СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

 

"Макарчик"
только прикоснулся
к правде

О знаменитом матче между
киевскими динамовцами и немцами,
состоявшемся в оккупированном Киеве в 1942 году

Кончается ХХ век, подводятся его итоги. Средства массовой информации пытаются назвать главное мировое событие столетия, определить "человека века", да и в самых разных сферах общественной жизни найти что-то из ряда вон. В частности, и в спорте.

Как стало известно из газетной информации, по числу отданных голосов среди спортивных событий особой значимости находится и так называемый "матч смерти", сыгранный футболистами киевского "Динамо" с немцами в оккупированном городе и возведенный советской пропагандой в ранг подвига.

"Более полувека понадобилось, написал украинский журналист Кирилл Стадниченко в петербургской газете "Смена", чтобы прикоснуться к правде о футбольном матче-легенде. Сведения из газеты "Нове украиньске слово" за 1942 год и воспоминания бывшего игрока киевского "Динамо" Макара Михайловича Гончаренко позволили прикоснуться к правде".

Увы, только прикоснуться...

В 1937 г. после матча с динамовцами Украины капитан футбольной команды басков, приезжавших в СССР из Испании, Луис Регейро дал киевлянам такую оценку: "Красивая команда". Точнее не скажешь, в лучшей команде Киева играли мастера своего дела. Только вот в войну этого оказалось мало.

С началом войны многие динамовцы покинули свой город и отправились в глубь страны: вратарь А.Идзковский, защитник Н.Махиня, полузащитники В.Гребер и И.Лившиц, нападающие В.Шиловский, К.Щегодский, П.Лайко... Другие остались. Левый инсайд Павел Комаров, дождавшись прихода в город немцев, перешел на их сторону. Остальные перешли на положение обывателей, приспосабливавшихся к "новому порядку".

Когда гитлеровцы предложили восстановить команду, чтобы сыграть с ними, они оказались покладистыми партнерами. Одни занялись поисками футбольной формы, другие комплектованием команды. Недовольным оказался лишь хозяин мукомольного комбината, где они работали: власти велели отпускать футболистов на тренировки.

О том, что игр с оккупантами было много (а не один "матч смерти", после которого динамовцы, не пожелавшие проиграть, якобы были расстреляны), нам рассказал еще Анатолий Кузнецов в романе "Бабий Яр". Однако все остальные литераторы, кто в послевоенное время касался этой темы в прессе, в кино или в воспоминаниях, в том числе и некоторые участники матча, оказавшиеся живыми и здоровыми, дружно держались официальной канонической версии. Да, дескать, после "матча смерти", который они отказались проиграть, их отправили в концлагерь, где футболисты и погибли. Так написал в своей книжке и бывший игрок киевского "Локомотива" Владимир Балакин, выходивший на поле летом 1942 г. в составе динамовцев; так изображено это в фильме "Третий тайм" (1963). То же на протяжении многих лет не раз рассказывал уже упомянутый Макар Гончаренко, которого за маленький рост болельщики звали "Макарчиком". И вот больше чем полвека спустя он заговорил вопреки легенде: "Никто из официальной администрации перед началом матча не заставлял нас играть в поддавки... Никто нас потом (а киевляне выиграли) не арестовал".

Ценное признание, однако отказаться полностью от прикрас Гончаренко и на этот раз не захотел, ведь иначе улетучится ореол героизма. "Мы решили, заявил он, ни на какие компромиссы не идти. Разве что обойтись без разгромной победы".

Как известно, в футбольной команде 11 игроков, а с запасными и того больше. Почему от рук немцев погибли только четверо, Гончаренко помалкивает. Опровергая существовавшую официальную версию, что вся команда за одержанную победу была отправлена в концлагерь, он тут же шьет белыми нитками другую байку. "Наш администратор Жорка Швецов пожаловался немцам, что мы нарушаем режим... Вот тогда нас и забрали!"

Ну кто поверит, что "нарушение режима" местными футболистами хоть как-то обеспокоит оккупационные власти? И зачем им было проверять (как утверждает Гончаренко) по довоенным афишам, кто играл в составе киевского "Динамо", когда имена футболистов были известны всему городу? Забрали динамовцев совсем не за то, что их клуб принадлежал НКВД, а за другое. И не всех.

В 1945 победном году возобновился чемпионат страны. 17 июня в Киев приехали динамовцы Ленинграда. В тот день состоялась их первая послевоенная встреча на футбольном поле, и старым друзьям-соперникам было что вспомнить, о чем поговорить. Тогда-то и зашел разговор о футболе военной поры в их городах. Бывший в то время капитаном питерцев заслуженный мастер спорта Валентин Федоров, сам участник блокадных матчей, узнал от родственников погибших киевлян, за что их покарали: "Не за выигранный матч у немцев их посадили, а за муку, которую они тайком выносили с комбината. Узнав об этом, хозяин пожаловался властям. И не убили их в отместку за свое поражение немцы. Четверо Николай Трусевич, Иван Кузьменко, Алексей Клименко и Николай Коротких погибли случайно. Как свидетельствовал очевидец-лагерник, однажды кто-то из заключенных бросил камень в собаку коменданта лагеря. Взбешенный эсэсовец приказал построить узников и, не установив виноватого, отсчитал каждого пятого, которых и расстреляли. Среди них оказались четверо динамовцев..."

В Киеве на стадионе "Динамо" воздвигнута памятная доска с барельефом, изображающим четырех футболистов, посмертно награжденных медалями "За отвагу". Пятеро уцелевших участников игр с немцами (то есть фактически тоже коллаборантов): Макар Гончаренко, Михаил Мельник, Михаил Свиридовский, Владимир Балакин и Василий Сухарев получили медали "За боевые заслуги". Вот такие дела...

Летом 1942 г. в осажденном Ленинграде, который гитлеровцы обстреливали из орудий, обессилевшие от голода футболисты вышли на стадион "Динамо", продемонстрировав свое мужество и веру в победу над врагом. Но наград им за это не дали.

У "Дома книги" на Невском проспекте ничто не напоминает прохожим о подвиге мастера спорта Петра Сычева, футболиста ленинградского "Динамо", который 21 октября 1941 г. ценой собственной жизни спас здесь несколько человек во время бомбежки. Ни доски ему, ни медали...

Все познается в сравнении, если залогом служит правда. "Макарчик" ее, увы, только коснулся.

ГРИГОРИЙ БРАИЛОВСКИЙ


Мюнхен


©   "Русская мысль", Париж,
N 4332, 14 сентября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...    
[ В Интернете вып. с 14.09.2000 ]