержденную указом Ельцина музыку Глинки хоть без слов, хоть со словами (а уже написано около 200 вариантов, но нет компетентного органа, который мог бы выбрать наилучший). Многие (и не только коммунисты) считают необходимым вернуть мелодию советского гимна, придумав для нее менее идеологизированный текст (тоже написано уже около 30 вариантов). Иные предлагают сделать государственным гимном марш «Прощание славянки». А тут еще и музыка Глинки оказалась якобы не музыкой Глинки, а слегка переделанным польским церковным песнопением XVI века.

Вот и первоочередная задача для нового совещательного органа: изучить все 200 вариантов слов на музыку Глинки и 30 на музыку Александрова. Сравнить мелодию Глинки с подозреваемой католической молитвой: одна и та же музыка или разная? Или же придумать для «Прощания славянки» другое название, не вызывающее возражений у ревнивых президентов Татарстана и Башкирии.

ВЛАДИМИР ПРИБЫЛОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4330, 31 августа 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...    
[ В Интернете вып. с 31.08.2000 ]