СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Пермь:
Раскол «партии власти»

Геннадий Игумнов рискует утратить
положение безусловного фаворита
на губернаторских выборах

Пермская область один из экономически успешных российских регионов. В немалой степени это произошло благодаря бюджетной политике властей, по сути принудивших производителей платить налоги по месту работы. За этим следят особо, поэтому, по официальной статистике, собираемость налогов достигает 97%. Предприятия, в которых есть госссобственность, можно пересчитать по пальцам. Здесь представлены многочисленные интересы крупных финансово-промышленных групп "ЛУКойла", "Интерроса", "Сибура", "Газпрома". Область монополист по производству калийных удобрений (на ее территории давно и успешно работают "Уралкалий" и "Сильвинит", которые вместе производят 100% всего вырабатываемого в стране калия). Регион относится к немногочисленной категории "доноров", не получающих трансфертов из федерального бюджета.

Итоги правления губернатора Геннадия Игумнова в целом удовлетворительны. Даже во время политической нестабильности в стране (из-за бесконечных правительственных кризисов) "под Игумнова" давали немалые зарубежные кредиты. Он считается одним из пионеров в деле реструктуризации угольной отрасли. На федеральном уровне Игумнов снискал репутацию реформистского и порой даже либерального губернатора. Он был одним из немногих региональных лидеров, не покинувших после создания "Единства" тонущий корабль "Нашего дома России". Любопытно, что пермская обладминистрация не выступает учредителем ни одной газеты для российских регионов случай почти беспрецедентный. Впрочем, "демократическая" репутация Игумнова не мешала его популярности среди самых разных слоев населения, в том числе пенсионеров. В результате в начале сентября рейтинг Игумнова составлял примерно 46%.

До недавних пор казалось, что по итогам назначенных на 3 декабря выборов 64-летний Игумнов без особого труда останется в губернаторском кресле. Его единственным серьезным конкурентом наблюдатели считали мэра Перми Юрия Трутнева. Но того удалось нейтрализовать, совместив выборы мэра и губернатора. После колебаний Трутнев предпочел синицу в руках. В результате возникла довольно крепкая связка Игумнова и Трутнева, опиравшаяся не только на административные ресурсы, но и на "Уралкалий", "ЛУКойл", а также на авторитет центрального "Единства". Правда, время от времени поговаривали о возможном выдвижении в губернаторы еще одного известного политика Валентина Степанкова, в начале 90-х занимавшего пост генерального прокурора, а затем некоторое время возглавлявшего совет директоров крупнейшего предприятия "Пермские моторы". Но "синица в руках" нашлась и для Степанкова: полпред Сергей Кириенко взял его к себе заместителем.

И тут на сцене неожиданно появился депутат Государственной Думы Павел Анохин. Для региона он отнюдь не чужой человек несколько лет Анохин был депутатом областной думы. Анохин служил довольно уязвимой мишенью публикаторам компромата. Ему вменялись в вину злоупотребления созданной им компании ДАН: торговля чеченской нефтью, финансовые махинации с фондом обязательного медицинского страхования и т.п. Несмотря на это, в декабре прошлого года Анохин получил поддержку Игумнова и одержал победу в борьбе за мандат депутата Государственной Думы.

Наступление на власть Анохин открыл направлением депутатских запросов о коррупции в области. Это побудило Генпрокуратуру начать проверку, выявившую ряд правонарушений. Особенно пристальному изучению подвергся фонд правоохранительных сил "Правопорядок". Подобные структуры симбиоз коммерческих и силовых не в диковинку для российских регионов. Проверка повлекла за собой отставку областного прокурора и начальника местной милиции (увольнять которых федеральная власть теперь может без согласования с губернатором). Все это сопровождалось серией публикаций в центральной прессе, посвященных "борьбе с коррупцией в областном масштабе".

