РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

"Зеленый" референдум

Интервью с Алексеем Яблоковым,
бывшим советником президента,
одним из инициаторов референдума против упразднения
государственных природоохранных органов

В России произошло важное событие, которое, увы, не было в полной мере оценено российскими СМИ: в поддержку референдума, впервые организованного не властями, а частными лицами, удалось собрать два с половиной миллиона подписей. Эта гражданская акция стала ответом на указ президента Путина от 17 мая 2000 г., упразднивший Государственный комитет по охране окружающей среды (Госкомэкология) и Федеральную службу лесного хозяйства (Рослесхоз). Одним махом президент "упразднил" экологический контроль в стране. Инициаторы референдума вынесли на обсуждение три вопроса:

Вы за запрет ввоза из других государств на территорию России радиоактивных материалов на хранение, захоронение или переработку?

Вы за то, чтобы в России был федеральный государственный орган по охране окружающей среды, отдельный как от органов по использованию, так и от органов по управлению природными ресурсами?

Вы за то, чтобы в России была юридически самостоятельная государственная лесная служба?

Известный российский эколог, президент Центра экологической политики России, член-корреспондент АН РФ Алексей Яблоков, ответил на вопросы "РМ".

В поддержку референдума собрано около 2,5 миллионов подписей. Что будет дальше?

Мы собрали на полмиллиона больше подписей, чем требуется, чтобы объявить референдум. Известно, что дано негласное указание по возможности не допустить проведение референдума. Если властям удастся объявить недействительными более полумиллиона подписей, то референдум окажется невозможным. Пока положение не безнадежное.

Какие опасности подстерегают проведение референдума?

Первая проверка подписей. Вторая отстаивание формулировок вопросов в Конституционном суде. Третья явка. По закону о референдуме требуется, чтобы в нем приняли участие более 50% избирателей. Это очень высокий барьер. Но даже если люди придут на референдум, есть опасность, что сработает "административный ресурс", который, как мы знаем, успешно использовался для фальсификации парламентских и президентских выборов.

Чем вы объясняете, столь активный сбор подписей? Почему идею референдума поддержали некоторые губернаторы, видные политики и религиозные деятели?

Мы затронули больное место. Мы чувствовали, что "зеленое" движение должно снова приобрести тот вес, которое оно потеряло в переходный период, когда из-за политической нестабильности и неустроенности жизни экологические проблемы были отодвинуты с переднего края.

После указа Путина, ликвидировавшего Госкомэкологию и Рослесхоз, мы были в отчаянии. В свое время экологи считали своим большим достижением создание госкомитета по экологии в Советском Союзе, потом образование министерства по охране природы. В 1996 г. мы с горечью приняли преобразование этого министерства в госкомитет. Уже тогда был первый звоночек. Указ президента Путина это квинтэссенция деэкологизации государственного управления, которая начала интенсивно происходить с 1995 года.

Что делать? Мы обратились к депутатам. Несколько десятков депутатов Государственной Думы направили президенту обращение с просьбой восстановить упраздненные комитеты. К думцам присоединился Совет Федерации, потом с открытым письмом к президенту обратился Патриарх. В Академии наук, где Путин выступал, ему вручили петицию, подписанную видными академиками. "Отмените Ваше решение", писали они. Молчание.

13 июня инициативная группа объявила о сборе подписей для проведения референдума, а 14-го мы собрали чрезвычайную всероссийскую конференцию по охране природы.

Как общественное мнение отнеслось к инициативе проведения референдума?

Нам удалось получить мощную поддержку населения, но средства массовой информации промолчали. У нас есть серьезные основания считать, что это не случайно: были даны специальные указания не освещать эту тему в СМИ. А материал-то горячий. В ходе сбора подписей разворачивались замечательные дискуссии, можно было встретить интересных людей, для журналистов было множество интересных тем: и гражданское общество, и личная ответственность, и забота о будущем. Вот вам "национальная идея"!

Какие силы, по вашему мнению, были заинтересованы в уничтожении Госкомэкологии?

Если бы Путин имел хоть какие-то симпатии к экологическим проблемам, он бы этого не допустил, какие бы силы на него не давили. Однако он сам антиэкологически настроен. Еще в свою бытность председателем ФСБ, он заявил, что экологи потенциальные шпионы, в экологические организации "крыша" для шпионов.

Конечно, кто-то был очень заинтересован в таком решении президента. Все, что я говорю, всего лишь предположения: заинтересована лесная, рыбная, нефтегазовая промышленность.

Мы нещадно критиковали Госкомэкологию за ее беспринципность, продажность, недальновидность, за ее слабость. Но все-таки тысячи государственных экологических экспертиз в год проводились, и каждое предприятие, которое собиралось что-то делать с природными ресурсами, должно было получить положительное заключение Госкомэкологии. И были случаи, когда даже очень высокие решения, принятые без государственной экологической экспертизы, отменялись.

Последний случай, о котором наверняка известно Путину, непосредственно касался его деятельности как премьер-министра. Он принял решение, разрешающее бурить на шельфе Сахалина без государственной экологической экспертизы. Общественные организации подали иск в Верховный суд, протестуя против действий правительства, и выиграли. Путин, став и.о. президента, был вынужден отменить решение Путина председателя правительства. Это случилось 4 января этого года.

Вторая группа людей, которая, вероятно, могла быть заинтересована в упразднении природоохранных ведомств, это генерал-губернаторы. Я не удивлюсь, если при генерал-губернаторах будут создаваться какие-то структуры, связанные с управлением лесным хозяйством и экологией. Экологическая экспертиза это огромный рычаг, лес это колоссальные деньги.

Кто сейчас, в новой ситуации, проводит государственную экологическую экспертизу?

Оправдываются самые худшие ожидания. Функции упраздненных ведомств были переданы в министерство природных ресурсов. Мы с самого начала говорили, что будет конфликт интересов, потому что министерство создано, чтобы организовать эксплуатацию природных ресурсов, а упраздненные ведомства занимались охраной природы.

Один из вопросов экологов связан с деятельностью Минатома. Как это министерство относится к идее референдума?

Сейчас Минатом, который полгода молчал по поводу формулировки первого вопроса референдума (о запрещении импорта радиоактивных материалов для хранения и переработки), всполошился и начал атаку. Его представители утверждают, что мы выступаем против ввоза любых радиоактивных материалов, в том числе, например, изотопов для медицинских целей. Это ложь мы выступаем против ввоза радиоактивных материалов для хранения и переработки, а вовсе не против ввоза медицинских изотопов.

Каким должен быть природоохранный орган?

Моя давнишняя идея воссоздать надзорные органы в администрации президента. У нас есть Госатомнадзор. Надо воссоздать самостоятельный Санэпиднадзор (фактически комитет по экологии человека), который сейчас существует на правах департамента в Минздраве. Тут же, кстати, был бы и Госэкологнадзор. Когда я был советником президента, три надзора были весьма самостоятельными: их положения утверждал президент. Эта модель вполне подходит для сильного президента, который хотел бы держать под контролем правительство.

Другой вариант природоохранного органа более подходит для активного просвещенного правительства. В правительстве могло бы быть министерство экологии, руководитель которого одновременно должен занимать пост вице-премьера. Тогда под него подтянутся все госкомитеты, связанные с природными ресурсами (минеральными, лесом, водой, землей, охотничьими и рыбными, гидрометеорология, возможно, картография и Север). Тогда возник бы мощный природоресурсный блок в правительстве.

Беседовала
ЗОЯ СВЕТОВА


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4342, 23 ноября 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...