СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

НЕУЖЕЛИ РЕШИЛИСЬ?

Военная реформа

10 ноября Совет безопасности РФ принял решение о начале реформы всей военной организации государства, в ходе которой предполагается сократить ее на 600 тыс. человек.

Наиболее крупным изменениям подвергнутся собственно вооруженные силы. В 2001-2005 гг. армия и флот будут сокращены на 365 тыс. военнослужащих и 120 тыс. гражданских служащих. Будет сокращено 380 генеральских должностей и 240 тысяч офицерских. Численность сухопутных войск уменьшится на 180 тыс. человек, военно-морского флота на 50, военно-воздушных сил на 40.

Согласно планам реформаторов, будут сокращены вооруженные формирования еще 11 федеральных ведомств: численный состав внутренних войск МВД уменьшится на 20 тыс. человек, железнодорожных войск на 10, пограничных войск на 5. Таким образом, через пять лет каждый пятый из нынешних 2,136 тыс. военных и 966 тыс. гражданских сотрудников этих ведомств будет сокращен.

"Однако сокращения не самоцель, заявил Владимир Потапов, заместитель секретаря Совета безопасности. Главная задача реформирования состоит в оптимизации военной организации России". Предполагается, что к 2005 г. так называемая ресурсообеспеченность каждого военнослужащего увеличится в два раза, поскольку сокращение людей не повлечет за собой сокращения финансирования, а средства на социальные выплаты увольняемым будут проходить отдельной строкой федерального бюджета. На втором этапе реформы, в 2005-2010 гг., кадровых сокращений не будет и за счет обещанного увеличения объемов финансирования ресурсообеспеченность по сравнению с нынешней увеличится уже втрое.

К концу первого этапа должно поменяться и соотношение между долями военного бюджета, затрачиваемого на содержание личного состава (сегодня оно составляет 70%) и техническое обеспечение воинских частей и подразделений (30%). Такая пропорция до сих пор не позволяла армии и флоту технически переоснащаться, закупать новые образцы вооружений и боевой техники, а оставляла лишь возможность ремонтировать имеющийся арсенал. В 2005 г. уже 50% военного бюджета будут направляться на повышение боевой мощи вооруженных сил страны.

Но это все в будущем, а пока Совет безопасности констатировал, что сейчас и в ближайшие годы Россия не способна вести крупномасштабную войну обычными средствами поражения, поэтому на любую сколько-нибудь серьезную агрессию Россия ответит нанесением ядерного удара, даже если потенциальный агрессор сам не обладает атомным оружием или, имея последнее, не прибегает к его силе. Довольно мрачная констатация.

Объявлению о начале военной реформы предшествовало почти четырехмесячное сопротивление ей. Сначала заседание Совета безопасности, посвященное реформированию вооруженных сил, было намечено на 27 июля, но министр обороны Игорь Сергеев и начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин, не сойдясь во мнении относительно судьбы ракетных войск стратегического назначения, устроили публичную ссору, и президент перенес сроки заседание СБ на начало августа. 11 августа на заседании, продолжавшемся более четырех часов, члены Совета безопасности успели обсудить только реформирование министерства обороны на прочие ведомства не хватило времени и согласия. 27 сентября предполагалось принять планы реформирования остальных 11 ведомств, но еще до заседания СБ несколько министров заявили о своем несогласии с предложенными мерами, и президент был вынужден переименовать "заседание СБ" в "совещание СБ" и отложить принятие окончательного решения на ноябрь.

Российские "силовики", особенно главы МВД, ФПС и МЧС, упорно сопротивлялись нависшей над их ведомствами угрозе беспрецедентных сокращений. Созданной указом Владимира Путина экспертной комиссии пришлось провести 17 заседаний, чтобы согласовать позиции всех "заинтересованных лиц", каждое из которых настаивало на том, что именно его ведомство сокращать абсолютно невозможно.

Сопротивление генералов было сломлено "экономическим оружинм". По словам тех, кто непосредственно готовил документы к последнему заседанию СБ, команды министров Грефа и Кудрина, обосновавшие основные финансовые параметры военной реформы с макроэкономической точки зрения, требовали еще большей "крови" силовых ведомств. До самого заседания Совета безопасности экономический блок правительства продолжал настаивать на том, что военным следует "еще поприжаться в деньгах", чтобы оборонные расходы не похоронили перспективы хозяйственного роста страны. В итоге генералы сдались.

Правда, окончательно об этом можно будет говорить лишь тогда, когда Владимир Путин подпишет президентский указ о военной реформе, подготовленный по итогам последнего заседания СБ. А до тех пор закулисная борьба по внесению различных поправок в будущий указ еще может его скорректировать в пользу тех или иных частных интересов. Если этого не произойдет, тогда о наших "верхах" позволительно будет сказать: "они все-таки решились".

СЕРГЕЙ ХАРЛАМОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4341, 16 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...