ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Григорий Бонгард-Левин

«Двенадцать» А.Блока и
«Мертвые» С.Ф.Ольденбурга

К 120-летию со дня рождения Александра Блока

Продолжение. Начало см.:
"РМ" N4338 за 26.10.2000 г.

Блок серьезно интересовался исследованиями Ольденбурга по русским народным сказкам. В его библиотеке сохранился оттиск из "Журнала министерства народного просвещения" за 1916 г. с рецензией Сергея Федоровича "Собрание русских народных сказок в последнее время". Эту работу, судя по многочисленным пометам, Блок детально изучал; сохранилась и надпись Блока: "С.Ф.О. сторонник теории индивидуального творчества".

Ольденбург во многом по-новому открыл Блоку духовный мир Востока, познакомил с шедеврами индийской литературы. Благодаря Ольденбургу поэт смог оценить величие индийского поэта Калидасы. О важности встреч с Ольденбургом свидетельствуют записи в дневнике Блока и пометы на сохранившихся книгах по индийской тематике большинство их было подарено Ольденбургом.

Влиянием Ольденбурга и результатом обсуждения с ним творчества Калидасы объясняется, очевидно, и такой важный факт в творческой биографии поэта, как выбор им пьес для государственных театров. Возглавляя репертуарную секцию Театрального отдела при Наркомпросе, Блок составил перечень 38 пьес для постановки (автограф датируется 4 июня 1918). Список начинается с "Сакунталы" (Калидасы), и лишь затем идут ""Эдип-царь", "Антигона" Софокла, Аристофан (какая-нибудь комедия), Макбет, Гамлет..." (далее названия других пьес западного и русского классического репертуара). Этот документ, пролежавший в архиве более 45 лет, отражает общий взгляд Блока на развитие мировой драматургии. И показательно, что поэт, воспитанный в традициях античной и европейской классики, называвший себя поклонником эллинов, "Сакунталу" Калидасы ставит впереди "Царя Эдипа" и "Антигоны" Софокла.

12 марта 1918 г. Блок в "Записных книжках" пишет: "Письмо от С.Ф.Ольденбурга (о "Двенадцати"!)". В архиве Блока сохранилось это письмо Ольденбурга с пометой поэта простым карандашом: "Получено 12.III. <27.II> 1918". Письмо вложено в официальный конверт, на котором написано: "Александру Блоку", а внизу напечатано: "От Непременного секретаря Академии наук академика Сергея Федоровича Ольденбурга". "Вчера случайно имел возможность прочитать Вашу поразительную поэму "Двенадцать". Не могу нигде достать ее и потому обращаюсь к Вам с большой просьбой дать мне ее, если у Вас сохранился лишний экземпляр. По праву читающего, сотворца пишущему, я ее понял по-своему, и, по-видимому, как мне говорят, не так, как Вы. Мне было бы очень жаль, если бы мое понимание, вернее чувствование и переживание, было бы другое, чем у автора, но это не остановило бы меня. Только ничтожное может [быть] понято единообразно, а где даже только две грани, уже по крайней мере два понимания. А то, что создали Вы, так удивительно, так дивно прекрасно, что мой глаз не может перечислить этих граней, которые блещут, сверкают, так их много. Чувством чувствую, что Вы писали не то, что написано, но, кажется мне, прочесть Вы сможете то, что написано в том, что писали Вы".

Получив такое письмо от старшего друга, Блок пометил этот факт в записной книжке восклицательным знаком. Письмо Ольденбурга весьма знаменательно. Ученый сумел разглядеть в поэме ее главный, скрытый смысл, хотя во многом субъективно, очень лично, исходя из своих убеждений, политического опыта и чутья. Понял то основное, что совершенно иначе оценили многие друзья поэта и те из них, кто вскоре оказался в эмиграции. Не оценили и потому осудили поэта.

После первого появления поэмы в газете автор внес в текст некоторые исправления, и когда она вновь вышла в журнале "Наш путь" (апрель 1918), то Блок, очевидно, отправил ее Ольденбургу, хотя еще до выхода второго издания они при личной встрече обсуждали "Двенадцать" (запись от 21.III: "С.Ф.Ольденбург о "Двенадцати"".

