СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Укрепит ли
газовый поток
путинский режим?

Визит Владимира Путина во Францию подтвердил репутацию российского президента как фантастически удачливого политика. И внутри страны, и за ее пределами его удаче благоприятствовала экономическая конъюнктура: промышленный рост после девальвации вкупе с "нечаянной радостью" в виде нефтедолларов позволили правительству расплатиться с долгами бюджетникам и пенсионерам, укрепить рубль и даже получить некоторый запас прочности. В краткосрочной перспективе бум на рынках нефти поставил Москву в беспроигрышное поражение и в отношениях с западными партнерами: ведущие потребители оказались перед выбором либо приобретать нефть по высоким ценам, либо переходить на использование газа, четверть мировых запасов которого тоже находится в России.

Москве, правда, приходится учитывать конкуренцию с Норвегией на газовом рынке. Однако на этот счет у экспертов нет единого мнения: по ряду прогнозов, после 2007 г. экспорт норвежского газа начнет снижаться, а другие потенциальные поставщики Нидерланды и Алжир не в состоянии вести сопоставимую по объему добычу. Расчет на гигантские вливания из Европы, предназначенные на строительство новых газо- и нефтепроводов (по некоторым данным, речь идет о сумме до 80 млрд. долларов в течение 10 лет), укрепляет и позиции России в отношениях с странами СНГ. В проигрыше рискует оказаться Украина: ее авторитет в Европе в последнее время упал, и вряд ли Киеву удастся теперь найти противников строительства обходного газопровода через территорию Белоруссии и Польши. Правда, ЕС придется попутно решать не очень приятный вопрос об отношениях с режимом Лукашенко. В ходе парижского саммита Россия уже порекомендовала ЕС пересмотреть отношение к недавним парламентским выборам в Белоруссии. Появляется также удобный повод потребовать, чтобы ЕС не допустил принятия новых антидемпинговых санкций против России (об этом в Париже уже заявил Герман Греф).

Любопытно, что внешне благоприятные для Путина обстоятельства визита в Париж были почти не замечены в самой России. Здесь основное внимание уделяют относительно второстепенным событиям - посещению Путиным русского кладбища Сент-Женевьев де Буа, сопровождавшему визит Путина урагану, "случайному" проживанию в одном отеле с российской делегацией Бориса Березовского, вопросу о том, удастся ли фирме "Нога" арестовать президентский самолет. Точнее всех это ощущение выразила газета "Время новостей": "...впервые статусный зарубежный визит Владимира Путина был до такой степени лишен всякой драматургии, что даже мог бы быть назван тоскливым. Век большой внешнеполитической интриги, когда каждый раз было неясно, то ли Россия взорвет что-нибудь, то ли закроет границы, то ли стукнет башмаком по высокой трибуне, то ли присоединится к свободной Либерии, то ли приравняет рубль к фунту стерлинга, закончился. Россия как-то незаметно из опасного экстравагантного маргинала мирового сообщества превратилась в бедного разночинца с нелегкой судьбой. Похоже, что теперь ее взаимоотношения с внешним миром становятся все более нормальными, а следовательно, скучными".

Поездка Путина в Париж показала, что в России все меньше видят в западном общественном мнении серьезный ограничитель действий федеральных войск на Северном Кавказе. Любопытно, что даже не замеченный в "державных" настроениях телеканал НТВ отчего-то охарактеризовал демонстрацию в Париже против визита Путина исключительно как "прочеченскую". Сам российский президент на пресс-конференции, как водится, ограничился заученно-раздраженными ответами на критику своих действий в Чечне, не добавив ничего нового к прежней аргументации. Однако обольщаться очередной "победой" российским властям вряд ли стоит. Уместно напомнить, что в начале 80-х Западная Европа пошла на увеличение поставок газа из СССР, но это не смогло серьезно укрепить советский режим. Политически смягчение позиций ЕС таит в себе определенные опасности для Путина. Во-первых, устранение прежних ограничителей создает риск неадекватно завышенной оценки российскими властями места страны на международной арене. Во-вторых, рост поступлений от экспорта нефти и газа может затруднить Москве переговоры о реструктуризации внешнего долга. В-третьих, сохранение ставки на продажу энергоносителей рискует законсервировать положение России как "сырьевого придатка" мировой экономики и сделать в глазах Кремля вопрос о проведении радикальных экономических реформ менее актуальным.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4339, 2 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...