МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Время играет
на руку Милошевичу

Югославская оппозиция не хочет
попасть в "ловушку" второго тура выборов

Вряд ли кто в самой Югославии и за ее пределами верил в то, что президент Слободан Милошевич добровольно откажется от власти. Ему, конечно, пришлось впервые за последнее десятилетие признать свое поражение в первом туре им же самим досрочно назначенных президентских выборов. Избирательная комиссия, прекрасно зная, каковы истинные масштабы поражения Милошевича, три дня отмалчивалась, дожидаясь, пока "Слобо" продумает стратегию своего поведения. За это время первые крысы начали покидать тонущий корабль правящей соцпартии (СПС) и Объединеной левой партии супруги президента. Давний союзник Милошевича лидер крайне националистической Радикальной партии Воислав Шешель поспешил признать будущим президентом Югославии Воислава Коштуницу, набравшего, по данным объединенной оппозиции, более 50% голосов уже в первом туре. Влиятельная в Сербии Православная Церковь также встала на сторону "избранного президента", пожелав Коштунице "достойно и мирно" взять власть в свои руки. Черногория, бойкотировавшая выборы по призыву своего президента, вновь пригрозила выходом из югославской федерации.

Западные страны (США, Великобритания, Германия, Франция) фактически признали победу Коштуницы и массированные нарушения, совершенные властями Югославии в ходе голосования, хотя иностранные наблюдатели на выборы допущены не были. В эти дни лидеры Европейского союза провели интенсивные консультации и еще раз напомнили о своем обещании отменить экономические санкции против Югославии в случае признания Милошевичем своего поражения. Отменить санкции готовы и Соединенные Штаты.

Однако Милошевича, приросшего за 13 лет к своему президентскому (сначала Сербии, а потом Югославии) креслу, оказалось не так-то просто смутить громогласными заявлениями, раздающимися и внутри страны, и за ее пределами. Он всегда умел лавировать в самых критических ситуациях. Всего три дня хватило ему, чтобы продумать систему будущих маневров. В его распоряжении полностью лояльный ему государственный аппарат, большинство мест в федеральных законодательных органах, послушные ему высшие сербские власти, около ста тысяч испытанных солдат министерства внутренних дел и практически не затронутая либеральными идеями югославская армия. Кроме того, Милошевич явно рассчитывает на то, что за предстоящие дни ему удастся расколоть своих противников.

Не для того назначил он на 8 октября второй тур выборов, чтобы проиграть. И оппозиция, понимая это, долго колебалась: объявить бойкот второму туру или понадеяться на верность избирателей. Многочисленные митинги в поддержку Коштуницы, прошедшие на этой неделе в Белграде и других городах Югославии, в конце концов склонили руководство оппозиционного союза, состоящего из 18 партий, призвать народ Югославии к гражданскому неповиновению. Этой акцией сторонники Коштуницы все еще надеются заставить Милошевича признать избрание нового президента уже в первом туре. Но если "Слобо" упрется и будет настаивать на своем, то пока неизвестно, примет ли оппозиция участие в объявленном властями втором туре голосования.

Начало кампании гражданского неповиновения было намечено на 2 октября, но уже за несколько дней до этого в ряде городов провинции начались демонстрации, забастовки, были блокированы дороги. Даже в родном городе супругов Милошевичей Пожареваце 30 сентября около 15 тысяч человек прошли по центральным улицам, скандируя: "Слободан, спаси Сербию. Покончи с собой". В Белграде же со всех сторон в глаза бросается краткая надпись: "Он кончен". Это выдумка запрещенной властями студенческой организации "Отпор", которая по всему городу: на стенах домов, на столбах, витринах и даже стеклах автомобилей расклеивает маленькие листовки и развешивает плакаты с двумя словами приговора Милошевичу.

Но если внимательно вчитаться в репортажи западных корреспондентов из Белграда, то создается впечатление, что люди, уставшие от всевластия Милошевича, все же мало верят в свою победу. Многие выходят на улицу, "потому что все идут", боятся задержаться на улице после окончания митингов, "чтобы не схватили" агенты в штатском, которые, если послушать жителей Белграда, "повсюду среди нас". Редко кто готов "идти до конца, до возможного столкновения с полицией": слишком живы в памяти расправы с демонстрантами в середине 90-х. И к тому же далеко не все сербы уверены в принципиальности своих новых кумиров: "Коштуница, как и другие, может продать наши голоса, если ему будет нужно".

Такого рода заявления по адресу самого Коштуницы все же довольно редки. Лидер небольшой Демократической партии Сербии, которая набирает на выборах не более 7% голосов, стал во главе объединенной опозиции волей случая. Его главное достоинство всеми признаваемая честность. Он юрист по образованию и "конституционалист", как отзывается о нем директор югославского независимого информационного агентства "Бета" Радомир Диклич. И эта черта Коштуницы в сложившейся обстановке может сыграть против оппозиции. Коштуница считает, что закон превыше всего, и не хотел бы, чтобы власть досталась ему только под давлением уличных демонстраций. Поэтому оппозиция до сих пор сдерживает тех, кто предлагает им организовать марши протеста из провинции на Белград. Даже понимая вероломство Милошевича, Коштуница, вероятно, склонит своих сторонников к "законопослушному" участию во втором туре голосования.

А Милошевич вряд ли упустит бразды правления из своих рук. 2 октября он обратился по телевидению (что бывает крайне редко) к своим согражданам. Оппозицию он обвинил в том, что она "стремится поставить Балканы под контроль западных держав". "В этот момент, заявил Милошевич, оппозиция, сомневаясь в возможности получить (во втором туре) необходимые ей результаты, пытается при помощи полученных из-за границы денег подкупить, шантажировать и запугать граждан, организовать забастовки, беспорядки и насилие, чтобы парализовать всю деятельность государства". А граждане, как предупредил их Милошевич, "должны знать, что на них ляжет историческая ответственность, если они будут участвовать в таких подрывных действиях..."

Если сторонники Коштуницы не сумеют использовать эмоциональный подъем населения, то запугивания Милошевича могут возыметь действие, а сербы надолго лишиться надежды на избавление от балканского диктатора.

ИРИНА КРИВОВА


Париж


©[an error occurred while processing this directive]"Русская мысль", Париж,
N 4335, 05 октября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ... 
[ В Интернете вып. с 04.10.2000 ]