СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

"Единый кулак"
крупных бизнесменов

Второе рождение
Российского союза
промышленников и предпринимателей

10 ноября в Москве прошло заседание правления Российского союза промышленников и предпринимателей. Его результаты стали свидетельством радикальной трансформации РСПП. Было принято решение о создании бюро союза, членами которого стали едва ли не все лидеры отечественной бизнес-элиты. Среди вошедших в бюро Анатолий Чубайс, Александр Мамут, Владимир Потанин, Михаил Фридман, Михаил Ходорковский, Олег Дерипаска, Алексей Мордашев, Рубен Варданян, Владимир Евтушенков, Каха Бендукидзе, Дмитрий Зимин, Олег Киселев, Сергей Пугачев.

РСПП был образован на базе "Научно-промышленного союза СССР", созданного на закате перестройки Аркадием Вольским. Свой расцвет он пережил в 1992-1993 годах. Вместе со своим "политическим крылом", всероссийским союзом "Обновление", РСПП выступил в числе соучредителей "Гражданского союза", антиреформаторской программой которого либеральные министры пугали детей. "Гражданский союз" стал одним из вдохновителей отставки Егора Гайдара в декабре 1992 г., но особых дивидендов от этого не получил. "Крепкий хозяйственник" Виктор Черномырдин был склонен лишь эпизодически прислушиваться к советам "красных директоров", не оправдали ожиданий и идейно близкие РСПП руководители отраслевого блока правительства. "Гражданский союз" лишь на несколько месяцев пережил правительство Гайдара. РСПП уцелел под обломками несостоявшейся центристской коалиции, но былой мощи уже не достиг. Правительственные чиновники соблюдали ритуал, посещая съезды союза, но как серьезная политическая структура он перестал существовать. К тому же Вольский вел себя довольно непоследовательно. Время от времени он вспоминал о нуждах "отечественного товаропроизводителя", создавая то "промышленную партию", то причудливую коалицию директоров и профсоюзных боссов. Но иногда о директорах забывали, а Вольский находил для себя другие более привлекательные ниши вроде посредничества в чеченском урегулировании или роли одного из вдохновителей блока "Отечество Вся Россия". Впрочем, роль публичного политика Вольскому давалась плохо: нудно-менторский стиль его выступлений чаще всего нагонял тоску и живого отклика у аудитории не вызывал.

Да и сами советские директора постепенно выдыхались. Общих интересов у них становилось все меньше, а некоторые из прежних "хозяев жизни" после приватизации оказались на вторых ролях, уступая дорогу "молодым волкам". Вчерашние враги, "молодые реформаторы", тоже претерпели немало идейных трансформаций и перестали казаться главной "угрозой миру".

После неудачи ОВР о Вольском почти не вспоминали. РСПП стал сугубо корпоративным объединением, используя обширные связи своих руководителей для лоббирования отдельных узковедомственных вопросов. Информация о том, сам ли Вольский предложил осенью "олигархам" услуги или же крупные предприниматели решили поставить на РСПП, довольно противоречива. Но, похоже, акулы большого бизнеса и опытный аппаратный волк наконец нашли друг друга. Провозглашенная (хотя пока и отнюдь не реализованная) властью тактика "равноудаления" "олигархов" побудила тех заняться поиском собственных политических "крыш". Это могут быть и депутатские мандаты, и посты губернаторов (Роман Абрамович, Александр Хлопонин), и членство в руководящих органах крупной ассоциации предпринимателей. Любопытно, что в новом бюро РСПП сосуществуют представители остро конкурирующих между собой финансовых структур "ЕЭС России", "МДМ-банка", "Русского алюминия", Росбанка, "московской группы".

Исполнительная власть воздержалась от какой-либо внятной реакции на обновление РСПП. Вполне возможно, что Кремль даже будет удовлетворен появлением у бизнесменов относительно ясных каналов влияния наряду с созданным при Касьянове советом по предпринимательству. Картина прояснится только после того, как президент и правительство сформируют для себя четкое представление о политике в отношении "олигархов". Пока что ее не наблюдается речь идет лишь о хаотических и разнонаправленных действиях, вызванных сиюминутными импульсами. В Белом доме не препятствует образованию крупных металлургических холдингов и одновременно (в рамках совета при Касьянове) стимулируют растворение крупных "олигархов" в среде более мелких. Инстинктивное стремление взять под свой контроль высокоприбыльные отрасли особого эффекта тоже не сулит. Реформирование естественных монополий носит скорее экспериментальный характер, а продолжение политики приватизации сочетается с поддержкой проектов по созданию новых государственных монстров (Российский банк развития, Россельхозбанк, управление делами президента) и расширением полномочий силовых структур, нередко выступающих в роли самостоятельных игроков на рынке.

В такой ситуации РСПП теоретически может претендовать на роль своеобразного клуба, где "олигархи" будут "по-хорошему" улаживать возникающие противоречия. Но приоритетной задачей союза будет все же имитация мощи "единого кулака" крупных бизнесменов, способных совместно отстаивать в диалоге с колеблющейся властью самые важные для них вопросы. Если этот проект удастся реализовать, то по мере принятия цивилизованного законодательства о лоббизме РСПП мог бы получить вполне официальный статус главного проводника интересов российского бизнеса.

М.В.


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4342, 23 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...