МНЕНИЯ, ОЦЕНКИ, ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

 

Надо спорить о вечном,
чтобы обрести насущное

По поводу редакционной статьи в "Общей газете"
"Оставим споры о вечном, подумаем о насущном"

Судить или не судить?
или Егор Яковлев против
Владимира Буковского

В самом конце августа почти одновременно в российской прессе появились две статьи. Владимир Буковский в "Известиях" писал: "Преступления против человечества не должны остаться безнаказанными, иначе мы никогда не будем жить в мире, где господствует уважение к закону, к человеческой жизни... Пока не состоится Суд над Коммунизмом, ни одна страна в мире не сможет похоронить свое прошлое, восстановить истину, разобраться в своей истории".

Буквально на следующий день в "Общей газете" (N34) появилась редакционная статья под заголовком "Оставим споры о вечном, поговорим о насущном". И подзаголовок "Наш ответ Геннадию Зюганову" (хотя ее вполне можно было озаглавить "Наш ответ Буковскому").

На известинской публикации нет смысла подробно останавливаться хотя бы потому, что позиция Владимира Буковского достаточно хорошо известна. На сей раз он лишь выводит проблему за рамки России и говорит о преступлениях коммунизма в глобальном масштабе.

Другое дело статья в "ОГ". Коммунисты и демократы, по мысли редакции, "просто обязаны научиться жить вместе". Мало того, редакция убеждена, что "нагнетаемый страх перед КПРФ и угрозой "реставрации коммунизма"... сыграл роковую роль для российской демократии, способствовав созданию и укреплению авторитарного режима". А потому газета готова "взять на себя посильную работу по налаживанию диалога между коммунистами и демократами", "попытаться открыть новую страницу взаимоотношений российских коммунистов и российских демократов" (не листая старых страниц!? Что-то похожее, помнится, было у нынешнего президента, но об этом позже).

Об этих будущих отношениях говорится так: "Отношение демократов к КПРФ должно быть честным. Правила политической борьбы должны быть общими для всех, и КПРФ, за которой стоит по крайней мере четверть населения России, имеет те же права, что и любая другая партия. Мы считаем, что приход к власти людей, придерживающихся иных взглядов, это значительно лучше, чем систематическое нарушение в борьбе с ними всех норм демократии и морали".

Появление статьи не следует считать неким казусом. Оно вполне закономерно хотя бы потому, что линия на "диалог" с коммунистами в демократической "ОГ" проводится давно. Так, постоянный автор "ОГ" Дмитрий Фурман давно и последовательно призывал "не сходить с ума из-за перспективы победы коммунистов" (в 1996-м), не бояться сколько-нибудь "серьезной диктатуры" (в 1998-м). Наконец, в начале нынешнего августа он опубликовал фактические тезисы к будущей редакционной статье "ОГ", в которых среди прочего вывел такую формулу: "Можно утверждать, что КПРФ, за которую при тотальной антикоммунистической обработке голосуют 25 процентов населения, такая плохая партия, что ее нельзя пускать к власти ни при каких обстоятельствах и любой ценой. Но, утверждая это, нельзя считать себя демократом". Это, мол, "интеллектуально нечестно" (какой уж тут суд!). А вот новые взаимоотношения демократов и коммунистов, по его мнению, способствовали бы "превращению отечественной псевдодемократии в демократию".

Статью в "ОГ" еще и потому нельзя считать казусом, что идея "честного отношения" к коммунистам имеет давнее хождение среди части демократов и восходит к давним (еще с августа 91-го) спорам о том, надо ли "охотиться на ведьм".

Ведь это не кто иной, как Виктор Похмелкин, один из нынешних лидеров СПС, произносил такие яркие слова: "Нравится ему Гитлер, Сталин или Наполеон это личное дело человека, и пока он его критикует или восхваляет это его право... С идеологией надо бороться идеологией, а не карательными мерами". Почти такими же словами вторил ему другой демократ Сергей Иваненко, один из лидеров "Яблока".

