РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО

 

Примирение

Администрация президента и Патриархия
согласились считать инцидент исчерпанным

Недовольство администрации не было выражено публично, о нем все узнавали исключительно из «утечек». Из них же известно, что практически сразу после выражения недовольства последовали переговоры кремлевских чиновников с сотрудниками ОВЦС и самим митрополитом Кириллом и что переговоры эти прошли успешно. Представители Патриархии сумели объяснить высокопоставленным чиновникам то, о чем писала пресса еще в дни собора: формулировки «Основ» и других документов адресованы вовсе не президентской администрации, а самой Церкви, в том числе внутрицерковной оппозиции. На самом деле Патриархия не собирается скандалить из-за имущества, агитировать за монархию, а тем более призывать к гражданскому неповиновению.

25 сентября митрополит Кирилл выступил с разъяснительной лекцией в Российской академии государственной службы. Надо надеяться, комментарии митрополита удовлетворили не только чиновников, но и религиоведов из РАГС. Текст лекции нам, к сожалению, неизвестен, но ее автор выступил с разъяснениями также и в открытой печати.

Уже подзаголовок статьи в «НГ-религии» от 11 октября сообщает: «Социальная концепция РПЦ не угроза гражданской смуты». Действительно, РПЦ действует не только в России, да, кстати, и не только при президенте Путине, а сам раздел «Церковь и государство», по словам митрополита Кирилла, «был завершен еще около полутора лет назад». Более того, Церковь призывала подчиняться государству даже в период антихристианских гонений, например, в Римской империи языческого периода. В те времена, однако, под подчинением имелся в виду всего лишь отказ от прямого бунта ведь христиане не подчинялись языческим государственно-религиозным установлениям.

Вряд ли современное российское государство может иметь к этой теме прямое отношение. В своей статье митрополит Кирилл достаточно подробно разъясняет, что да, действительно, к нынешней российской власти это положение и не относится: никак нельзя «связать приведенные слова (о неповиновении. А.В.) с конкретным политическим моментом в жизни России или иных государств». Правда, из всей статьи никак не вытекает, что «пункт о неповиновении» не может быть востребован при нынешнем же президенте, если он вдруг будет принуждать христиан к «явно греховным действиям». Но администрация, насколько нам известно, осталась разъяснениями удовлетворена.

В том же духе митрополит Кирилл комментировал и отношение Церкви к монархии: почти дословно повторив рассуждения по этому поводу, приведенные в «Основах», а затем заявив, что они никак не отменяют принятого еще Архиерейским собором 1994 г. положения о нейтралитете в отношении выбора «общественного или государственного строя».

Неприятный вопрос о реституции в статье в «НГР» не затронут вовсе. И правильно: богословского смысла в нем нет, урегулировать его проще не путем деклараций, а путем переговоров, как это всегда и делалось. Тем более что сейчас как раз готовится соответствующий законопроект.

Следует признать, что митрополит Кирилл блестяще урегулировал возникший конфликт: и Кремль успокоил, и формулировками не поступился. Да Кремль на самом-то деле волновали вовсе и не формулировки; там просто обиделись на «пренебрежительное» к нему отношение принятие собором документов, которых кремлевским чиновникам даже не показали. Но глава ОВЦС заявил о лояльности РПЦ и все успокоилось.

Конечно, «Основы» уже не станут источником вдохновения для сочинителей «национальной идеи»: в Кремле намерены обойтись своими силами. Но восстановленные отношения использовать все равно собираются: Церковь может действовать (причем вполне добровольно) там и тогда, где и когда государству действовать неудобно. В первую очередь в отношениях с другими «традиционными» религиозными объединениями. Или же во внешней политике, что Патриарх Алексий II и митрополит Кирилл продемонстрировали 11 октября на конференции «Святая Земля и российско-палестинские отношения: вчера, сегодня, завтра», выступив с дипломатическими инициативами, слишком смелыми для нашего МИДа: о передаче иерусалимского Старого города под управление постоянных членов Совета Безопасности ООН и о включении лидеров религиозных общин в число гарантов «мирного процесса». Политика Московской Патриархии в Палестине отдельная и очень болезненная тема, но в данном случае это пример того, как церковные лидеры одновременно и выступают с собственных позиций, и участвуют в государственной политике.

АЛЕКСАНДР ВЕРХОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4337, 19 октября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ... 
[ В Интернете вып. с 19.10.2000 ]