СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Военные попали
под сокращение

Реформа армии отложена,
но не отменена

Открывая 27 сентября совещание членов российского Совета безопасности, В.Путин заявил о намерении приступить к радикальному уменьшению численности частей и соединений в армии и других силовых структурах. По словам президента, бюджет предусматривает чрезмерно большие суммы на оборонные нужды 35% расходной части. "Мы тратим на военную структуру колоссальные средства, и нельзя допустить, чтобы военный бюджет был размазан и растаскан", заявил он. Ожидается, что под сокращения попадут до 600 тыс. человек. Наиболее серьезные потери понесет Минобороны около 350 тыс. военнослужащих (общая численность которых составляет сейчас 1,2 млн. человек) и 120 тыс. гражданских специалистов. Увольнения коснутся и других силовых ведомств, в том числе внутренних войск МВД и Федеральной пограничной службы.

Обнародованные цифры не стали сенсацией: в первой половине сентября их уже называл министр обороны Игорь Сергеев. Нельзя считать неожиданностью и сам факт столь радикального сокращения. Вопрос о военной реформе обсуждался уже не один месяц, однако до недавних пор он оставался лишь инструментом выяснения отношений между министром обороны и начальником Генштаба: с политическим решением Кремль не торопился. Развитие событий ускорила августовская катастрофа "Курска", обнаружившая серьезные трудности вооруженных сил страны. Расчет военных использовать трагедию для увеличения бюджетных расходов почти не оправдался: правительство и Путин пошли лишь на незначительные уступки.

Вопрос в том, какими целями будут руководиться президент и кабинет министров при проведении военной реформы. Их может быть как минимум две и обе труднодостижимы: урезать военные расходы и повысить эффективность вооруженных сил. Очевидно, что снижение численности армии приближает постановку задачи ее перехода на профессиональную основу. Однако в этом случае государству придется идти на значительное увеличение оплаты военнослужащих. Между тем даже воюющие в Чечне подразделения не получают обещанных средств, результатом чего стали акции протеста контрактников в Ростове-на-Дону. Более того, увольнение в запас десятков тысяч офицеров потребует от правительства огромных средств на выплату им выходного пособия. По данным газеты "Сегодня", в сложившейся ситуации Минфин предлагает даже прибегнуть к отказу от единовременной выдачи сокращаемым военнослужащим причитающихся им сумм вместо этого деньги могут быть размещены на счетах в Сбербанке и выдаваться по специальному графику. Еще более сложен вопрос с повышением боеспособности войск: одним механическим сокращением численности вооруженных сил этого не добиться, а все прочие предложения по военной реформе исполнительная власть обнародовать не торопится.

Переход к сокращению боевых частей всех силовых структур сулит новый раунд межгрупповой борьбы. Самый громкий ее пример конфликт министра обороны Игоря Сергеева и начальника Генштаба Анатолия Квашнина. Недавно Квашнину удалось добиться серии аппаратных успехов. В частности, принято решение о выведении войск ракетно-космической обороны и военно-космических сил из состава ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Их переподчинение Генштабу сулит переход под контроль Квашнина средств, поступающих от коммерческих запусков ракет. Более того, отсутствие Сергеева на совещании в Совете безопасности (объясненное его отпуском) некоторые наблюдатели расценили как предвестие отставки. В то же время за несколько дней до совещания было проведено несколько запусков ракет, которые могут быть истолкованы как попытка "игры мускулами" со стороны командования РВСН. К тому же некоторые проекты Квашнина, судя по всему, не будут воплощены в жизнь. Начальник Генштаба предлагал за счет радикального сокращения ракетчиков несколько увеличить численность сухопутных войск, но, как стало известно, "сухопутчики" тоже попадут под секвестр по данным газеты "Время МН", на 180 тыс. человек.

Главным посредником в межведомственных конфликтах станет Совет безопасности: аппарату СБ поручено сформулировать итоговый проект. Это открывает перед подчиненными Сергея Иванова широкие перспективы. Многие российские политики с тревогой наблюдают за расширением функций СБ, опасаясь чрезмерного усиления выходцев из спецслужб в органах власти. Но пока что мощь СБ базируется на дружеских отношениях Путина и Иванова, а не на реальном весе этого ведомства. Когда дело доходит до конкретной работы, СБ отнюдь не всегда оказывается эффективен. Подготовленная в его недрах доктрина информационной безопасности подверглась резкой критике за обилие ошибок и неточностей в тексте документа. Да и работа СБ в сфере военной реформы не слишком продуктивна: его широко разрекламированное августовское заседание по этому вопросу не принесло заметных результатов, а в конце сентября и вовсе случился конфуз.

27 сентября планировалось провести заседание Совета безопасности, на котором предполагалось принять ключевые решения по военной реформе. Но за несколько часов до его проведения Михаил Касьянов и Сергей Иванов доложили президенту, что ни одно из заинтересованных ведомств не согласилось с предложенными им планами сокращений. В результате статус мероприятия был понижен с заседания до совещания членов СБ, а окончательное решение отложено до ноября. По-видимому, в ближайшие несколько недель каждая из силовых структур (Минобороны, Генштаб, МВД, ФСБ, ФАПСИ, пограничники) будет пытаться уменьшить цифру предполагаемых сокращений за счет "конкурентов".

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва


©[an error occurred while processing this directive]"Русская мысль", Париж,
N 4335, 05 октября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ... 
[ В Интернете вып. с 04.10.2000 ]