И, как водится в таких случаях, сразу, конечно, про Вольтера, про то, как они готовы жизнь положить за своего идейного противника и т.п. Ах, закрыли газету "Правда"! Ах, "расстрел Белого дома"!..

Вольтер, нисколько не сомневаюсь, уже лет десять в гробу ворочается, слушая демократический блуд. Да воскресни он хотя бы после ХХ съезда, когда всего-то чуть-чуть приоткрылась завеса над бездной, он бы вслед за Алешей Карамазовым обязательно крикнул: "Расстрелять!"

Последним на этой "вольтерьянской" полянке недавно отметился в "Итогах" Евгений Киселев, нечто похожее произнесший в адрес своего заклятого друга Доренко. И тоже не смог сдержаться: дрогнул голос и слеза блеснула...

Так о ком плачет "Общая газета"?

О вечном
и насущном

В преддверии намечающегося диалога "Общей газеты" и коммунистов естественным было бы видеть в редакционной статье со столь претенциозным названием представления будущих партнеров об этом самом "вечном" и "насущном".

Поскольку статья в "ОГ" не дает на этот счет никаких ориентиров, приходится заниматься реконструкцией. В оценке вечного, надеюсь, мы все-таки с "ОГ" сходимся. Для простоты (но ничуть не упрощая) предложил бы считать по части "вечного" ст.2 конституции: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью". То есть то, что совсем недавно еще не стеснялись называть "общечеловеческими ценностями".

Для сравнения из Зюганова: «Народ во всей своей соборной полноте отверг либеральные химеры... Подавляющее большинство россиян уже осознало, в какой тупик завели их сладкоголосые сирены "свободного рынка" и "общечеловеческих ценностей"».

Или вот: "Никаких общечеловеческих ценностей в природе не существует. Что у России осталось, так это ракетно-ядерная мощь" (генерал Подколзин, адмирал Балтин лидеры вполне коммунистического предвыборного блока "За Родину!").

К "вечному" я бы отнес также отношение к злу и к злодеям. Опять же вряд ли ошибусь, если скажу, что демократы в целом (и "ОГ", в частности) едины в одном: Сталин величайший из злодеев. А вот Зюганов: "Иосиф Сталин наш предшественник".

Подобных цитат "встык" можно набрать сколько угодно, но зачем пересказывать содержание газет (в том числе "ОГ") и документов за последние полтора десятилетия?

Наконец, к категории "вечного", безусловно, следует отнести принцип неотвратимости наказания зла. В ХХ столетии высшим торжеством этого принципа стал Нюрнбергский трибунал. Печально, но россияне мало что знают про этот процесс, кроме разве того, что это был "суд над главными военными преступниками". Еще печальнее, что так и не состоялся наш собственный суд над своими преступниками. А ведь только так и можно создать то самое "единое правовое пространство", о котором тщетно мечтает российский президент. Столь же тщетно и другое его намерение (правда, в экспортном варианте) следовать по пути Эрхарда. Ибо этому германскому пути как раз и должен был предшествовать Нюрнберг. Представить иное невозможно, как невозможно представить, чтобы нынешний канцлер ФРГ поднимал тост за Гитлера.

То, что провозглашает президент Путин (а раньше него это делал премьер Примаков), можно описать одним лозунгом в духе приснопамятных времен: "Под знаменем СталинаЭрхарда вперед, к победе". Не получится...

Тут какой-то парадокс, который по плечу разве что социальным психологам (психиатрам?): признавать высшую справедливость нюрнбергского приговора и молиться на икону Вольтера, когда речь заходит о собственных преступниках и их последователях. С одной стороны, упиваться торжеством демократии и правопорядка, когда московская милиция по сомнительным основаниям штрафует баркашовцев за "символику, напоминающую..." и телодвижения, тоже что-то напоминающие. А с другой как нечто само собой разумеющееся воспринимать многотысячные манифестации и марши по столице последователей сталинизма с их транспарантами, хоругвями, портретами вождей и всей их "серпастой и молоткастой" символикой. При этом "Советская Россия" "последышами Гитлера" называет не кого-нибудь, а Сергея Юшенкова и Андрея Козырева.

