МНЕНИЯ, ОЦЕНКИ, ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

 

От Верхней Вольты с ракетами
до Колумбии
с нефтяными баронами?

Как покончить с организованной
преступностью в России?

Преступность одна из самых больших угроз существованию России в качестве экономически развитой и цивилизованной страны. Вот несколько цифр: по осторожным данным, не менее 50% предприятий всех форм собственности находятся под контролем криминальных структур; из России ежегодно уплывает за рубеж около 20 млрд. долларов.

Как же так получилось? Вроде бы не было иноземного нашествия, заставившего когда-то сицилийских жителей сплотиться в тайное сообщество, из которого потом выросла "каморра"; не было массовой эмиграции в Россию этнических групп с развитыми преступными традициями, как это случилось в США, куда были импортированы сицилийские мафиози, японские якудза и китайские триады.

Предпосылки

Как мне представляется, в обществе для быстрого нарастания преступных отношений должны существовать следующие предпосылки:

отсутствие моральных устоев, общепризнанных ценностей и традиций;

наличие большой группы беспринципных людей, достаточно умных и волевых, имеющих налаженные корпоративные связи, чтобы стать во главе организованной преступности;

наличие большой группы людей, готовых без малейших колебаний убивать и пытать, не имеющих мирной профессии;

наличие атмосферы страха и недоверия к органам власти, недоверия к тому, что полиция может защитить жителей, неразвитость институтов гражданского общества;

отсутствие четкого законодательства в имущественной сфере, слишком сильное влияние государства и его чиновников на сферу предпринимательства; плюс массовое обеднение населения.

За 70 лет правления большевики попытались искоренить как религиозные ценности и традиции православия, так и общечеловеческие принципы толерантности и уважения к человеческой личности. Если в первые годы революции у части населения и имела место вера в коммунистические догматы, то реальная жизнь вскоре разбила эти иллюзии. На смену идеалам пришел хорошо замаскированный цинизм ("Хочешь жить умей вертеться"), который, естественно, разделяла хорошо информированная и отобранная из достаточно образованных и амбициозных людей верхушка советской знати работники спецслужб и партийно-комсомольские боссы. Из этой прослойки рекрутировались теневые "крестные отцы" будущей организованной преступности. Они использовали свое положение и связи в целях скорейшего обогащения и создавали разветвленные, криминальные по сути сообщества.

(Можно вспомнить одну из немногих вышедших на свет историй, как полковник КГБ насылал бандитов на Ленрыбпром и в конечном итоге захватил его. Или Андрей "Маленький", бывший комсомольский вожак, ставший лидером одной из самых жестоких бандитских группировок в Питере).

Бывшие партийные боссы ворочали партийными капиталами и имуществом, спрятанным во время перестройки, генералы продавали на сторону военное имущество и строили себе виллы в Подмосковье и всем им нужны были подручные, посредники, "быки", наемные убийцы и телохранители. Оказалось, что недостатка в них нет. Два потока заполнили эту нишу люди "зоны" и ветераны "горячих точек".

Годы сталинского террора, годы подчинения органов суда, следствия и прокуратуры сначала обкомовским начальникам, а сейчас главам исполнительной власти начисто отбили у населения веру в правосудие. К тому же продажность и жестокость милиции создали у людей ощущение полной беззащитности; дошло до того, что, по данным некоторых опросов ,люди больше боятся милиции, чем бандитов!

В этом запуганном и не умеющем самостоятельно защитить себя обществе, перемешанном с наглыми и всесильными "хозяевами жизни" в лице партноменклатуры и работников спецслужб (можно вспомнить дела Рахимова, Мжаванадзе), начались реформы, имеющие целью построить демократическую страну с частной собственностью и рыночной экономикой.

Приватизация как способ
первоначального
накопления капитала

Набор новых правил экономики застал многих врасплох; но хорошо информированные "боссы" поняли, что пришел их час. Вся эта армада бросилась скупать ваучеры, создавать финансовые пирамиды, брать беспроцентные ссуды в государственных банках, гнать за рубеж металлы, нефть, лес, алмазы, пользуясь колоссальной разницей в ценах на внутреннем и внешних рынках. Полученная гигантская прибыль оседала на их валютных счетах в иностранных банках.

"Известны многочисленные случаи занижения балансовой стоимости приватизируемых объектов, сговора о неправомерном разделе имущества, снижения цены предприятий, умышленного нарушения порядка проведения конкурсов и аукционов, необоснованной и убыточной передачи государственного имущества в управление частным лицам, продажи в собственность или передачи в аренду с правом последующего выкупа объектов, приватизация которых запрещена законом", пишет Галина Лапина в статье "Кто громче всех кричит "держите вора"?" ("Посев", 2000, N5).

"По данным правоохранительных органов, до 70 процентов выставляемой на аукционные торги недвижимости попадает в руки заранее намеченных лиц" ("Известия", 1994, 20 июля, статья аналитического центра "Кому принадлежит власть в России?").

