МИР ИСКУССТВА

 

Открытки
из Вечного города

Редко можно услышать
весь триптих Респиги
в одном концерте

Своего рода путешествие из Гельсингфорса в Рим предпринял 6 октября дирижер Павел Коган со «своим» Московским государственным академическим симфоническим оркестром. Лет семь назад московская публика уже встречалась в том же исполнении (разумеется, с учетом изменений состава оркестра) с соседствующими в рамках одного концерта Яном Сибелиусом и Отторино Респиги. Контраст темпераментов и сторон света с лихвой окупается в подобного рода «спарке» тем хотя бы, что и Шестая симфония Сибелиуса (1922), и знаменитый триптих Респиги (1916-1929): «Фонтаны Рима», «Римские праздненства» и «Пинии Рима» написаны практически в одно и то же время. А также тем, что тема России естественным образом присутствовала у обоих авторов. У Сибелиуса, пожалуй, чисто с точки зрения историко-географической (и для 1922 г., как известно, уже неактуальной). У Респиги она более глубинна.

Отторино Респиги, помимо учебы в Берлине и Болонье, брал в далеком северном Петербурге частные уроки у Римского-Корсакова это общеизвестно, но в данном случае важно. Он сочинил 12 красочных иллюстраций к путеводителю по Риму, расположив их внутри каждой поэмы триптиха (в каждой по четыре «картинки») в разных временах существования этого славного города: античность; средневековье; Возрождение; все, что было далее (romanesco). Учеба у Римского-Корсакова привела, однако, к тому, что по Вечному городу блуждают в самых разных его местах Шемаханская царица, Феврония или Буря-богатырь, а в катакомбах открывается Кащеево царство. В необычайно плотную музыкальную ткань вплетаются и приметы времени: машинерия равелевского «Болеро», ярмарочно-балаганная фальшь, обожаемая другим знаменитейшим корсаковским учеником Стравинским. Еще один штрих, показательный для кануна 30-х: призывному, истинно арийскому рогу Зигфрида отвечает сладостный трезвон римской мандолины. Возврат ко временам Алариха или Нерона с Калигулой?

Редко можно услышать все три поэмы в одном концерте: слишком уж велико искушение дирижера эффектно закончить симфонический вечер оглушающей кодою «Празднеств», к примеру. В этот вечер мы слышали все три поэмы подряд (правда, в порядке, обратном написанию).

Что до исполнения честь и хвала дирижеру только за это, а победителей, как известно, не судят. Однако сыгранная вечером 6 октября, явно хорошо обкатанная программа вызывала противоречивое впечатление. С музыки Респиги (я нарочно не говорю о Сибелиусе) спрос, однако, невелик. Скажем, это было много лучше, чем глянцевые открытки с видами на Аппиеву дорогу, Яникульский холм, виллы Медичи и Боргезе. Более походила игра оркестра, однако, на старательно прорисованные, перегруженные деталями работы какого-нибудь юного и честного академического стипендиата из России и Германии, только что попавшего в Вечный Город. Что, согласитесь, если вспомнить имена этих стипендиатов более подробно не так уж и плохо.

ФЕДОР СОФРОНОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4337, 19 октября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ... 
[ В Интернете вып. с 19.10.2000 ]