Понимаю, что это отдельная серьезная тема, но не могу не удержаться от короткой цитаты из материалов Потсдамской конференции:

"Уничтожить национал-социалистическую партию и ее филиалы и подконтрольные организации, распустить все нацистские учреждения, обеспечить, чтобы они не возродились ни в какой форме, и предотвратить всякую нацистскую и милитаристскую деятельность или пропаганду.

...Все члены нацистской партии, которые были больше чем номинальными участниками ее деятельности... должны быть удалены с общественных и полуобщественных должностей и с ответственных постов в важных частных предприятиях.

...Образование (идеология, по ПохмелкинуИваненко. А.В.) в Германии должно так контролироваться, чтобы полностью устранить нацистские и милитаристские доктрины и сделать возможным успешное развитие демократических идей".

А нам предлагают "оставить споры". Хотя, конечно, при таких спорах какое же согласие?..

"Коммунизм"
и "коммунисты"

Есть еще один фундаментальный вопрос, без ответа на который непонятен сам предмет спора: а что собственно имеет в виду редакция "ОГ", когда говорит о коммунизме и коммунистах?

Неловко об этом напоминать, но приходится специально для "вольтерьянцев". Коммунисты это не члены клуба высоколобых любителей марксова "Манифеста" и сталинских трудов о языкознании. И коммунизм это вовсе не "город солнца" Кампанеллы, мечтать о котором не запретишь. Это тоталитаризм "чума ХХ века" (по Восленскому), это сталинизм, это административно-командная система, это, наконец, ГУЛАГ, в который было загнано все население (кроме того, что стояло на вышках).

Неловко напоминать и про то, что КПСС никакая не коммунистическая партия. Что без железной связки КПСС-КГБ вообще не мог бы существовать тоталитаризм. И если сегодня говорить об угрозах, то это угроза возврата той самой смертельной связки: правящая партия (желательно единственная или с декоративной оппозиционной) плюс "органы". Как она будет именоваться, не имеет ровным счетом никакого значения, но она-то и будет подлинно "коммунистической" в историко-практическом смысле этого понятия.

Причем не факт, что такой партией станет "Единство", хотя г-н Шойгу уже за своего союзника считает батьку Кондратенко, а Зюганов в свою очередь подумывает о сотрудничестве с Кремлем. Нет сомнения, что все эти ребята договорятся и "все у них получится". Дума стремительно превращается в Верховный совет, Совет безопасности в политбюро, а правительство уже стало "техническим". Остается во главе его посадить "члена политбюро".

Таким образом, коммунизм и коммунисты вовсе не окажутся "на обочине" (по Фурману). На этой самой обочине окажется десяток-другой функционеров. Коммунизм же грозит возродиться в новой тоталитарной связке, причем на этот раз ведущим в ней будет КГБ (или как там его в очередной раз переименуют). "Органы" и будут уже становятся подлинной партией власти.

Год назад известные политологи Игорь Клямкин и Лидия Шевцова предложили свой проект российского "пакта Монклоа". Идея состояла в том, что документ должны были подписать все политические партии, включая коммунистов. При том, правда, что они "сумеют публично отмежеваться от советского прошлого". Изначальный порок проекта состоял в том, что под ним должна было бы стоять и подпись КГБ. А это, согласимся, нонсенс.

Когда Путин обещает "возродить государство", он должен понимать, что не может "возродить" (при нереформированных "органах", армии, прокуратуре, судах, при все разбухающем госаппарате) ничего, кроме того самого "коммунизма".

Не понимать (не помнить), к чему это приведет, легкомысленно, если не сказать больше. Хотя, с другой стороны, хотела того "Общая газета" или нет, она вполне "угадала" последние указания президента.

Еще два эпиграфа вместо эпилога

АЛЕКСАНДР ВОДОЛАЗОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4333, 21 сентября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...    
[ В Интернете вып. с 21.09.2000 ]