Мощное сопротивление "красных директоров" и не успевшей разжиться части партноменклатуры не позволило довести приватизацию до логического конца создания класса эффективных и ответственных собственников, которые богатели бы и разорялись вместе со своими предприятиями. Получился абсурд директора стали получать громадную зарплату вне зависимости от того, как идут дела, при этом мошенничать с продажей продукции, а то и вообще доводить собственные предприятия до банкротства ради скупки акций по бросовой цене какой-нибудь подставной фирмой.

Зловещая роль
инфляции

Для массового разгула преступности и провала в экономике как нельзя кстати оказался высокий уровень инфляции. В период высокой инфляции становится очень выгодно:

1) брать в долг на длительный срок, получать ссуды, кредиты;

2) задерживать до последнего момента оплату товаров и услуг;

3) "прокручивать" чужие деньги в банках, получая прибыль буквально "из воздуха";

4) спекулировать "твердой" валютой, фактически вытесняя из обращения национальную и поддерживая тем самым чужую, а не свою экономику.

При слабости официального арбитража, который мог рассматривать дела годами (а за это время деньги превращались в пыль), в обществе возникла потребность в "параллельном" эффективном арбитраже. Тут и появились мощные бандитские группировки, "выбивающие" возврат долгов, обеспечивающие своевременную оплату отпущенных товаров или выполнение условий контракта.

С другой стороны, громадные прибыли, получаемые во время инфляции от спекуляции валютой, от сомнительных сделок, привлекали внимание бандитских структур, которые насылали своих "быков" грабить предпринимателей. Появилась необходимость иметь "крышу" защищающую твой бизнес охранную структуру. "Крыши" вербовались из эфэсбешников, ментов, "афганцев", бандитов, чеченцев и т.п., которые за определенную часть прибыли страховали бизнес от "наездов". Однако часто случалось, что они сами отнимали у подзащитных все имущество.

Как сказал когда-то Гайдар, страна заплатила за экономическое образование Черномырдина тремя годами инфляции. Она заплатила большим небывалым размахом преступности.

Коррупция как
национальный вид спорта

Система государственного регулирования и участвующие в ней люди всеми силами сопротивлялись либерализации экономики; от них по традиции зависело очень многое доступ к экспортной трубе, разрешение на вывоз сырья, металлов, заключение контрактов на поставку вооружений, лицензирование, аккредитация, льготы, всевозможные согласования...

Если учесть, что зарплата чиновников была не слишком высокой, то, к сожалению, легко понять психологию человека, сидящего у "раздаточного окошка": "Я тебе даю разрешение на вывоз, скажем, цветных металлов, ты получишь колоссальную прибыль и поделишься ею со мной". По данным международной организации "Transparency International", Россия вошла в двадцатку самых коррумпированных стран мира. ("Коммерсант", 1999, 28 окт.).

Отсутствие ясного и стабильного законодательства, особенно таможенного, непомерные пошлины и налоги давали возможность наживаться чиновникам и в то же время криминализировали экспортно- импортные, да и любые другие деловые операции. Можно вспомнить и ввоз импортных машин чернобыльскими "ликвидаторами", и Национальный фонд спорта с его торговлей алкоголем и табаком, и деятельность "Союза ветеранов Афганистана"...

С другой стороны, быстро возник "государственный рэкет", и многие предприниматели считают, что он еще пострашнее бандитских наездов. Вымогались взятки за все: согласование оборудования помещения для бизнеса с СЭС, с пожарной инспекцией; за разрешение на аренду; за ускорение регистрации; за "закрывание глаз" на налоговые нарушения, часто надуманные...

Когда Санкт-Петербургский технический университет хотел реконструировать бывшую дачу Бенуа, то ему понадобилось получить на проекте более двухсот согласующих подписей. Это стоило слишком дорого, и проект в конечном итоге не был реализован.

Бюджетные деньги, предназначаемые на закупку продукции для нужд городского хозяйства, как правило, использовались "с откатом" за получение выгодного контракта поставщик был вынужден отдавать от 3 до 10% стоимости заказа. И даже введение указом президента обязательных тендеров на закупку продукции стоимостью выше 1000 минимальных зарплат не спасло ситуацию подстраивались липовые конкурсы с заранее известными результатами. Петербургский предприниматель Дмитрий Варварин, ставший позднее жертвой заказного убийства, говорил мне в частном разговоре, что его фирмы неоднократно пытались принимать участие в городских конкурсах, но безрезультатно: "все было схвачено".

Уголовные дела по фактам коррупции редко возбуждались, еще реже доводились до суда, а в судах часто "разваливались". С одной стороны, пускались в ход деньги для подкупа следователей и судей; с другой использовались связи криминальных структур в высших эшелонах власти.

Куда стоило бы
двигаться?

Криминальную заразу легко подхватить, но от нее трудно избавиться. Около 50 лет длилась борьба с организованной преступностью в США, и в итоге организованная преступность оказалась загнанной в сравнительно узкие рамки наркобизнеса и проституции. В России же отравлена криминалом почти вся банковская сфера, добывающая, производящая отрасли. Есть ли надежды выбраться в следующем веке из этой ловушки?

