СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Расколотое единство

Баркашов без баркашовцев?

"Русское национальное единство" (РНЕ) Александра Баркашова самая крупная из радикальных и самая радикальная из крупных националистических организаций в современной России. Еще несколько лет назад РНЕ считалось воплощением реальности угрозы "русского фашизма". Конференции и митинги баркашовцев, собиравшие многочисленные толпы молодых людей в черной форме с эмблемой, в которой легко узнавалась свастика, пугали очень многих. Ведь РНЕ, в отличие от многих других отечественных праворадикальных групп, не было "диванной партией" и в своей деятельности не замыкалось в границах Московской кольцевой автодороги. Активность многих региональных организаций РНЕ была заметна даже на районном уровне. Хотя на местных выборах нацисты получали всегда незначительный процент голосов, в провинциальных городах даже несколько десятков человек в черной форме вполне могли дестабилизировать обстановку. РНЕ строилось скорее как военизированная организация боевиков, ориентированная на силовые действия, чем как нормальное движение, занятое политической борьбой.

Но, по выражению основного конкурента Баркашова на радикально-националистическом фронте, лидера национал-большевиков Эдуарда Лимонова, армейская организация должна воевать, а не маршировать, иначе она разлагается. А баркашовцы с октября 1993 г. не участвовали ни в каких реальных силовых акциях. Так что со временем изначальный агрессивный напор РНЕ стал спадать. Плюс сам Баркашов человек осторожный и избегающий действительно серьезных столкновений с властями. Руководство движения регулярно отказывалось от собственных соратников, так или иначе замешанных в противоправных действиях. Такое поведение отталкивало от Баркашова настоящих национал-экстремистов, готовых к прямому насилию. Пик напряженности вокруг РНЕ был достигнут в конце 1998 начале 1999 гг., когда столичный мэр запретил проводить в Москве всероссийский съезд РНЕ, а "фюрер" оказался не готов пойти на реальную конфронтацию со всесильным столичным градоначальником. Тогда многие командиры среднего звена (РНЕ устроено как строгая иерархическая пирамида) зароптали.

Из движения начался отток членов. Центральный печатный орган РНЕ, газета "Русский порядок", де-юре запрещенная в 1999 г., де-факто не выходила с начала 1998-го. В ответ на недовольство среднего командного звена Баркашов устроил очередную чистку рядов.

Однако в последние годы в некоторых регионах местные организации РНЕ были достаточно активны. Несмотря на запреты и порой неприкрытое противостояние с региональными властями (а кое-где и, наоборот, благодаря их сочувствию) баркашовцы смогли построить вполне дееспособные ячейки строителей грядущего "русского порядка". В обход инструкций из центра региональные организации изготавливали собственную пропагандистскую продукцию, принимали участие в выборах, устраивали не всегда санкционированные властями выступления.

В качестве двух альтернативно складывающихся региональных центров в организации выступали наиболее крупные и самостоятельные филиалы: Воронежский (лидер Евгений Лалочкин) и Ставропольский (Андрей Дудинов). Эмиссары из Центрального Черноземья налаживали партийную организацию на Северо-Западе (в Санкт-Петербурге и окрестностях), под влиянием Воронежа находятся переживающие стадию бурного роста организации РНЕ на Украине. Из Ставрополья на всю Россию расходились юдофобские и националистические листовки. Кроме того, воронежская региональная организация РНЕ лидер по числу инцидентов, связанных с применением насилия к представителям национальных и расовых меньшинств. Вместе с местными скинхедами баркашовцы буквально терроризировали общежития многих вузов, в которых живут студенты из Африки и Азии.

Понятно, что подобное фактическое безвластие в организации, построенной на иерархическом принципе, не может тянуться долго.

