ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ

 

Налоговый кодекс:
эйфория сменяется
разочарованием

Правительство предлагает пересмотреть
недавно принятые налоговые законы

Изменение налоговой политики было в течение 90-х одной из самых актуальных задач, стоящих перед государственными органами. Постепенно она распалась на две пересекающиеся, но все же довольно разные сферы налоговую реформу и принятие Налогового кодекса (НК). Проекты реорганизации исходят из необходимости уменьшить нагрузку на налогоплательщиков и тем самым вывести из "тени" многие доходы. На этом фронте был достигнут лишь частичный успех: летом были приняты компромиссные изменения в порядке сбора подоходного налога и социальных выплат. Что же касается налогообложения юридических лиц, то здесь значительных сдвигов не наблюдалось. Несколько продвинулась и кодификация налогового законодательства: два года назад удалось принять первую часть Налогового кодекса, а летом парламент утвердил вторую. Впрочем, скептики указывают, что, хотя кодекс и вносит рациональное зерно в налоговое законодательство, он скорее упорядочивает действующую систему, нежели закладывает основы ее реформирования.

Вскоре выяснилось, что в новых законах о налогах немало изъянов, поэтому вряд ли они долгое время останутся неизменными. Объемный Налоговый кодекс внутренне противоречив и не учитывает постоянно меняющихся реалий, и вскоре после принятия первой части НК правительство занялось ее доработкой. Весенняя попытка кабинета министров внести поправки завершилась неудачей, однако осенью Минфин вернулся к проектам изменения недавно принятого кодекса.

Подготовленные органами исполнительной власти законопроекты, безусловно, помогают ограничить некоторые схемы ухода от налогов. В регулировании исчисления налогов юридических лиц главным становится обложение доходов (но не более трудно рассчитываемой прибыли), а презумпция невиновности вообще оказывается под сомнением. Теперь налоговым органам нет нужды взыскивать штрафы с недобросовестных налогоплательщиков через суд если объекты проверок не согласны с наложенными на них санкциями, они сами должны обращаться в суд. Остро стоит вопрос о борьбе с попытками занижать облагаемые налогом цены на продукцию. Чтобы избежать злоупотреблений, правительство предлагает контрольным органам рассчитывать сумму налогов, исходя из "реальных", "рыночных" цен.

Правда, правительственные законопроекты особого восторга в парламенте не вызвали. Депутаты подготовили альтернативные предложения об изменениях налоговых законов, а кабинет министров в начале ноября направил проект поправок к Налоговому кодексу на двухнедельную доработку. Но, если изменения не принять до 1 декабря, они вступят в силу не раньше 2002 года. Расчеты исполнительной власти "купить" депутатов рядом уступок (например, предоставив им право самостоятельно определять объемы экспортных пошлин, объективно повышающее лоббистский вес Думы) пока что не оправдались.

Подрывают позиции кабинета министров и многочисленные скандалы вокруг налоговых органов. В последние дни под ударом оказался министр по налогам и сборам Геннадий Букаев. Проверка Счетной палаты выявила, что, когда Букаев возглавлял столичную налоговую инспекцию, там происходили различные злоупотребления. Аудиторы утверждают, что в 1999-2000 гг. московские налоговики укрывали от обложения часть зарплаты, а также использовали сомнительные сделки со средствами благотворительных фондов частных компаний. Критике подверглось и руководство Федеральной службы налоговой полиции, пытающееся преобразоваться в "финансовую полицию" и взять под свой контроль не просто работу со злостными неплательщиками, но фактически и все финансовые операции в стране. Подобного нововведение, во-первых, плохо сочетается с заявленным официальным курсом на ограничение государственного вмешательства в экономику; во-вторых же, по мере расширения полномочий государственные органы обычно теряют управляемость, погружаясь в пучину злоупотреблений, а каждое из звеньев вместо осуществления единой политики правительства сосредотачивается на обслуживании собственных нужд.

КОНСТАНТИН СИМОНОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4340, 9 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...