МИР ИСКУССТВА

 

ПУШКИН И
СРЕДНЕВЕКОВЫЕ
АНОНИМЫ

Концерт новосибирского ансамбля "Insula magica"

24 октября в музее Н.К.Рериха, где в последнее время довольно часто можно услышать не совсем уж заезженный филармонический репертуар, состоялось выступление ансамбля ранней музыки из Новосибирска "Insula magica". Выдержанная в старом добром жанре музыкально-литературной композиции, программа была, однако, интересна по своей идее. Приуроченная к 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина, она была призвана, по мысли руководителя Аркадия Бурханова, "озвучить" пушкинские мотивы европейского средневековья и близко к ним лежащие подлинной музыкой XIII-XVII вв. Мысль смелая, хоть и не новая; "всемирная отзывчивость" вот уже как 120 лет является индульгенцией всему, что как-либо можно связать с именем поэта. Особенно в преддверии юбилея, во время него и, как мы видим, более года спустя она может перерасти во всепрощение.

Так иллюстраторами Пушкина стали уже не "радийные" русские классики, как в былые времена, а Генри Перселл, Туан Арбо, Орландо ди Лассо и масса анонимов, так же, как и перечисленные именитые, владевших тайною гармонии искусства и ремесла. Инструменталисты ансамбля А.Воронцова, А.Баранов, И.Евстигнеева, А.Недоспасова, возможно, подошли бы ближе к этому недостижимому ныне идеалу Ренессанса, когда б не брались за вокальную музыку той эпохи. Вокальные (а тем более a capella) номера, исполненные ими самими же и еще двумя вокалистами ансамбля звучали, мягко говоря, скучно. На этом фоне их работа "по специальности" сильно выигрывала. Что не так уж и удивительно: "Insula magica" по праву считался одним из лучших инструментальных коллективов ранней музыки в России 90-х. А это уже повод для небольшого отступления.

Почти двадцать лет совместного музицирования, десять из которых прошли у музыкантов почти в полной безвестности, могут внушить уважение. Такие ансамбли, и по сей день растущие как грибы после дождя, довольно быстро терпят крах чаще всего на почве обострения отношений в маленьком коллективе. Хотя чисто художественные причины я поставил бы здесь на первое место. По моим личным наблюдениям, уровень исполнения старинной музыки за последнее десятилетие остался неизменным (хорошо хоть не упал). И у "Insula magica" для тех, кто был знаком с их игрой раньше, не нашлось ничего нового во взгляде на старую музыку, хоть это была и свежая программа. Не помогают и дозволенные в наше время международные контакты: ожидаемый обмен опытом чаще всего приобретает форму эмиграции, и оставшимся здесь приходится начинать все заново. Попытки формировать крепкую школу аутентики наталкиваются на вечные российские преграды лень и нехватку денег. Последнее ликвидируется путем составления убийственных гастрольных графиков. Результат оправдывает ожидания слушателей, приготовившихся попасть на студенческий капустник в средневековую Сорбонну или на уроки "робких учениц" с полотен Терборха.

К чести "Insula magica", все сказанное относится к ним далеко не в полной мере. Остается, как всегда, открытым вопрос о Пушкине: где же, он, собственно, был в этой программе, кроме как в чтении Александра Бурханова? Но любой вопрос о Пушкине остается, как известно, в России открытым всегда.

ФЕДОР СОФРОНОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4339, 2 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...