АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

Будет ли в России
ювенальная юстиция?

Беседа с председательствующим
Коллегии по делам несовершеннолетних
Санкт-Петербургского городского суда
Николаем Кирилловичем Шиловым

Шилов

Я бы сказал, что в России понимали эту проблему еще в XIX веке. Царское правительство ввело в действие функцию охраны защиты детства. Это выражалось в ряде законов, у нас существовало правосудие для подростков. В 1910 г. был принят и до 1917 г. успешно применялся закон о ювенальной юстиции. В России был создан один из первых ювенальных судов в Европе. Но после революции все это было уничтожено, и только в 1964 г. пленум Верховного суда СССР принял постановление, указав судам на необходимость специализации судей для рассмотрения дел несовершеннолетних, но специальные суды так и не появились.

14 февраля 2000 г. Верховный суд РФ принял постановление о судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних, указав судам, что повышение квалификации и подготовка судей по делам несовершеннолетних должны заключаться в просвещении их не только по вопросам права, но и по вопросам социологии, психологии, педагогики.

Однако до сих пор не выработаны механизмы претворения в жизнь этого постановления. Увеличение численности судей не предусмотрено, т.е. по-прежнему дела несовершеннолетних рассматриваются в общих судах. Но постановление позволяет требовать от председателей судов введения специализации: в Петербурге сегодня во всех районных судах есть судьи по делам несовершеннолетних.

В 1998 году. Но у нас отсутствует система подготовки судей данного профиля, нет специализированных учебных программ, как, например, во Франции. Приходится проводить соответствующие занятия своими силами. В Москве есть Правовая академия, где судьи повышают свою квалификацию. Сейчас создается Академия при Верховном суде. Важно, чтобы в этих академиях при подготовке специалистов использовались передовые технологии, основанные на положительном европейском опыте, потому что в России, к сожалению, опыта применения ювенальной юстиции не существует.

Вообще судебная система не в состоянии самостоятельно решить эти проблемы. Чтобы институт ювенальной юстиции заработал в полную силу, необходимо иметь целый спектр учреждений и подразделений, которые занимались бы подростками, вошедшими в конфликт с законом.

Наше государство пока не создало механизмов эффективной работы с детьми, оказавшимися без должной родительской опеки, контроля за положением детей в неблагополучных семьях. Лишение родительских прав не решает проблемы: ребенок все равно стремится существовать в условиях семьи. Институт приемных семей у нас не развит, государственные приюты с их традициями и скудными бюджетами в большинстве своем не способны создать "семейную" атмосферу. И ребенок стремится снова попасть в свой неблагополучный дом или ищет суррогат семьи, который ему охотно предоставляет криминальная среда.

Конечно, нет. Система защиты детей от столкновения с уголовным миром тоже один из элементов ювенальной юстиции. Дети, которые остались без надлежащего попечения, не могут жить, не совершая правонарушений. Они могут добыть хлеб, одежду только криминальным путем, что они и делают.

У нас профилактикой детской преступности сейчас не занимается никто, а судьбой оступившегося ребенка только суд. Судья же подчас направляет несовершеннолетнего в места лишения свободы только потому, что у того нет нормальной семьи. Иначе завтра он снова встретит его на скамье подсудимых, поскольку тот совершит новое преступление.

Причины и условия, которые привели подростка к преступлению, с вынесением приговора не устраняются. В местах заключения он теряет здоровье, возможность своевременно получить образование, проходит криминальную школу. И когда он вновь попадает в общество он уже взрослый, но без специальности, образования, практических навыков жизни в обществе. И снова становится на криминальный путь.

