ПАРЛАМЕНТСКАЯ ХРОНИКА

 

Совет Федерации:

Торопыги и многостаночники

Далеко не все губернаторы спешат
покинуть парламент в угоду Кремлю

Состоявшееся на этой неделе первое заседание Госсовета вряд ли позволяет составить окончательное мнение о том, насколько полезным и влиятельным будет этот консультативный орган. Хотя накануне Владимир Путин и заявил, что именно здесь должна вырабатываться стратегия политического развития страны.

Процесс становления этой пока не прописанной в конституции структуры наверняка займет не один месяц, и потому лишь торопливостью и желанием угодить Кремлю можно объяснить заявление губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова о готовности сложить полномочия члена Совета Федерации, если Госсовет будет результативным органом.

По мнению Аяцкова, "это станет ясно уже после первого заседания 22 ноября с участием всех глав субъектов". И тогда, "возможно, уже после Нового года, я приму решение выйти из состава Совета Федерации", добавил губернатор. Более того, он не исключил, что так могут поступить и другие руководители регионов. Но тут Аяцков явно выдает желаемое за действительное.

Далеко не все губернаторы разделяют точку зрения Аяцкова, который уверен, что в скорой перспективе Госсовет преобразуется из совещательного органа в конституционный и ему будут переданы полномочия СФ. По его словам, это и "объявление войны и мира, чрезвычайного положения, назначение генпрокурора, даты президентских выборов и ряд других ключевых вопросов, входящих в исключительную компетенцию верхней палаты".

Как выяснили журналисты, опрашивавшие сенаторов, немногие региональные лидеры поддерживают идею досрочного сложения полномочий членов СФ в связи с созданием Госсовета. Губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев, например, полагает, что "выход Аяцкова из Совета Федерации его личное дело", и напоминает, что саратовский губернатор "очень часто делает оригинальные заявления".

"Я, например, считаю, что торопиться не надо", подчеркнул Яковлев. По его словам, губернаторы "должны поднять статус Госсовета, а это можно сделать, работая в Совете Федерации и принимая необходимые решения". При этом Яковлев отметил, что "дело каждого члена Совета Федерации принимать подобное решение работать или не работать". А затем ехидно уточнил, что уход Аяцкова "не отразится на работоспособности верхней палаты".

Главы других субъектов федерации тоже не поддерживают идею Аяцкова. Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев назвал эту идею "непонятной и необъяснимой", так как в законе о новом порядке формирования СФ четко указаны сроки ротации членов палаты и оговорен срок ее действия в нынешнем составе до января 2002 года. Губернаторы-многостаночники более года могут работать как в Госсовете, так и в СФ. Эту мысль развил президент Мордовии Николай Меркушкин: "Мы приняли этот закон, зачем же сейчас идти против него? Нам сегодня надо решить вопрос не о досрочном сложении полномочий, а о статусе тех, кто придет нам на смену".

"В то же время, если кому-то очень хочется, то он может сложить с себя полномочия члена верхней палаты хоть сейчас", добавил Тулеев. Он также отметил, что функции Госсовета в отличие от функций СФ являются чисто совещательными: "Мы будем там собираться и говорить за жизнь с президентом. А Совет Федерации все-таки остается законодательным органом и действует в строгом соответствии с конституцией".

А президент Чувашии Николай Федоров напомнил коллегам, что СФ независимо от нового порядка формирования остается "конституционно оформленным законодательным органом с большим политическим весом". Чувашский руководитель видит за стремлением некоторых губернаторов досрочно сложить с себя сенаторские полномочия стремление "отметиться перед нынешней властью и продемонстрировать ей свою чрезмерную лояльность".

Самое категоричное суждение высказал губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко, который "не удивлен инициативой Аяцкова" и даже знает, "кто будет следующим из губернаторов, которые последуют примеру Аяцкова. Эти люди из категории тех, кто готов "лизнуть" любую власть". Кондратенко назвал таких сенаторов "конъюнктурщиками" и сказал, что "Совет Федерации не станет менее влиятельным, кто бы туда ни пришел" после ротации.

Лишь губернатор Новгородской области Михаил Прусак предложил взглянуть на этот вопрос глубже. Считая, что скоро в верхней палате будет заседать "весь московский бомонд, который купит себе там места", Прусак назвал реформу СФ ошибкой, которая "попросту отрывает глав субъектов от президента".

Прусак считает, что нынешняя реформа власти "нелогична и половинчата": кардинальные реформы должны были коснуться и Думы, и правительства, и администрации главы государства. "Нам не предложили ни цельной программы реформы госвласти, ни комплексной экономической программы. Ничего хорошего из этого не выйдет", полагает новгородский губернатор.

На самом деле практическое перемещение центра политического развития страны из парламента в Госсовет может произойти только после изменения действующей конституции. И торопливое бегство отдельных губернаторов из СФ не слишком сильно изменит роль верхней палаты, где все равно останутся многие известные в регионах политики. Бывшие главы регионов (например, экс-губернатор Калужской области Сударенков), влиятельные парламентарии и даже известные "олигархи" почтут за честь представлять свои субъекты федерации, влиять на федеральное законодательство и непосредственно контактировать с правительством.

Члены СФ и впредь будут иметь парламентский иммунитет и потому смогут чувствовать себя даже более независимыми от Кремля, чем губернаторы, которые связаны властной вертикалью. Поэтому новый состав СФ будет, возможно, более оппозиционным, чем тот, где заседали должностные лица, прямо или косвенно, но весьма зависимые от центра и особенно от распределяемых им трансфертов.

КИРИЛЛ ПОПОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4342, 23 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...