Неудачные попытки раскола происходили в РНЕ и раньше, начиная с 1995 года. И когда-то шокировавший общество Алексей Веденкин, и никому неизвестные бывшие высокопоставленные "соратники" Александр Федоров и Александр Денисов пытались увести с собой из организации наиболее активных ее членов. Баркашов с безошибочным чутьем угадывал потенциальных раскольников в руководстве и изгонял их из движения раньше, чем они успевали приобрести значительное число сторонников. Однако на этот раз "фюрер" опоздал.

12 сентября Баркашов распространил заявление, в котором объявил об исключении из рядов движения своего заместителя по связям с регионами Олега Кассина и его сторонников. Кроме того, "фюрер" заявил о реформе РНЕ и образовании ГБ "гвардии Баркашова" "с дальнейшим принесением личной присяги Вождю". Текст присяги, согласно заявлению, "будет передан индивидуально, суть и содержание не разглашаются".

На следующий день Кассин, уже довольно давно втихую налаживавший тесные связи со средним командным звеном и "копавший" под своего шефа, распространил свое заявление. В документе говорилось, что неспособность Баркашова полноценно осуществлять руководство движением стала очевидна. Бывший заместитель обвинил "вождя", в частности, в длительном запое. Но самое главное Кассин объявил о намерении создать новое движение на базе действующих региональных организаций РНЕ.

Но общий тон кассинского заявления насторожил радикальных противников Баркашова внутри движения. В документе говорилось о "позитивных изменениях в политической жизни и руководстве страны". В устных интервью предводитель раскола выражался еще более определенно: обновленное РНЕ намерено добиваться от власти "более жесткого и принципиального курса на равенство всех перед законом". Мгновенно пронесся слух, что Кассин получил предложение о финансировании новой организации, если она откажется от одиозной символики и обратится к более умеренной идеологии.

Такой конформизм не мог найти понимание у радикалов. Их лидеры, для отвода глаз выразившие недовольство склокой в руководстве, воспользовались поводом реформировать организацию. 15 сентября несколько региональных лидеров заявили, что отныне все дееспособные региональные организации РНЕ будут работать на основе горизонтальных связей, не реагируя на кризис центрального аппарата. Центром региональной фронды стал Воронеж, к нему сразу же присоединился Санкт-Петербург.

Впрочем, Кассин опроверг слухи о намерении отказаться от символики РНЕ и занять "соглашательскую" позицию. После этого многие колеблющиеся (в частности лидер Ставропольской региональной организации Дудинов) его поддержали. 21 сентября в Подмосковье прошел закрытый пленум РНЕ, на котором было принято решение об отстранении Баркашова от руководства движением. На пленуме присутствовали руководители 16 "регионалок".

Сторонники воронежского "вождя" национал-радикалов Лалочкина распространили листовки, в которых говорилось, что ""Русское национальное единство" это не "партия Баркашова" или "ЧП Кассина"", а политический авангард Русской Нации", который будет активно действовать несмотря на "конфликтную ситуацию в центральном совете".

Таким образом, вместо единого движения РНЕ в результате раскола получилось три организации (хотя, конечно, не исключено, что Лалочкин сможет договориться с Кассиным). Можно предположить, что, если слухи о финансировании Кассина соответствуют действительности, его организация сможет выжить и даже усилиться. Однако Баркашов, в отличие от лидеров фронды, раскрученный на федеральном уровне политический деятель, которого знают все и многие по инерции продолжают бояться.

Газета "Коммерсантъ", практически единственная, прокомментировавшая раскол в РНЕ, выразила сомнение в перспективах радикалов: мол, нацизм "выходит из моды", и "надобность в такой партии скоро может отпасть сама собой". Однако произошедшие в один только день, 22 сентября, погром еврейской школы в Рязани и массовые избиения скинхедами "лиц кавказской национальности" у московского метро "Отрадное" опровергают подобную интерпретацию. В России еще есть неорганизованные нацисты, готовые на экстремистские действия.

ВЯЧЕСЛАВ ЛИХАЧЕВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4334, 28 сентября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...    
[ В Интернете вып. с 28.09.2000 ]