СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Защитник,
дикредитирующий защиту

Борис Березовский осваивает лексику правозащитников


Для подобных мрачных прогнозов Кремль в последнее время действительно дал немало поводов: дело Бабицкого и Гусинского, выработка концепции "информационной безопасности", прямые обвинения СМИ, прозвучавшие из уст Путина во время его встречи с семьями погибших моряков в Видяеве (которые обильно цитирует Березовский). В том же ряду давление на "Газпром", чтобы тот скупил акции "Медиа-Моста", теперь давление на Березовского, чтобы тот отказался от своей доли акций на ОРТ, и наконец самое последнее изобретение засекреченная статья бюджета по расходам государства на средства массовой информации.

Пока поступивший в Думу проект закона "О федеральном бюджете на 2001 год" находится на рассмотрении комиссий и к его публичному обсуждению депутаты не приступали. О засекреченной статье под номером 113 общественность узнала от депутата от КПРФ Леонида Маевского, который сообщил об этом в интервью радиостанции "Эхо Москвы". По его словам, она гласит: "Утвердить в пределах сумм, установленных статьей 27 настоящего федерального закона, распределение ассигнований из федерального бюджета на 2001 год по разделу "Средства массовой информации" согласно приложению 6 (совершенно секретно)". Упоминаемая ст.27 проекта, как писала потом газета "Сегодня", тоже засекречена: "Подобная мера беспрецедентна: хотя в бюджете есть несколько секретных статей, грифа "совершенно секретно" не имеет ни одна другая статья бюджета, кроме "государственной программы вооружений". Ни в одном другом постсоветском бюджете программа расходов на СМИ не засекречивалась". Далее остается только гадать, каковы тайные планы Кремля по созданию нового пропагандистского оружия. Ведь не частные же СМИ будут финансироваться по секретной статье госбюджета. А правды мы все равно не узнаем: разглашение информации, хранящейся под грифом "совершенно секретно", преследуется законом.

Генеральный секретарь Союза журналистов Игорь Яковенко, которого цитирует газета "Сегодня", не нашел для комментария иных слов, кроме как: "фантастика... чушь какая-то... глупость... бред и шизофрения..." Но вывод он сделал правильный: "Если это так, то это больше не лечится".

Добавим к общей картине болезни и недавнее распоряжение министра связи Реймана об обязательном установлении во всех телефонных сетях, включая сотовую связь и интернет, аппаратуры, которая позволила бы ФСБ практически бесконтрольно прослушивать все разговоры и просматривать электронную переписку граждан (см. статьи М.Ситникова и К.Корнеевой). Это уже явный рецидив, казалось бы, излеченной за последние десять лет болезни. Кремль, фактически подмявший под себя "вертикаль власти", то есть государственные структуры, отныне берется и за умы своих сограждан.

Вопрос в том, способно ли новое российское общество противостоять спускающейся сверху заразе. Или единственным лекарем так и будет выступать Березовский? Он уже попробовал себя в роли лидера "конструктивной оппозиции", теперь встал на защиту, как он пишет, созданных им путем финансирования негосударственных СМИ "предпосылок гражданского общества" и демократии. Походя Березовский защищает и частный капитал, который "хоть и корыстен и своенравен, но не начинает войн и не скрывает потери, не замалчивал Чернобыль и трагедию другой подводной лодки, "Комсомолец"... не занимается выселением народов и не ликвидирует классовых врагов..."

Что же, кроме удаленного от Кремля "олигарха", в России больше некому постоять за демократические и либеральные достижения последних десяти лет? Зная Березовского, нетрудно догадаться, что, как только его вновь приблизят к Кремлю (а это пока не исключено), он сдаст в услужение власти и "конструктивную оппозицию", и финансируемые им СМИ. В Кремле наверняка тайно радуются публичным выступлениям "серого кардинала", потому что знают: пока он был действительно "серым" и действовал в тени, он был влиятелен и опасен (или полезен), а когда вышел на свет, то своим видом распугал всех потенциальных оппозиционеров от Березовского шарахаются даже те, кто готов подписаться под каждой фразой из двух его "открытых писем" президенту. Своим именем самый знаменитый российский "олигарх" может окончательно дискредитировать любую инициативу по противостоянию авторитарному режиму, который так упорно выстраивает Владимир Путин.

Имеющиеся в наличии в России политические партии пока отмалчиваются. И только правозащитники слабо вопиют: "Срочно обратить внимание на явно обозначившийся планомерный демонтаж всей системы правовых гарантий демократических свобод". В своем обращении к российской общественности и парламентариям исполнительный директор движения "За права человека" Лев Пономарев предупреждает: "Пока идет лишь зондаж российского общества, проверка его способности отстоять свои права. Следом пойдут и иные меры, явочным порядком вводящие чрезвычайщину, превращающие страну в полицейское государство. Уже запланировано принятие закона о чрезвычайном положении (см. "РМ" N 4325. И.К.), практически аннулирующем гражданские права, и закона о Конституционном собрании, состав которого назначается ветвями власти. На очереди законопроекты о фактическом введении цензуры в эфире, о фактическом удалении из политики неугодных общественно-политических объединений".

ИРИНА КРИВОВА


Париж


©   "Русская мысль", Париж,
N 4331, 7 сентября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...    
[ В Интернете вып. с 06.09.2000 ]