МИР ИСКУССТВА

 

Ломбардская кисть,
украшавшая Петербург

Джован-Баттиста Дель Эра
(1765-1799)

Местный патриотизм, особенно развитый в Италии, где хорошо помнят свое недавнее состояние раздробленности, зачастую оказывает добрые услуги культуре.

Кто на Апеннинском полуострове, а тем более за его пределами знает о ломбардском городке Тревильо? Однако и в этом месте рождались выдающиеся люди, и один из них, художник Джован-Баттиста Дель Эра усилиями земляков вновь приобретает уже некогда завоеванную, но затем, за давностью лет, утраченную известность.

В прошлом году исполнилось двести лет со дня смерти маэстро, и тревильцы не преминули организовать приуроченную к круглой дате огромную выставку и выпустить соответствующий роскошный фолиант (издательство "Mazzotta").

Скончался Дель Эра, конечно, не в своем городке, а во Флоренции. Родной край он покинул навсегда в возрасте 16 лет, поступив в миланскую Академию изящных искусств "Брера". В 20 лет он приехал в Рим, где познакомился с художницей Ангеликой Кауфман; на первых порах Джован-Баттиста практически был ее подмастерьем. Она познакомила его со своими клиентами, русскими аристократами, и некоторые из них стали заказчиками юного ломбардца. Так, для графа Г.Чернышева он написал несохранившуюся картину "Прогулка графини Чернышевой с братом на вилле Боргезе". Для княгини Е.Барятинской Джован-Баттиста он гравировал ее семейный портрет кисти Ангелики Кауфман.

Однако намного больше сделал для художника другой немецкий римлянин, Иоганн-Фридрих Риффенштейн. Страстный поклонник античности и археолог-любитель, он служил художественным консультантом Екатерины II, скупая по ее просьбе произведения искусства и подыскивая для российского двора таланты. Джован-Баттиста сумел понравиться Риффенштейну, попав таким образов в "команду" одного из главных культурных "проектов" того времени создания в Петербурге копии ватиканских лоджий Рафаэля в натуральную величину.

Петербургские лоджии, называемые в Италии лоджиями Екатерины II, стали, вне сомнения, одним из главных украшений царской резиденции. Правда, лоджии Екатерины нельзя считать точной копией ватиканских: различаются архитектонические элементы (лепнина, расположение оконных проемов); в ряде случаев изменена последовательность сюжетов; порой художники допускали вольности, руководствуясь собственными вкусами. Одну вещь, папский герб на своде, императрица у себя дома допустить не могла и заменила его на российского орла со своим инициалом. Работа, шедшая в 1780-х гг., неплохо документирована, а теперь благодаря инициативе тревильцев мы знаем необыкновенно много об одном из ее участников.

Для масштабных живописных работ была сформированна целая группа мастеров, возглавленная К.Унтерпергером, другим немецким поклонником италийских древностей. Дель Эра был самым молодым в группе и подключился к работе уже на завершающей стадии. Сейчас никто не знает, какие копии принадлежат его кисти, но известно, что Дель Эра перерисовывал гротески и узоры Рафаэля.

Копиям фресок был необходим соответствующий архитектурный объем тот же Риффенштейн посоветовал Екатерине нанять для этой работы Джакомо Кваренги, подвизавшегося в то время в Риме в качестве чичероне и исследователя антиков. Так в России началась блистательная карьера другого ломбардца.

Между ними завязалась широкая переписка, опубликованная в Италии в 1988 г. в составе общего эпистолярного наследия Кваренги.

Кваренги посредничал при выполнении важных работ художника для царскосельского дворца Екатерины. В 1790-х Дель Эра переслал из Рима несколько больших холстов, выполненных в технике энкаустики, возрождению которой страстно способствовал Риффенштейн. Они пошли на украшение "Красного кабинета" в Царском Селе. Император Павел после смерти своей августейшей матери перенес их в Михайловский замок, но затем следы картин затерялись.

Совсем иная, счастливая судьба ожидала другую работу Дель Эры в технике энкаустики "Луций Альбин и весталки". Это огромное полотно, высотой почти два метра и длиной почти четыре, было недавно обнаружено в запасниках Царскосельского музея-заповедника, став "гвоздем" выставки в Тревильо. На нем изображена аллегория религиозного благочестия римлянин, уступающий свою повозку девам-жрицам.

Неизвестно, как эта картина попала в Россию. Сперва она хранилась в петербургском Таврическом дворце, затем в Гатчине, откуда ее вывезли в Германию гитлеровцы. Возвращенный в Россию, холст был забыт, но недавно обнаружен искусствоведом Ларисой Бардовской. По случаю юбилея Дель Эры он был отреставрирован в мастерских Русского музея на средства муниципалитета Тревильо.

Скончался художник в возрасте 33 лет.

Назовем имена людей, воссоздавших творческую биографию мастера. В первую очередь это Эуджения Кальби, отдавшая десять лет поиску и систематизации сведений о Дель Эре, затем директор Городского музея Тревильо Риккардо Риганти (в стенах этого музея была развернута выставка произведений художника). С русской стороны чествованию живописца на родной земле помогли искусствоведы Л.Бардовская из Царскосельского музея-заповедника, И.Григорьева из Эрмитажа, Г.Голдовский из Русского музея, О.Кленова, курировавшая реставрацию полотна "Луций Альбин и весталки", и Н.Никулин, написавший для монографии очерк о копировании для Петербурга лоджий Рафаэля.

МИХАИЛ ТАЛАЛАЙ


Тревильо Флоренция


©   "Русская мысль", Париж,
N 4339, 2 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...