КУЛЬТУРА И ОБЩЕСТВО

 

Зодчество шагает
по Москве

В Москве проводится сразу несколько мероприятий, связанных с архитектурой. Помимо съезда Российского союза архитекторов, к гордости делегатов проходящего в Колонном зале Дома Союзов, подведены итоги Всероссийского архитектурного фестиваля "Зодчество", а в банк Манеже открыта выставка "Архитектура России. Итоги тысячелетия".

Фойе Дома архитекторов, где проходило "Зодчество", заполнили проекты и планы зданий со всей России. В названии фестиваля чувствуется дух общества охраны памятников 70-х годов с особым внутренним посылом: игнорируя советский строительный комплекс, возродить национальные традиции зодчества. Хотя трудно сказать, насколько это возможно в современной ситуации.

Августовский кризис, последствия которого только-только начинают сглаживаться, подвел черту под так называемой "архитектурой 90-х" строго говоря, именно этим объясняется небольшое число действующих лиц в номинации "постройки": два последних года в России не строили, а скорее достраивали. Самой устойчивой и продуктивной оказалась в этих условиях знаменитая нижегородская школа. Первую премию получил "Банк Гарантия" Евгения Пестова и покойного Александра Харитонова образец архитектурной деконструкции: в длинном здании главным фасадом оказался боковой, "припечатанный" П-образной бетонной аркой, а длинная полосатая стена будто отогнута гигантскими клещами. Однако за экспрессивным внешним обликом проглядывает мудрое конструктивное решение: разрыв "залит" сплошным стеклом, за которым угадываются зигзаги лестничных клеток.

Остальные нижегородцы тоже были оценены по достоинству жилой дом Виктора Быкова на пл. Горького получил 3-ю премию. Интересным оказался "хайтековский" проект Александра Дехтяра, Василия Бандакова и Владимира Коваленко, нераздельных авторов бюро "Архстрой", торговый центр на Покровской улице. Дом, облицованный тонированным алюминием, пластично обтекает угол и выглядит заморским туристом даже здесь, на берегах Оки и Волги, привыкших за последние десять лет к современной, действительно радикальной архитектуре. Однако взлет постмодернизма в Нижнем может закончиться со смертью Александра Харитонова, бывшего главным архитектором города: теперь согласование будет проходить гораздо сложнее, а значит, и ситуация в архитектуре может скатиться к провинциальной обыденности.

Но если построить что-то интересное удалось лишь в Нижнем и Владимире (постмодернистский жилой дом архитектора Екатерины Чистовой на улице Разина), то раздел "проекты" дает глазам разбежаться. Вот она, архитектура "нового тысячелетия". Тут тебе и гостиница "Меркурий" Леонида Звукова в Дагомысе бег стеклянных арок-волн по неровному берегу: то ли продолжение моря, то ли воспоминание об экспрессионизме. И два пузатых здания Юрия Виссарионова объемы, будто вдохновленные детской утопией "Незнайки в Солнечном городе", совершенно не вяжущиеся с подмосковным Краснознаменском, где, видимо, их так никогда и не построят. Правда, продраться сквозь условности экспонирования не так уж просто: листы с графикой и компьютерными эскизами путаются с висящими рядом фотографиями макетов. Имена авторов невозможно найти или прочесть: слишком высоко висят.

На выставке только один проект представлен в виде авторского макета дом в Бутове, спроектированный молодым московским бюро "Manipulazione Internationale" и получивший поощрительный приз жюри. Здание, плоский прямоугольный объем со стеклянным парадным фасадом и высокой трубой, кажется, сошло со страниц учебника по немецкому конструктивизму. Ему бы расположиться где-то поблизости от знаменитого Баухауза, в пригороде Веймара, а не прямо за Кольцевой. Четкость линий и цельный объем, конечно, замечательны, но привлекает зрителей, без сомнения, еще и великолепный макет ладный и подробный.

Во всем мире уже давно пришли к выводу, что из архитектуры можно и нужно делать зрелище. В России же проблемы экспонирования отражение общей ситуации в архитектуре. Архитектурные выставки пока бедны (материально) и непривлекательны для простого зрителя. Архитектурный фестиваль до сих пор не шоу, а сплошная завеса "тайны ремесла": из-за нее едва проглядывают черты проектов, разобраться в которых могут только сами братья-архитекторы.

Еще более яркой иллюстрацией бедности и соответственно бледности архитектурных выставок стали "Итоги тысячелетия" в Манеже. В центре зала претензия на ретроспективу тысячелетней истории русской архитектуры. Она чрезвычайно фрагментарная, и подвести какие-либо итоги по такой "истории архитектуры" абсолютно невозможно. Расположенные по периметру стенды регионов с бесконечными схемами и чертежами наводят не меньшее уныние и также не дают картины происходящих изменений (часто невозможно понять, что представлено: проект или реально существующее здание).

Таким образом, фестиваль и выставка еще раз продемонстрировали, что, пока русская архитектура не будет красиво и понятно выставляться, она не станет интересна широкому зрителю.

НАДЕЖДА МАКСИМОВА


Москва


©[an error occurred while processing this directive]"Русская мысль", Париж,
N 4336, 12 октября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ... 
[ В Интернете вып. с 12.10.2000 ]