Определенные надежды я связываю все-таки с тем фактором, что основная масса населения, особенно высокообразованного, инстинктивно сторонится криминальных отношений. То, что было описано выше, не имеет универсального, всеобъемлющего характера, а лишь достаточно типично.

Мне представляется крайне важным изменение психологии людей по отношению к нечистоплотности, взяточничеству, преступности, "грязным деньгам". В этом главная роль принадлежит интеллигенции и средствам массовой информации.

Репутация политических деятелей должна быть безупречной, и если съезд возглавляемого тем или иным деятелем политического движения проводится на бандитские деньги и этот факт установлен, то он должен немедленно уйти в отставку.

Далее: говорят, что "крестные отцы" отечественной мафии, криминальные главари по мере врастания в бизнес предпочитают переходить к цивилизованной модели отношений, без заказных убийств и использования бандитов. Мне в это верится с трудом: уж скорее дети этих акул эпохи первоначального накопления бизнеса, окончив гарварды и кембриджи, станут более цивилизованными бизнесменами... Что касается рядовых бойцов, понятно, что бандитская доля сладка только временно. По статистике, лишь банкиров убивают чаще, чем бандитов.

Следовательно, легализация занятий охранным бизнесом, достаточно хорошо оплачиваемая частным предпринимательством, при условии "прозрачности" и подконтрольности может дать достаточно много "честных" рабочих мест для бывших солдат. В то же время ужесточение ответственности за вымогательство и бандитизм, подкрепленное твердым судейством, должно поставить указанный контингент перед четким выбором своей социальной роли.

К сожалению, реформа пенитенциарной системы отнимет еще очень много времени и средств. Основные черты ее, конечно, хорошо просматриваются уменьшение числа случаев выбора меры пресечения в виде заключения под стражу неопасных подозреваемых; ускорение процесса рассмотрения мелких преступлений с использованием института мировых судей; связанная с этим разгрузка тюрем; нормализация процесса содержания заключенных в трудовых лагерях с предоставлением возможности учиться по специальностям, в которых есть потребность на рынке труда; забота о социализации освободившихся из мест заключения.

Это очень трудная задача, но, не решив ее, мы все время будем получать пополнение преступных рядов.

Мировой опыт показал, что отцов организованной преступности достаточно трудно "схватить на месте преступления", ибо сами они не берутся за рукоятку пистолета. Неуплата налогов вот самое уязвимое звено. Ведь что толку в деньгах, если на них нельзя ничего купить; а чтобы купить, надо, во-первых, их "отмыть", то есть легализовать, а, во-вторых, заплатить налоги.

Далее, даже если они пойманы на чем-либо, судить главарей организованной преступности достаточно сложно, учитывая их вес, связи и влияние. Может, стоило бы учесть опыт Перу, где во время борьбы с терроризмом проведение судов по делам повышенной общественной опасности было поручено военным судьям; проводились они на территории воинских частей, судьи были в капюшонах, закрывающих лица, и свидетели были защищены надлежащим образом.

Конечно, социальные гарантии для чиновников должны быть такими, чтобы власть могла конкурировать с бизнесом за "светлые" головы. Я имею в виду не столько зарплату, ибо никогда ее не сделать выше, чем в бизнесе, но скорее пенсии и социальный статус. Чтобы чиновник мог сделать выбор или рискованная хорошо оплачиваемая работа в предпринимательстве, или более скромная, но престижная и дающая гарантии на будущее работа на правительство.

Далее, что очень важно, "начальство" начиная с президента должно быть безупречно само и требовать того же от подчиненных. В противном случае, чтобы не потерять свою репутацию, необходимо безжалостно расставаться с "согрешившими". К сожалению, Ельцин ценил личную преданность выше моральной чистоты. Эта ошибка дорого стоила России. Посмотрим, как поведет себя Путин...

Понятно, что законодательная база требует постоянного совершенствования; не может быть индивидуальных налоговых льгот или таможенных послаблений; льготы должны применяться только как инструмент поощрения направлений развития (науки, культуры, высоких технологий, модернизации устаревших производств, привлечения инвестиций), но не как способ дать заработать кому-то на "хорошие" цели, даже и Православной Церкви!

Должно быть резко ограничено право государства вмешиваться в бизнес, которое осуществляется сейчас многочисленными способами путем лицензирования всего и вся, выдачи отдельных разрешений, предоставления различных преференций... Российское общество должно научиться ограничивать коррупцию, используя международный опыт (я имею в виду, например, "Transparency International", см. материалы конференции "Россия и мировой опыт противодействия коррупции", вып.1, Москва, 23-24 июня 1999) и развивая свое участие в контроле над тратой денег налогоплательщиков.

В этом смысле развитие принципов гражданского общества, с его активностью в деле защиты прав человека, в требовании ясности и гласности действий власти, требовании соблюдать законодательство и отстаивать "власть закона" наверное, одна из наиболее важных задач для всех нас. Может быть, от ее выполнения и зависит, какими мы войдем в ХХI век.

И еще от цен на нефть.

ЛЕОНИД РОМАНКОВ


Санкт-Петербург


©   "Русская мысль", Париж,
N 4342, 23 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...