ПАРЛАМЕНТСКАЯ ХРОНИКА

 

Государственная Дума

Законодательный хлам

На прошлой неделе депутаты по идее должны были сидеть в округах и общаться с избравшими их гражданами. Ан нет Совет Думы зачем-то изменил расписание и вместо работы в округах провел два пленарных заседания. Зачем это нужно было одному Селезневу известно. Из важных вопросов обсуждали разве что так называемую поправку Бооса к Налоговому кодексу: дать регионам право предоставлять налоговые льготы по той части федеральных налогов, которая зачисляется непосредственно в региональный бюджет. Поняв, что вето президента обеспечено, комитет вернул поправку в первое чтение. В остальном же повестка дня была такой скудной, что оба заседания закончились раньше положенного времени. Зато комических куплетов было не занимать.

Безумный день

Думская жизнь довольно часто вызывает у наблюдателей взрывы истерического смеха, но 25 октября звезды, видимо, расположились уж совсем оригинальным образом. Для начала субъекты законодательной инициативы Алексей Митрофанов (фракция ЛДПР) и Николай Безбородов (группа "Регионы России") предложили коллегам поспособствовать предотвращению несчастных случаев с подводными лодками, приняв соответствующее постановление. Думские остряки непочтительно обозвали указанный документ "постановлением о предупреждении столкновений подводных лодок с телебашнями" и были отчасти правы. Действительно, думскими постановлениями можно с одинаковым успехом предотвращать что инциденты с подводными лодками, что лунные затмения, что снегопады.

Однако смысл инициативы Безбородова-Митрофанова был не в том, чтобы продемонстрировать власть над силами природы, а в том, чтобы протащить упоминание о том, что причиной катастрофы на подводной лодке "Курск" стало столкновение с иностранной (понимай: американской) субмариной. Этот коварный план разоблачили член ОВР Константин Косачев и яблочник Алексей Арбатов. Постановление с трудом завалили (сторонники теории вражеской субмарины не добрали 24 голосов) при участии "медведей", ОВР, СПС и "Яблока", но количество чуши, произнесенной в связи с этим, превысило все допустимые пределы.

Ярче всех высказался Владимир Жириновский, который объяснил коллегам, что лодки постоянно сталкиваются. Это, мол, пустяки, дело житейское, все океанское дно усеяно лодками, и главное то, что американских лодок там пока гораздо больше, чем российских. Закончив с океанским дном, вице-спикер от ЛДПР перешел к преподнесению судьбоносных инициатив его партии в области демографической политики: закона "Об отцовстве" и поправок к Семейному кодексу, более известных как "закон о многоженстве". Он начал свою лекцию об отцовстве с грозного вопроса: "Кто первым будет предохраняться?" и завершил рассуждениями о том, как женщина может родить ребенка от мужа, которого она не видела пять лет (надо "отобрать сперму", положить в холодильник и т.д.) Присутствовавшие в зале сползли под кресла, а делегированный дать отпор посягательствам Жириновского на семью и брак представитель профильного комитета, "медведь" Александр Баранников, читая заключение (понятно, отрицательное) всхлипывал и хрюкал. За отцовство в гордом одиночестве проголосовала фракция ЛДПР. К счастью или к сожалению, спикер Геннадий Селезнев пребывал в дурном настроении и про многоженство Жириновскому много говорить не дал.

Сторонниками полигамии в Думе оказались 21 человек, из них 15 жириновцы, остальные шестеро жертвы расшалившихся депутатов, которые воспользовались чужой карточкой для голосования. Наиболее известные "пострадавшие" "яблочник" Сергей Митрохин и "медведь" Франц Клинцевич.

Эхо октября

Пришел первый октябрь без Ельцина, и депутаты принялись с достойным лучшего применения усердием восстанавливать права потерпевших от президента в ходе октябрьских событий 1993 года. Группа депутатов предложила распространить социальные льготы, гарантированные депутатам Думы, на членов Верховного совета РСФСР созыва 1990-1995 годов. Представлявший закон коммунист Борис Кибирев пояснил, что речь идет прежде всего о пенсиях (депутатская пенсия примерно 6 тыс. рублей, недепутатская сами знаете), что стоимость закона 350 тыс. рублей в год, а воспользоваться им смогут около 130 бывших "народных депутатов". Он скромно умолчал о том, что речь идет о тех членах Верховного совета, которые отказались сложить с себя полномочия после указа президента о роспуске съезда народных депутатов и Верховного совета от 21 сентября 1993 года.

