СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Президентская монополия

Глава государства берет
экспорт вооружений
под свой контроль

4 ноября Владимир Путин подписал указ, предусматривающий радикальную реорганизацию системы экспорта вооружений. На базе компаний "Росвооружение" и "Промэкспорт" создается государственное предприятие "Рособоронэкспорт". Его возглавит заместитель директора "Промэкспорта", многолетний кадровый разведчик Андрей Бельяминов. Координировать работу новой компании будет министерство обороны.

Экспортерам российского оружия не везет уже давно. Глава "Росвооружения" Александр Котелкин был уволен едва ли не на следующий день после того, как его работу похвалил Борис Ельцин. Григорий Рапота был уволен с того же поста почти сразу после отставки своего покровителя Евгения Примакова. Накануне 4 ноября многим экспертам казалось, что позиции последнего главы "Росвооружения" Алексея Огарева укрепились. В конце октября специальная правительственная комиссия по военно-техническому сотрудничеству (ВТС) во главе с Михаилом Касьяновым отвергла лоббировавшийся "Промэкспортом" проект слияния с "Росвооружением". Но Касьянов улетел в Пекин, а Путин в это время приступил к реформе системы ВТС.

Президентский указ встречен довольно осторожно. При всей внешней решительности действий Путина, осмелившегося наконец ослабить влияние "семейной" группы в сфере экспорта вооружений, по своему стилю они слишком напоминают знаменитые "кадровые рокировки" Ельцина. Издержки, связанные с созданием новой компании, могут оказаться выше, чем извлеченные главой государства политические дивиденды.

Комментаторы высказывают целый ряд замечаний к решению о реформе ВТС. Нет твердых гарантий, что создание супермонстра будет проходить в соответствии с антимонопольным законодательством. Под удар могут быть поставлены несколько крупных контрактов "Росвооружения", выплаты по которым приходились на ноябрь-декабрь. Наконец, существуют подозрения в непрофессионализме руководства "Рособоронэкспорта". Андрей Бельяминов имеет сравнительно небольшой опыт работы в сфере ВТС: до 1991 г. он работал в органах КГБ, затем в банковском секторе (некоторое время возглавлял Новикомбанк, учрежденный "Ветеранами внешней разведки" и рядом аналогичных ассоциаций). Да и другие руководители "Промэкспорта", в том числе начальник Бельяминова Сергей Чемезов, особых успехов в работе не добились, что привело к целой серии провалов в работе компании.

Участники рынка внимательно следят за тем, какую политику будет теперь проводить "Рособоронэкспорт". Формально и Огареву, и Чемезову предложены посты первых заместителей директора новой компании. Однако весьма вероятно, что Бельяминов будет выдвигать на ведущие роли команду из "Промэкспорта". Этим серьезно озабочены прежние партнеры "Росвооружения", среди которых Росбанк Владимира Потанина и "МДМ-банк" Александра Мамута. Да и те предприятия ВПК, которые имели право самостоятельно экспортировать свою продукцию, с тревогой ожидают передачи новой компании монопольных прав в сфере ВТС.

Те, кто непосредственно не связан с рынком оружия, проявляют более пристальное внимание к политическому подтексту происшедшего. Летом 1999 г. "семейная" группа одержала крупную победу: назначение Алексея Огарева главой "Росвооружения" олицетворяло переход весьма прибыльной сферы ВТС под контроль ближайшего окружения Ельцина. Вскоре после прихода Путина на пост премьера он начал усиливать "Промэкспорт", крупнейшего конкурента "Росвооружения": его возглавили выходцы из управления делами президента, где в середине 90-х работал будущий глава государства. "Путинцы" постепенно развернули кампанию за слияние с "Росвооружением", но сам Путин вплоть до нынешнего ноября ссориться с соратниками Ельцина не торопился.

Принятое президентом вопреки Касьянову решение лишить "семью" влияния на ВТС выглядит как политический вызов и "семье", и премьеру. К тому же кураторство ВТС передано от ориентированного на Касьянова министерства промышленности и науки министерству обороны, напрямую подчиняющемуся главе государства. Это особо подчеркнул (не без злорадства по отношению к своему непосредственному начальнику Касьянову) вице-премьер Илья Клебанов, указав, что слияние госкомпаний "резко усилит президентскую линию по экспорту вооружений".

Следующим шагом станут, очевидно, перестановки в министерстве обороны. Речь идет по крайней мере о создании в нем новых подразделений, занимающихся экспортом оружия. Но на карту может быть поставлена и судьба нынешнего министра. Игорь Сергеев себя ничем особо не запятнал и повода к отставке не давал, но военное ведомство теперь может стать слишком лакомым куском для лоббистов. В прессе циркулируют слухи о двух потенциальных кандидатах на кресло министра вице-премьере Илье Клебанове и секретаре Совета безопасности Сергее Иванове, который на прошлой неделе уволился с военной службы. Приход гражданского чиновника в Минобороны был бы вполне логичен, особенно с учетом предстоящего разграничения функций между МО и Генштабом, в ведение которого предлагается передать большую часть полномочий по оперативному управлению вооруженными силами.

Правда, сведения о вероятном назначении Иванова довольно противоречивы. Маловероятно, что президент решит "оголить" столь важный участок, как Совет безопасности, вполне возможно, что Иванов в этом случае останется совмещать полномочия министра и секретаря Совбеза (в 1999 г. в аналогичном положении был сам Путин, который одновременно руководил аппаратом СБ и Федеральной службой безопасности). Но такой шаг, формально свидетельствующий об укреплении влияния "петербургской" группы, будет выглядеть и как признак некоторой нестабильности нынешнего режима, не имеющего кадрового резерва и вынужденного направлять значительные силы, чтобы "присматривать" за недостаточно лояльным генералитетом.

Вопрос о том, обеспечат ли недавние перестановки увеличение валютных поступлений от экспорта вооружений, по-прежнему открыт. Очевидно, что в ближайшее время особых доходов ожидать не следует. Покупатели предпочтут подождать, пока реорганизация не завершится, а руководство "Рособоронэкспорта" даже заинтересовано в более низких показателях работы предприятий ВТС в 2000 г., дабы затем имитировать прорыв в 2001-м. Но твердой уверенности в способности российского ВПК серьезно увеличить выпуск продукции для продажи за рубеж по-прежнему нет. Как предполагает, например, журнал "Итоги", российское правительство заблуждается, надеясь на увеличение объема продаж вооружений в несколько раз.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4341, 16 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...