К сожалению, соответствующих структур нет, и мы вынуждены сами искать пути решения этих проблем. С февраля 1999 г. нашим городским судом (совместно с экспертами Программы развития ООН в России и при поддержке правительства Франции) осуществляется экспериментальный проект, направленный на внедрение социальных служб в правосудие по делам несовершеннолетних. В апреле этого года российские и международные эксперты положительно оценили эффективность работы социальных служб в рамках этого проекта. В нескольких районах города социальные работники изучали условия жизни и воспитания подростков, совершивших правонарушения, пытались привлекать государственные и иные организации к их устройству на учебу, к помощи с жильем, организации лечения. Далее они составляли отчет для судьи: что это за ребенок, как он реагирует вообще на ситуацию, на применение к нему мер воспитательного характера, возможно ли его исправление без лишения свободы. Судья тогда может более обоснованно принять решение о назначении наказания, не связанного с лишением свободы, тем более если с этим подростком будет и дальше работать социальный работник или другие организации.

Сейчас соответствующие социальные службы начинают развиваться, но при этом не учитывается необходимость координации действий законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. Нужна единая государственная концепция защиты детства. Нужен исследовательский центр, который изучал бы все эти проблемы комплексно. Изолированные действия отдельных служб к успеху не приведут.

В сентябре я был во Флоренции на семинаре, посвященном роли судей в политике региональных властей в отношении несовершеннолетних правонарушителей из неблагополучных семей (в нем участвовали итальянские, французские и российские судьи). Проводил семинар "Иституто дельи инноченти" (Флоренция). На базе этого института создан Национальный информационно-аналитический центр, который изучает все проблемы детства. Конечно, итальянские специалисты оказались гораздо более подготовленными к обсуждению поставленных проблем, их знания значительно глубже и ориентированы на практическое применение.

Есть организации, готовые помогать становлению в России ювенальной юстиции, например шведский правительственный фонд СИДА. А Фонд Форда готов в течение двух лет оплачивать работу 20 социальных работников: они будут практически при каждом районном суде. Подразумевается, что в дальнейшем российские власти, убедившись в эффективности таких служб, возьмут их финансирование на себя. Эти организации готовы также оплачивать, во всяком случае первое время, и работу информационно-аналитического центра. В случае успеха такого пилотного проекта мы сможем предложить распространить наш опыт на другие регионы.

Да, но вряд ли мы добились бы заметного прогресса без помощи заинтересованных международных организаций. В апреле 1998 г. Конгресс местных и региональных властей Совета Европы провел в Петербурге конференцию, на которой ярко проявились проблемы правосудия по делам несовершеннолетних в России. Председатели Ассоциаций судей по делам несовершеннолетних Франции (Тьерри Баранжер) и Италии (Джулия Де Марко) считают, что российские судьи должны интегрироваться в Европейское сообщество судей по делам несовершеннолетних, разработав для начала программу сотрудничества. Они предлагают проводить стажировку российских судей и других специалистов в Италии и во Франции. Это очень важно, пока у нас нет подготовленных программ обучения. И они готовы оказать профессиональную помощь в создании российской ассоциации судей по делам несовершеннолетних.

На Западе накоплен большой опыт в области ювенальной юстиции. Мы не сможем перенести в Россию из Италии или из Франции готовые модели, но мы можем учесть их при решении собственных проблем.

Некоторые оказывают существенную помощь. Например, "Гражданский контроль". Мне лично очень помогла одна из конференций, организованная "Гражданским контролем" совместно с другими правозащитными организациями, на которой зарубежные и отечественные эксперты рассматривали состояние ювенальной юстиции в Швеции, Англии и России.

В апреле этого года в Думе проходили парламентские слушания по вопросу о принятии закона о ювенальных судах, где я выступил с конкретными предложениями. Рабочую группу возглавила депутат Екатерина Лахова, через год-два этот проект будет подготовлен и, надеюсь, принят.

Но этого мало. Важно подготовить общественное мнение, чтобы граждане понимали, что если мы не исправим ситуацию, то не сможем остановить дальнейшую криминализацию нашего общества. И это должны понимать российские политики.

См. также: наш комментарий

Интервью взяла
АННА ПУСТЫНЦЕВА


Париж


©   "Русская мысль", Париж,
N 4338, 26 октября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ... 
[ В Интернете вып. с 26.10.2000 ]