Но основной удар по губернатору, как оказалось, впереди. В офисе его дочери Елены Арзумановой были проведены обыски в рамках расследования дел о хищении. Арзуманова член совета директоров "Уралкалия", а также банка "Урал-ФД", где, по данным оппонентов Игумнова, сосредотачивались средства на предвыборные нужды главы администрации. После этого Игумнов 6 октября, ссылаясь на грязные наветы и происки врагов, сообщил о снятии своей кандидатуры в пользу Трутнева. Мэр сразу начал сбор подписей для участия в выборах. Однако события развивались с калейдоскопической быстротой. По неофициальной информации, Игумнова в тот же вечер вызвали в Москву, где "настоятельно рекомендовали" участвовать в выборах. Неравнодушными остались к происшедшему и местные граждане: полетели многочисленные обращения жителей и трудовых коллективов к Игумнову с просьбой и даже с требованиями не уходить. В результате Игумнов сообщил о возвращении в предвыборную борьбу (тем более что заявление из избиркома он отозвать не успел), а Трутнев оказался в более чем двусмысленном положении.

В версиях, объясняющих столь неожиданные перемены в расстановке сил, недостатка нет. Естественно, высказываются предположения о рекламном спектакле, якобы разыгранном Игумновым. Но если это так, то действия губернатора кажутся малоудачными: ничто не обязывало его публично называть Трутнева своим преемником, выращивая из недавнего союзника соперника или даже врага. Да и возвращение Игумнова было слишком скоропалительным: активность местной элиты в усилиях вернуть губернатора "на царство" еще не достигла своего пика. Уместно напомнить, что подобные объяснения были популярны при оценке отказа от участия в выборах краснодарского губернатора Николая Кондратенко, но они тоже не получили подтверждения. Вторая версия исходит из того, что происшедшее стало результатом "козней" Анохина, но он недостаточно влиятелен в регионе, чтобы подключить к атаке на Игумнова правоохранительные органы. В лучшем случае Анохин мог выступить в роли тарана, обслуживая интересы более могущественных сил (от Степанкова до стремящейся к проникновению в регион "Сибнефти" Романа Абрамовича, в связях с которым обвиняют депутата). Наконец, автором интриги мог быть и Юрий Трутнев, которому приписывают инициативу обысков у Арзумановой. Да и нет уверенности, что какой-то один из кандидатов "дергал за ниточки": ситуация вполне могла быть неуправляемой.

Таким образом, еще вчера казавшаяся крепкой связка приказала долго жить: Игумнов получил сильного, имеющего большие шансы и к тому же обозленного противника, который будет, вероятнее всего, идти до конца. Отказ Трутнева от претензий на кресло мэра создал новую интригу: кто станет пермским градоначальником? Избиратели попали в весьма затруднительное положение: сторонники местной "партии власти" вынуждены выбирать между двумя недавними союзниками, каждый из которых в случае неудачи рискует потерять все. Финансовая и (что не менее важно) электоральная поддержка в лице крупных предприятий, действующих на территории области, тоже разделилась между губернатором и мэром. Многое будет зависеть от позиции "Уралкалия", за которым стоят голоса жителей Березников (если предприятие поддержит Трутнева, то вкупе с голосами областного центра он теоретически может рассчитывать на 50%). Что касается Анохина, то пока не вполне ясно, как изменение конфигурации отразится на его перспективах. Как и Трутнев, он будет ориентироваться на более молодой электорат (Анохин подает себя как представителя нового поколения, идущего на смену сверстникам Игумнова). Но если губернатор и мэр могут опереться на знаменитый "административный ресурс", то в распоряжении Анохина подобных рычагов не будет.

Таким образом, основное противостояние на выборах в Пермской области развернется между тремя кандидатами, в той или иной мере представляющими "партию власти". Игумнов до снятия кандидатуры пользовался поддержкой центрального и местного "Единства". После его выхода из борьбы областное "Единство" вроде бы перешло в лагерь Трутнева, но теперь снова оказалось на распутье. Что же касается Анохина, то он остается членом думской фракции "Единство". Довольно популярные в области правые до конца не определились, но до недавних пор они склонялись к союзу с действующим губернатором. Что же касается левых, то их позиции в регионе традиционно непрочны и серьезно повлиять на ход предвыборной борьбы КПРФ вряд ли сумеет.

ЕКАТЕРИНА КУРБАНГАЛЕЕВА


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4340, 9 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...