Видимо, тогда Блок и вручил экземпляр поэмы Ольденбургу. 26 марта, когда Блок, судя по "Записным книжкам", был в Академии наук, он получил в дар от Ольденбурга специальную работу по буддийской иконографии (с дарственной надписью: "Глубокоуважаемому и дорогому Александру Александровичу Блоку от его искреннего почитателя и читателя. Серг. Ольденбург. 26/13.III.918"), а возможно, и некоторые другие его работы. Надпись на форзаце статьи, подаренной Ольденбургом поэту весной 1918 г., ясно говорит об истинном характере их взаимоотношений в это время. 3 апреля датируется следующая запись Блока: "Из Академии наук две стенограммы (передать мои книги С.Ф.Ольденбургу и четыре стенограммы для хранения в Академию наук)...". Среди переданных в этот день Блоком книг "Стихотворения Аполлона Григорьева" с дарственной надписью: "Глубокоуважаемому Сергею Федоровичу Ольденбургу от преданного ему составителя. Апрель 1918. С.П.Б".

После прочтения и глубоких раздумий над "Двенадцатью" Ольденбург послал Блоку этюд (или "стихотворение в прозе") под названием "Мертвые", который Блок получил 12 апреля. На конверте сверху рукой Блока красным карандашом написано: "Получено вместе с перепис[анным] произв[едением] С.Ф.Ольденбурга.

"Стихотворение в прозе" имеет посвящение: "Посвящается поэту Александру Блоку" и открывается эпиграфом из стихотворения 3.Гиппиус:

Стихотворение в прозе Ольденбурга "Мертвые" хотя и написано по поводу "Двенадцати" Блока, но в своей ориентации носит иной смысл, прямо написано против кровавой революции, двенадцать красноармейцев-"апостолов" все предатели предатели Сына Человеческого. При этом Ольденбург, широко цитируя библейские писания (от Луки, от Матфея, Откровение), придает сюжету явно христианскую направленность.

На "Двенадцати" взаимоотношения поэта и ученого не закончились. Важными были для поэта встречи с Ольденбургом в связи с его "Скифами". Запись от 28 мая 1918 г.: "...Ольденбург считает монголов не азиатами (по поводу "Скифов")".

Судя по дневниковым записям, Ольденбург ознакомился со "Скифами" не по первой публикации (газета "Знамя труда", 20/7 февраля 1918 г.), а очевидно, по журналу "Наш путь" от 1 апреля 1918 г.; в июне 1918 г. "Скифы" появились вместе с "Двенадцатью".

Замечание Ольденбурга по поводу "Скифов" "монголы не азиаты" было для поэта исключительно важным. Блоковское "Да, скифы мы! Да, азиаты мы" приобретало и правильное научное звучание: "мы" азиаты, но не монголы, не представители монголоидной расы. Более того, можно предположить, что Ольденбург, прекрасно знакомый со скифской проблемой, имел в виду также и популярную тогда теорию об азиатском происхождении скифов. Но поэт в своем стихотворении, и в этом его поддерживал ученый, видел в скифах прежде всего не этническую окраску, а образ нового мира, особое место России в судьбах мировой цивилизации. "Блока, писал Ольденбург в некрологе на смерть поэта, увлек Соловьев, и ему, как и Соловьеву, представляется страшная картина панмонголизма, и тут вопрос об отношении Запада и России".

В том же некрологе Ольденбург, оценивая "Скифов", писал: "Эта Россия скифов, тот третий, удивительный мир, который для Блока и не Восток, и не Запад, а именно Россия. Это любимая мысль многих из нас, русских, что мы новый, третий мир".

Особенно сблизила Блока и Ольденбурга совместная работа во "Всемирной литературе". Поэт вошел в редакционную коллегию экспертов (наряду с Ф.Батюшковым, Ф.Брауном, А.Волынским, Е.Замятиным, М.Горьким, Н.Гумилевым, А.Левинсоном, М.Лозинским, А.Тихоновым и К.Чуковским); академик-востоковед С.Ф.Ольденбург (и это весьма показательно) также был включен в список писателей (очевидно, как литературовед, фольклорист и переводчик) и, кроме того, возглавил Восточную коллегию издательства, членами которой были также академик Н.Марр и профессора (будущие академики) И.Крачковский и проф. В.Алексеев. К осуществлению востоковедных планов были привлечены также академик В.Бартольд, профессор Б.Владимирцов (впоследствии академик), академик П.Коковцов, профессор И.Орбели (впоследствии академик), профессор О.Розенберг, В.Струве (впоследствии академик), академик Б.Тураев, профессор. В.Шилейко, академик Ф.Щербатской и другие. Была образована специальная студия-мастерская, где читались лекции, обсуждались принципы художественного перевода при участии Н.Гумилева, К.Чуковского, М.Лозинского; было организовано несколько серий, в том числе "Русская литература XX века", куда вошли произведения Блока, создан специальный цикл "Литературы Востока".

Окончание следует см.:
"РМ" N4340 за 09.11.2000 г.

Москва


[an error occurred while processing this directive]
ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...