Этих людей можно считать мятежниками, не подчинившимися законно избранному президенту, или защитниками конституционного строя; не это важно. В любом случае непонятно, почему явные противники нынешнего государственного строя России должны иметь те же социальные привилегии, что и высшие должностные лица государства (а депутаты по положенным им социальным гарантиям приравниваются к министрам). Однако большинство депутатов Думы поддержало эту странную идею кто из корпоративной солидарности, кто по идеологическим соображениям.

Следующим шагом было бы, естественно, предоставление льгот более широкому кругу участников октябрьских событий. И такая попытка была сделана. Член фракции КПРФ Татьяна Астраханкина от имени группы депутатов предложила Думе одобрить законопроект "о социальных гарантиях лицам, пострадавших в событиях 21 сентября 5 октября 1993 года". Речь идет, естественно, о тех лицах, которые пострадали от сохранивших верность избранному президенту войск и сил правопорядка. Конечно, жалко всех, но все же не совсем очевидно, что инвалиды борьбы с ельцинизмом должны иметь большие льготы, чем ветераны войны с фашизмом. Тем более, как разъяснил представитель президента в Думе Александр Котенков, в число пострадавших предполагалось включить приднестровских казаков, абхазских вольных стрелков и прочих "диких гусей". А заместитель министра труда Галина Карелова сказала, что при тех критериях, которые предлагают разработчики закона, выправить себе удостоверение "жертвы октябрьских событий" будет парой пустяков.

Дума, видимо, испугавшись наплыва в собесы толп пострадавших при обстреле Белого дома, закон завалила.

Персональное дело

Когда голосовали за принятие бюджета в первом чтении, в группе "Народный депутат" случилось нарушение партийной дисциплины. Заместитель председателя комитета по бюджету Оксана Дмитриева (член фракции "Яблоко" в Думе первого и второго созывов, доктор экономических наук, министр труда в правительстве Кириенко) проголосовала "не в ногу": против. Нарушительницу разбирали на парткоме... ой, на собрании депутатской группы, и вроде бы исключили из партии, то есть из группы. Точнее узнать не удалось: заинтересованные лица молчат как партизаны. Так или иначе, группа "Народный депутат" решила сделать зампредом бюджетного комитета вместо Дмитриевой Валерия Гальченко.

Гальченко известный руководитель; руководил московскими областными организациями "Яблока", лебедевского движения "Честь и родина", Партии любителей пива, социалистических партий Ивана Рыбкина и Мартина Шаккума и прочая, и прочая, а также безуспешно сражался с Анатолием Тяжловым на выборах губернатора Московской области в 1995 году. И вот, представьте себе: с одной стороны, зампред комитета должность квотная, и фракция имеет полное право делегировать на эту должность кого захочет. С другой стороны, никто не сомневается, что Дмитриева высококвалифицированный экономист, всеми уважаемый специалист и, что немаловажно, "рабочая лошадка" из тех, которые вытащат на себе любое дело. Что же касается Гальченко, то он в Думе без году неделя, и образование у него техническое.

Депутаты пораскинули мозгами и решили не отпускать Дмитриеву. Постановление о ее освобождении ставилось на голосование два раза и оба раза набрало 200 голосов с хвостиком. За соблюдение фракционной дисциплины голосовали "медведи", нардепы, СПС, ЛДПР и "Яблоко", иначе говоря, представители партийных организаций. Поддержали профессионализм левые по идеологическим причинам как противницу бюджета, а также ОВР (не исключено, что именно в эту фракцию войдет Дмитриева) и аморфная группа "Регионы России".

* * *

30 октября Россия отмечает День памяти жертв политических репрессий. В этом году Дума впервые приняла в связи с этим заявление. В нем нет ничего сверхъестественного, даже не осуждается коммунистическая идеология, простые человеческие слова о том, что Дума чтит память жертв политических репрессий, что государство обязано обеспечить достойную жизнь людям, безвинно проведшим долгие годы в тюрьмах, лагерях и ссылках. Тем не менее заявление было принято с огромным трудом: со второго раза и "с мылом" всего 227 голосами. Обсуждение было политическим: коммунисты кричали, что неча, мол, поворачивать голову назад и не к месту вспоминать, как ее там, историю, а надо думать о будущем. Не угомонило их даже замечание Александры Буратаевой ("Медведь") о том, что репрессированы были, например, ее родители и старшие сестры. Дума, как и общество, расколота, и до национального согласия и примирения еще далеко.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4339, 2 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...