СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Тихая победа
Андрея Бабицкого

Бабицк

6 октября Советский районный суд Махачкалы признал Андрея Бабицкого виновным в использовании подложного паспорта и приговорил к штрафу в размере ста минимальных окладов, что составляет около 300 долларов. Сразу же после вынесения приговора, судья объявил, что, согласно постановлению Государственной Думы, принятому в связи с 55-й годовщиной победы в Великой Отечественной войне, репортер радио "Свобода" амнистирован.

Большинство журналистов, которые писали о процессе в Махачкале, с удивлением отмечали, что судебные заседания проходили в спокойной и доброжелательной обстановке. Судья Игорь Гончаров удовлетворял все ходатайства защиты, не возражал против присутствия прессы, лояльно относился к защитникам подсудимого. Рассказывают, что некоторые свидетели обвинения выступали как свидетели защиты, в перерывах между заседаниями сотрудники суда брали автографы у Бабицкого, а местная пресса расценила процесс над журналистом радио "Свобода" как "позор для Дагестана". Даже сам Бабицкий на мгновение понадеялся, что судья воспримет аргументы защиты и вынесет оправдательный приговор. Но такое решение могло бы стоить карьеры судье районного суда, и Игорь Горбунов не осмелился нарушить заранее написанный сценарий.

"Я понимаю человека, у которого есть какая-то своя небольшая карьера, и он может перечеркнуть ее одним решением, сказал потом Андрей Бабицкий в интервью радио "Свобода". В общем, ему не приходилось отправлять человека в тюрьму. Наказание мне не грозило изначально. Было понятно, что автоматически в дело вступает амнистия. В этом смысле компромисс с самим собой не требовал от судьи больших нравственных мучений".

Поскольку не было больших опасений за дальнейшую судьбу Бабицкого, присутствующих на процессе больше всего волновало, как будет судить судья: по справедливости или по "телефонному праву". Но, как сказал военный обозреватель "Новой газеты" Вячеслав Измайлов, выступавший свидетелем защиты на процессе, "мы не вправе требовать от районного судьи героизма"...

Кстати, Вячеслав Измайлов убедительно доказал, что обмен Бабицкого на пленных военнослужащих был фикцией. Другое дело, что это не интересовало ни прокурора, ни судью. Если бы судья руководствовался лишь законом, то он вынужден был бы согласиться с доводами защиты о том, что формула обвинения не соответствует конструкции того преступления, которое предусмотрено ст.327 УК. В обвинительном заключении говорится, что "преступление Бабицкого состоит в том, что он предъявил подложный документ для удостоверения его, Бабицкого, личности". Но данная статья может применяться только в отношении людей, использующих подложные документы для приобретения каких-либо прав или для освобождения от каких-либо обязанностей. Любой мало-мальски грамотный юрист понимает, что Бабицкий не совершал никакого противоправного деяния, и это дает основания адвокатам надеяться на победу в вышестоящей инстанции.

И все же Бабицкий победил. Пройдя через страшные испытания, которые заставили его признать ошибки, касающиеся его личных установок, отношения к смерти, поведения журналиста на войне (об этом он подробно говорит в интервью журналу "Индекс/Досье на цензуру", N10), Бабицкий остался верен своим взглядам, не изменив их под давлением власти и правоохранительных органов. Его процесс напомнил мне процесс по делу Майрбека Вачагаева, полномочного представителя президента Масхадова, который провел год в Лефортовской тюрьме по фальсифицированному обвинению в хранении оружия. Этим летом суд вынес ему обвинительный приговор и освободил в связи с амнистией. И в том и в другом случае российская Фемида показала, что она пока не способна вершить правосудие в политическом процессе, задрапированном под уголовный.

ЗОЯ СВЕТОВА


Москва


©[an error occurred while processing this directive]"Русская мысль", Париж,
N 4336, 12 октября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ... 
[ В Интернете вып. с 12.10.2000 ]